РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ... » История » Геноцид Терского казачества в первые годы советской власти


Геноцид Терского казачества в первые годы советской власти

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Отрывок из книги Н. Гродненского "Неоконченная война: История вооруженного конфликта в Чечне".

Новый толчок к появлению чеченского бандитизма был дан с помощью захвативших в 1917 году власть в Российской империи разрушителей страны. На территории Закавказья и Дагестана была создана республика Союза горцев Кавказа (Терская республика). Программой ее правительства выдвигались требования: отделение горцев от России и образование «независимого государства из Дагестана, Терской области, Ставрополя и Кубани».

Среди сплошь неграмотных (к 1920 г. уровень образованности чеченцев составлял 0,8 %, письменность на родном языке они обрели лишь к 1925 г. с помощью русских) чеченцев начали распространяться слухи об убийствах русскими солдатами их соплеменников. В результате начались нападения и грабежи на эшелоны Владикавказской железной дороги и на грозненские прииски, на которых работали только русские рабочие. (В то время прииски Грозного обеспечивали треть всей нефтедобычи страны.)

Сразу же после Февральской революции 1917 года Грозный снова стал крепостью для своих жителей (тогда в подавляющем большинстве русских). В период двоевластия из Грозного были выведены все боеспособные воинские части, разрушены трубопроводы, остановлена нефтедобыча. Город был осажден чеченскими бандами, сопротивление которым оказывали только русские рабочие и казаки. Защищаясь от пытавшихся овладеть им чеченцев, они вынуждены были окопаться и обнести город проволочными ограждениями, по которым пропускали электрический ток. Тогда предводитель восставших шейх Арсанов приказал поджечь нефтяные факелы вокруг города. (Этой картине начала века суждено было повториться в его конце, когда входящие в город российские части увидели восходящие к небу столбы из пламени и копоти.) Большинство нефтепромыслов горело затем весь 1918 год и первые четыре месяца 1919 года.

В октябре-ноябре 1918 года Турция ввела свои войска на территорию Советского Закавказья и Дагестана. Председатель самозваного Горского правительства сразу же объявил своим приказом о необходимости помогать «братьям мусульманам» из Турции. Попытки расчленения России предпринимал и Иран. Его представители требовали у России Азербайджан, Армению, Нагорный Карабах, Южный Дагестан, Ашхабад, Красноводск, Мерв и Хиву.

На первом этапе, после крушения империи, интересы большевистских сторонников «социальной справедливости» и кавказских сепаратистов полностью совпали. И тем и другим нужна была власть. Главный удар был нанесен ими по терскому казачеству. Станичников нельзя было «социализировать», их можно было только уничтожить или силой заставить покинуть родную землю. Что и было осуществлено. Как отмечал генерал А.И. Деникин,
«еще в конце декабря [1917] чеченцы с фанатическим воодушевлением крупными силами обрушились на соседей. Грабили, разоряли и жгли дотла богатые, цветущие селения, экономии и хутора Хасав-Юртовского округа, казачьи станицы, железнодорожные станции: жгли и грабили город Грозный и нефтяные промыслы. В союзе с чеченцами ингуши приступили к вытеснению казачьих станиц [большинство мужского населения которых находилось на фронте] Сунженской линии, для чего еще в ноябре в первую очередь подожгли со всех сторон и разрушили станицу Фельдмаршальскую».

Подобные действия встречали горячее одобрение большевиков. По заявлению члена Кавказского краевого комитета РКП (б) С. Кавтарадзе, на Северном Кавказе «национальная борьба почти совпадает с классовой». Правильной политику Советской власти следует признать только в том случае,
«если она опирается, а если и не опирается, то должна опираться на ингушей и чеченцев».

Казаков эти национал-марксисты именовали не иначе как «народ-помещик». Это определение было пущено в оборот чеченским шовинистом Асламбеком Шериповым и очень полюбилось кавказским коммунистам. («Вождем» местных большевиков являлся Самуил Буачидзе, начавший свою революционную деятельность еще в 1905 году ограблением Квирильского казначейства.) Насаждая и поддерживая материально горские национальные советы, большевики начали тщательно вытравлять остатки казачьего самоуправления: Совдепами снаряжались целые экспедиции для поголовного разрушения 24 станиц. За разоружением следовало полное истощение реквизициями и грабежом, насилиями и убийствами.

На пути большевиков стоял терский атаман Михаил Караулов, которого необходимо было убрать любой ценой, чтобы натравить горцев на казаков, а затем взять власть в свои руки. В декабре 1917 года Караулов приветствовал в Пятигорском отделе 1-й Волгский казачий полк, прибывший с фронта. Его сопровождали брат Владимир, хорунжий Белоусов и депутат Круга Султанов. 26 декабря вагон атамана задержался на станции Прохладная, ожидая поезда в сторону Владикавказа. Его окружила толпа вооруженных солдат. Подстрекаемые большевистскими агентами, они стали требовать объяснений по поводу непрекращающихся нападений ингушей и чеченцев на русские села. Вскоре угрозы переросли в открытое столкновение. Возбужденные солдаты оттащили вагон от станции на расстояние 500–600 метров и расстреляли его из винтовок. Помощь из станицы пришла слишком поздно. Атаман Караулов и его спутники погибли. Убийцы содрали с них одежду и надругались над трупами.

http://tularus.org/images/history/02_07_12_karaulov.jpg

Атаман Михаил Караулов

В мае 1918 года Совнарком так называемой «Терской Советской республики» принял решение о выселении казаков из станиц Сунженской линии и о передаче «освободившихся» земель ингушам. А в августе большевики организовали нашествие ингушских боевиков на станицы Аки-Юртовскую, Сунженскую, Тарскую и Тарские хутора. При выселении у казаков отобрали имущества на сумму 120 миллионов Золотых рублей. Главным вдохновителем и инициатором этой акции были Серго Орджоникидзе и нарком внутренних дел красного правительства во Владикавказе Яков Фигатнер. После передачи части казачьих земель ингушам, Терский Совнарком (во главе с Ф. Булле) по предложению С. Орджоникидзе обратился с подстрекательским обращением к осетинам:
«Целый ряд казачьих станиц вклинивается в Осетию. И если казаки не согласны добровольно и по постановлению Пятигорского съезда уступить вам принадлежащие по праву революции земли, то с оружием в руках, подобно братьям-ингушам, предложите станицам, осевшим на нашей родной земле, разоружиться и выселиться».

Этим планам не суждено было свершиться в отведенные северокавказскими большевиками сроки. Вскоре после убийства атамана Караулова казаки взялись за оружие. Целый год они сражались с врагами, находясь в полном окружении. Им удалось выстоять, продержаться до прихода в начале 1919 года помощи с Кубани — корпуса генерала Ляхова. Все это время существовал Терский Войсковой Круг с председателем П.Д. Губаревым, а непосредственной защитой станиц, отбивавших нападение со всех сторон и осуществлявших опустошительные рейды на территорию противника, руководил атаман Г.А. Вдовенко. В начале 1919 года терские казаки включились в общеказачий фронт борьбы с большевиками и сообща прошли тяжелый путь побед и поражений. Те, кто оказался в эмиграции, устроили свою жизнь на чужбине; остальные испытали на себе все прелести жизни в Советской России.

http://tularus.org/images/history/02_07_12_vdovenko.jpg

Атаман Герасим Вдовенко

После окончания гражданской войны Терское казачье войско подверглось разгрому: казаков разоружили и частично выселили, а их земли передали чеченцам и ингушам. Несмотря на то, что ингуши выступили за большевиков, чеченцы воевали на обеих сторонах, а часть казаков была за красных. Подлинная причина заключалась во взглядах большинства тогдашних лидеров РКП (б). Для них все было однозначно: Россия — «тюрьма народов», чеченцы и ингуши — «угнетенные нации», а казаки-«слуги самодержавия». Следовательно, русские должны
«искусственно себя поставить в положение более низкое по сравнению с другими; только этой ценой мы можем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций» (из выступления Бухарина на XII съезде РКП(б) весной 1923 года).

В 1920 году на Тереке вновь объявился Орджоникидзе. В директивном разговоре, состоявшемся по прямому проводу с председателем Терского областного ревкома В. Квиркелия, он прямо указал:
«Политбюро ЦК одобрило постановление Кавбюро о наделении горцев землей, не останавливаясь перед выселением станиц».

Горская республика (карта)
http://tularus.org/images/history/02_07_12_gorsk_resp.jpg
На карте тёмно-зелёным и светло-зелёным цветом обозначены границы Горской республики, какими большевики наметили их первоначально

Первыми весною 1920 года опять были насильно вывезены три многострадальные казачьи станицы: Аки-Юртовская, Тарская и Сунженская. Эти земли оккупировали ингуши. Сопротивление казаков жестоко подавлялось

Насилие было санкционировано лично Орджоникидзе:
«Если поднимется против Советской власти хотя бы один казак в одной станице, вся станица будет в ответе: вплоть до расстрела, до уничтожения».

Документы подобного рода являются свидетельствами геноцида. От них не открестишься. Эти строчки на документе сочатся кровью и слезами людей:
«Член РВС Кавфронта тов. Орджоникидзе приказал: первое — станицу Калиновскую сжечь; второе — станицы Ермоловская, Закан-Юртовская, Самашкинская, Михайловская — отдать: всегда бывшими подданными Советской власти нагорным чеченцам. Для чего все мужское население вышеозначенных станиц от 18 до 50 лет погрузить в эшелоны и под конвоем отправить на Север для тяжких принудительных работ. Стариков, женщин и детей выселить из станиц, разрешив им переселиться в хутора и станицы на Север. Командвойск Надтеречной линии продкому Скудре назначить комиссию под председательством комштаба группы войск тов. Гегечкори в составе двух членов, по своему усмотрению, которой: все население выселить».

Непосредственно руководство этой карательной экспедицией осуществлял комиссар Кимен. По сообщению командующего Трудовой армией Иосифа Косиора, «выселению подлежало 9000 семей, значительная часть казаков была направлена на принудительные работы в шахты Донецкого бассейна». В начале 1921 года чеченские и ингушские лидеры требовали поголовного выселения русских с территории Горской республики. Как сообщал в начале ноября 1920 года председатель комиссии по выселению казаков Перельман:
«Чеченцами аула Кеньюрт было забрано около 300 голов скота, и также бросились и грабили чеченцы других аулов. 31/Х и 1/XI я был в ауле и под страхом расстрела запретил грабить скот и вернуть взятое, но в последнем мне отказано и я распорядился расставить караулы у переправы через Терек» (РГВА. Ф.320. Оп.1. Д. 18. Л.40).

Впрочем, никакой благодарности к своим благодетелям-большевикам обитатели Чечни не испытывали. Если прежняя власть, державшая Кавказ твердой рукой, вызывала у горцев уважение, то поступки новой воспринимались как свидетельство ее слабости, не заслуживающей ничего, кроме презрения. В самом деле, как смешно и жалко в глазах чеченцев из Кеньюрта выглядел этот Перельман, грозящий им расстрелом, но не имеющий ни желания, ни реальной силы привести свои угрозы в исполнение. Неудивительно, что еще 15 августа 1920 года военный комиссар Чечни с сожалением констатировал:
«Проблесков классового самосознания среди чеченского народа не наблюдается» (РГВА. Ф.28108. Оп.1. Д.65. Л.11).

А в относящемся к началу 1921 года донесении командира и комиссара 2-го конного полка, действовавшего в районе Шали — Шатой — Ведено, отмечалось:
«…но надо считать противником и окружающие аулы, так как они для нас постольку нам приятели, поскольку мы имеем вооруженной силы для дачи им отпора. Доверия им быть не может…» (РГВА. Ф.28108. Оп.1. Д.177. Л.126–127).

Флаг горской республики. Рьяно уничтожавшие русскую христианскую символику коммунисты ничуть не противились использованию мусульманской

http://tularus.org/images/history/02_07_12_gorsk_flag.jpg
Геноцид казачества санкционировал лично глава советского правительства В.И. Ульянов-Ленин. В собственноручно написанном им проекте постановления Политбюро ЦК РКП (б), которое было принято 14 октября 1920 года, говорится:
«По вопросу аграрному признать необходимым возвращение горцам Северного Кавказа земель, отнятых у них великорусами, за счет кулацкой части казачьего населения и поручить СНК немедленно подготовить соответствующее постановление».

Не стоит заблуждаться по поводу «кулацкой верхушки». В переводе на нормальный язык этот пассаж означает, что репрессиям подлежат все казаки. Непонятно, правда, два момента: во-первых, почему горцам «возвращают» земли? Во-вторых, причем здесь великорусы? По ленинской логике получается, что злобные великорусы завоевали земли и, чтобы они не достались горцам, заселили их казаками. История же свидетельствует о другом. Предки казаков проживали на Северном Кавказе уже в очень отдаленные времена, и тому есть многочисленные исторические свидетельства, подтвержденные археологами. Вероятно, профессор императорской Академии Генерального штаба В.И. Баскаков имел в своем распоряжении весьма основательные данные, когда утверждал:
«Казаки Кавказа, во всяком случае, должны считать давность поселения не позже других туземцев края, к каким они и должны быть причислены».

«Мы определенно решили выселить 18 станиц с 60-тысячным населением по ту сторону Терека»,

— с радостью объявил Орджоникидзе. И подвел итог этой акции:
«Станицы Сунженская, Тарская, Фельдмаршальская, Романовская, Ермоловская и другие были освобождены от казаков и переданы: горцам — ингушам и чеченцам».

В журнале «Молодая гвардия» (№ 3 за 1993 г.) описан эпизод выселения этих 60 тысяч казаков, в основном женщин, стариков и детей, 17 апреля 1921 г. по решению Кавказского бюро ВКП(б) во главе с Орджоникидзе. Выселение было произведено за одни сутки! При этом 35 тысяч человек были убиты по дороге на железнодорожную станцию. Как происходило «освобождение» терских станиц от казаков, видно из свидетельства казачки, опубликованного в 1990 году в журнале «Дон».
«Нашу станицу разделили на три категории. «Белые» — мужской пол был расстрелян, а женщины и дети рассеяны, где и как могли спасаться. Вторая категория — «красные» — были выселены, но не тронуты. И третья — «коммунисты». Включенным в первую категорию никому ничего не давали, «красным» давали на семью одну подводу, на которую можно было брать все, что желали. А «коммунисты» имели право забрать все движимое имущество. Дворы всей станицы поступили чеченцам и ингушам, которые и задрались за наше добро между собою».

Насилие приняло столь массовые масштабы, что Сталин был вынужден признать, что политику большевиков
«горцы поняли так, что теперь можно терских казаков безнаказанно обижать, можно их грабить, отнимать скот, бесчестить жен».

Впрочем, Сталин также несет персональную ответственность за репрессии против казачества, что видно из следующей секретной телеграммы:
«РВС Терской группы. Копия РВС Кавфронта. Грозный.

«30.10.20. Предписывается Вам произвести в срочном порядке переселение казаков Асиновской станицы за Терек.Член РВС Республики Сталин. Член РВС Кавфронта Орджоникидзе».

На территорию, принадлежавшую ранее казакам, переселилось двадцать тысяч чеченцев, получивших в свое распоряжение 98 тысяч десятин земли. В начале 1920-х годов большевики продолжали усиленно проводить на Северном Кавказе политику «расказачивания». Неоднократные обращения депортированных казаков с просьбой вернуться в районы своего прежнего, исконного проживания оставались без ответа. Учредительный съезд так называемой Горской Советской Республики в апреле 1921 г. принял специальное постановление «О введении шариатского судопроизводства в Горской АССР». Такая судебная система просуществовала до 1927 г. В этой связи нарком национальностей Сталин прямо заявил:
«Давая вам автономию, Россия тем самым возвращает вам те вольности, которые украли у вас кровопийцы цари и угнетатели царские генералы. Это значит, что ваша внутренняя жизнь должна быть построена на основе вашего быта, нравов и обычаев, конечно, в рамках общей Конституции России» (Соч., т. 4, с. 401).

http://newzz.in.ua/main/1148896746-geno … lasti.html

http://yandex.ru/clck/jsredir?from=yandex.ru;yandsearch;web;;&text=&etext=479.79BwzQsBA4OwfyjWqkgI_nb1seAr5DGzva9gZNNZOK1Grqf1M3a-54kj39-qMD8zFlsLH9f8IkPE0a7bwDT_c9ER9EvDO-HDJ5CD5TN_1qk6HwWosQkN16F8fzU0h0panzN6ki8fjf53sh53Gb2DxFZDD8q4cVJV87OesOYGwXbghtzciXbLihgPv3f7Iz5yJe0qBMYOYq29GM8obH7a1zs0Uvjk1auDaK13_rJ3j6l_P5w2DRtQU1YjFfi7j8jv6SSxKhX-_MCKoiRRfNagCQmDZhrE8aAzppsG6EmN9Jyd8EN68B2UPpQs0_Gt8QMee1PNRBtnkdbaB-PZxP0o8ZVjfrf_w5dKHZws3XUAJO2xdara0yFzCiIyGxJknI7ySL39gm_tSRMvJ5YftavjNGO-edHHbSOLGpCOa06VdqUpFWp66qP90445U6MOvIsLdeK9IFYj8VSYv_Ev1-cws5LDu_CaLw9IqT542zxblI6G5AxGgwDEcgpzmSiroLJZp4Uf7xpBxVswL6g4YdcIgiqvFbzb9DdJ3dNV_olggil7EY2ZNSBomC_l5KA_jk4sWpXZr8E07zhSA2vivPNjva4eOdaeXx-BcI8tooppGOw3hRTENTv9EAUvtDcx3DhVAeVIYdbaENHkxC-sloZxZPtU_0-QBfv5cqbz0hrVMNMdnWfM0FMywHES4AL0fltZYuVbFRofEY5rwBNT1YE6WA.3325138877565c50f8c9cf96c76a8e9957aab99d&uuid=&state=AiuY0DBWFJ4ePaEse6rgeKdnI0e4oXuRYo0IEhrXr7w0L24O5Xv8RnUVwmxyeTliroW7FaZdzxmnP0Us_xdgtfV42iDJV6vDAPEtQfbyZmi3g1FgKB6GM3cpvFbYKWpt1wsIsVUJ9-llrZHW3fO2mTwaytAtKLCQGdzix3BZYOSG62zpgFvgcEyMAU5uB5TFGJWsGa4K57OjYO2g_yHL7VdKO7aVRjk-RUokmbj_7s5AUj0HZifrCfe5hK_rnI4uVRlvZp1FCdFGjbH2wNH57K_CiluddPwMeJjnOT8Tn3UwLcVKgiZ8LBNINUxgF9pbIkYjejBCk5oyEoYiJx2F1wmAuqrNuxqXGi19jNP9slKhRa8N028_PNlF2PpYFLaNTTCa_Eel_bc&data=UlNrNmk5WktYejR0eWJFYk1LdmtxaXh4d256M3EyZl9oYzNyb2NMMlBMX2VqRHZMcmVJMXFCNDBCUlBxRHl5WlRvOGFpQ1pwUmk4MHFFOHMzc05PYVhuSGF3dDh5UmxxOGZsaFJjTXFqN1lvWlB2QmVMeGJNUzlkNThNRkZRMHp1VTBRRFR3NkZmenN1VkpvYzZyaHVsczl6S1lyUGM0NGlHdFp5cWxuM2VMRUhrbHpUNzI3UmZyQUo2ZHJ3RmFmZnpEclVBWkJtaTNEYjdub2ZveHMtMlJjUV81YkpOZlNQalNDWUNKQlZJRTFHVzc5SEpvSU5PWFcwLWZJbkRLNzVaNExkNWs0eHBtR3dmbGduYm1vUUdVMDB1a1FyOEM3eEFRdDNiRnlxSnR2eUx5V3l1UFUwdUw4aGxBM2xkbU5jMEVoNldneVg0RVBZbTZDVC1DZ0xoR0YzUWVIVzZyS0xyMkZGcEFSYmU0YVlZOTlUOVNRb2xfb08zOTRIM0hHckFCbHdvZk12UnM&b64e=2&sign=26990d0231422674bb31f30ef5c22116&keyno=0&l10n=ru&cts=1413434844584&mc=4.0679015542111

0

2

27 марта – день трагедии Терского казачества

27 марта 1920 года… Этот день вошёл в русскую история как день великой трагедии Терского казачества. Именно в этот день представители Советской власти на Кавказе, большевики Киров и Орджоникидзе, постановили выселить терские казачьи станицы, находившиеся рядом с городом Грозным, и отдать освободившиеся земли чеченцам и ингушам. И именно в этот день казаков, живших в станицах Аки-Юртовской, Тарской, Сунженской, вместе с членами их семей вооружённые большевики построили в колонны, причём запретив брать с собой какое-либо имущество (исключение было сделано лишь для членов семей казаков-красноармейцев – им было позволено взять кое-какое имущество, которое могло бы поместиться на одной телеге). И вот вооружённые красноармейцы погнали образовавшийся строй выгнанных из дома людей, среди которых было много женщин, детей и стариков, через десятки километров к железнодорожному разъезду Делаково (в настоящее время – город Беслан).

Те, кто делал попытки к бегству, и те, кто не мог идти физически (в силу возраста и болезней), были беспощадно убиты на дороге конвоировавшими унылое шествие лишённых родной земли и собственности людей большевиками. Красноармейцам охотно помогали выстроившиеся вдоль дороги сторонники Красной власти среди местных горцев, которым разрешили убивать безоружных людей, ставшими одной из массовых жертв во имя порочной советской национальной политики. Впоследствии эту дорогу, устланную трупами безвинно убитых русских людей, назовут «дорогой смерти». Неподалёку от конечного пункта этого ужасного путешествия были разом убиты ещё несколько тысяч человек по причине отсутствия железнодорожных вагонов – их тела закопали в огромных ямах, вырытых там же, на месте их мученической смерти. Точное число погибших от рук интернациональных палачей до сих пор не установлено. Некоторые исследователи говорят о 35 – 38 тыс. убитых.

Это чудовищное преступление большевистского режима никогда не будет забыто русскими людьми – данные злодеяния не имеют сроков давности. И сейчас, по прошествии без малого ста лет после трагедии Терского казачества, когда в современной России в определённых кругах делаются попытки оправдать преступления советского режима и возродить его, об этом массовом убийстве нужно вспомнить и не дать забыть народу о тех людях, безвинно погибших во имя чуждых русскому духу лже-идей. И не допустить повторения таких кровавых событий вновь. Вечная память всем погибшим казакам и членам их семей в тот кровавый день – 27 марта 1920 года! Не забудем, не простим!

Алексей - специально для НСИ

Читайте материал на сайте НСИ
http://nsi14.org/lenta/news2238/

Геноцид Терского казачества в первые годы советской власти

https://vk.com/wotanjugend?z=photo-33632563_359576930/wall-39340950_135571

0

3

http://pics.livejournal.com/perovo88/pic/0008gwky/s640x480

0

4

Сейчас уже не секрет ни для кого, что советская власть опираясь на помощь чеченского и ингушского населения провела в 20-х годах массовый геноцид и насильственную депортацию казачьего населения. При этом большевики напрочь откинули не только такие аргументы, как историческое проживание казаков защищающих южные рубежи России, но даже и такие, что именно казачье население сдерживало кровожадных горцев и препятствовало им заниматься традиционным разбоем на российских территориях.

    «После окончания гражданской войны Терское казачье войско подверглось разгрому: казаков разоружили и частично выселили, а их земли передали чеченцам и ингушам. И дело здесь, в принципе, было совсем не в том, кто на чьей стороне воевал. Да, ингуши выступили за большевиков, но чеченцы воевали на обеих сторонах, а часть казаков была за красных. Подлинная причина заключалась в русофобских взглядах большинства тогдашних лидеров РКП(б), унаследованных ими от многих поколений прозападной российской интеллигенции. Для них все было однозначно: Россия - “тюрьма народов”, чеченцы и ингуши - “угнетенные нации”, а казаки - “слуги самодержавия”. Следовательно, русские должны “искусственно себя поставить в положение более низкое по сравнению с другими; только этой ценой мы можем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций” (из выступления Бухарина на XII съезде РКП(б) весной 1923 года).»*1
    К чему это привело уже хорошо известно. Чеченцы, несмотря на присутствие гарнизонов Красной (далее - Советской) армии и формальное наличие Советской власти, вновь принялись за насилие и разбой, которые не прекращались вплоть до 44-го года, до момента их выселения. Лишь с 44-го по 56-й годы население Грозненской области стало дышать спокойно. Однако сейчас мы коснемся другого аспекта, истребления и депортации терских казаков. А именно - полного замалчивания истинных размеров этой трагедии.
    В то время, когда о депортации чеченского и ингушского населения, об их проживании на других территориях известно доподлинно, учтен каждый переселенец, вплоть до того какие ссуды он получал и от каких налогов освобождался, то о событиях трагедии терских казаков практически невозможно найти никаких документальных источников. Ни количество убитых при этом казаков, врослых мужчин и подростков оказавших сопротивление, ни количество членов их семей вывезенных из родных домов, ни даже точных координат мест куда их вывозили. Точно так же невозможно документально узнать сколько высланных со временем вернулось.

    К счастью, некоторые крохи информации все же уцелели. Благодаря тому, что какие-то архивы просматривались невнимательно, в спешке. И уничтожено было не все. Еще часть архивов была вывезена за границу настоящими патриотами, которые, рискуя жизнью и понимая ценность материала, зачастую везли бумаги, отказываясь от личных вещей. И теперь, благодаря этому уцелевшему, мы имеем частичное описание происшедшего. Вот, к примеру то, что касается непосредственно терского казачества:
    “В Терской области сразу после переворота большевики, не добившиеся особых симпатий среди казаков, в попытке захвата власти сделали свою ставку на чеченцев и ингушей. Последних агитаторы величали не иначе как “авангардом горских народов”. И именно ингуши стали опорой Советской власти (не допуская при том появления ее в своих аулах!). Пользуясь сложившейся ситуацией, они грабили всех соседей - грабили дружно, организованно, с большим размахом. Пользовались тем, что подавляющее большинство казаков было на фронтах - в то время как весь Северный Кавказ был наводнен буквально солдатами-дезертирами, ненавидящими казачество и готовыми охотно присоединиться к грабежам и насилию.”
    “Как писал в 1918 г. в газете “Народная власть” (Владикавказ) член Кавказского краевого комитета РКП(б) С. Кавтарадзе: “Здесь национальная борьба почти совпадает с классовой… И правильна политика Советской власти, если она опирается, а если и не опирается, то должна опираться на ингушей и чеченцев”.”
    “Еще в ноябре 1917 г. вместе с чеченцами ингуши приступили к вытеснению казачьих станиц Сунженской линии, для чего, в первую очередь, подожгли со всех сторон и разрушили станицу Фельдмаршальскую. В своих воспоминаниях А.И. Деникин отмечал: “в конце декабря чеченцы с фанатическим воодушевлением крупными силами обрушились на соседей. Грабили, разоряли и жгли дотла богатые, цветущие селения, экономии и хутора Хасав-Юртовского округа, казачьи станицы, железнодорожные станции, жгли и грабили город Грозный и нефтяные промыслы”.”
    “В мае 1918 г. Совнарком т.н. “Терской советской республики”, по инициативе ее наркома внутренних дел Я.И. Фигатнера и Г.К. Орджоникидзе, принял решение о выселении казаков из станиц Сунженской линии и передаче их земли ингушам. А в августе большевики организовали нашествие ингушских банд на станицы Аки-Юртовскую, Сунженскую, Тарскую и Тарские хутора: казаки из них были выселены поголовно (до 10 000). Безоружные, они потянулись на север, гибли и мерзли по дороге, подвергаясь постоянным нападениям горцев.”
    “Согласно документам, у казаков было отобрано имущества на сумму 120 миллионов золотых рублей. Только за несколько дней 1918 г. было истреблено около 12 000 казаков - в основном женщин, детей и стариков, а 70 000 были изгнаны из своих домов. Ряд станиц (большая часть которых находится сегодня в Пригородном районе Северной Осетии - это их “возврата” требуют сегодня ингуши!) превратились в “аулы”.”
    “После поражения белогвардейцев начался настоящий террор - большевики и “ландскнехты революции” (так Троцкий называл ингушей и чеченцев) без разбору, без всякой вины убивали казаков, женщин, детей, издевались над ними, жгли живьем. Жертвами геноцида стали даже семьи тех казаков, что сражались в Красной армии.”
    “В 1920 г. здесь снова объявился член РВС Кавфронта Орджоникидзе. В разговоре по прямому проводу с председателем Терского областного ревкома В. Квиркелия он прямо подчеркнул: “Политбюро ЦК одобрило постановление Кавбюро о наделении горцев землей, не останавливаясь перед выселением станиц…”
    Весной опять были насильно вывезены станицы Аки-Юртовская, Тарская и Сунженская. Сопротивление казаков жестоко подавлялось. Как заявил Орджоникидзе: “Если поднимется против Советской власти хотя бы один казак в одной станице, вся станица будет в ответе… вплоть до расстрела, до уничтожения”. И это были не просто слова - вскоре в одном из приказов Орджоникидзе читаем: “Первое - станицу Калиновскую сжечь; второе - станицы Ермоловская, Закан-Юртовская, Самашкинская, Михайловская - отдать… всегда бывшими преданными Советской власти нагорным чеченцам: для чего все мужское население вышеозначенных станиц от 18 до 50 лет погрузить в эшелоны и под конвоем отправить на Север для тяжких принудительных работ; стариков, женщин и детей выселить из станиц, разрешив им переселиться в хутора и станицы на Север…”
    Разъясняющее этот приказ распоряжение исполнявшего обязанности командующего Кавказской трудовой армией А. Медведева требовало казачьи земли “отдать беднейшему безземельному населению, и в первую очередь всегда бывшим преданным Соввласти нагорным чеченцам”.
    Как сообщал командующий трудовой армией И. Косиор: “выселению подлежало 9000 семей, значительная часть казаков была направлена на принудительные работы”.
    При выселении станиц Калиновской, Ермоловской, Самашкинской, Романовской, Михайловской, Асиновской красные горцы убили 35 000 стариков, женщин и детей (и вселились в опустевшие станицы).”
    “Геноцид терцев санкционировал лично Ленин, написавший проект соответствующего постановления Политбюро ЦК РКП(6) от 14 октября 1920 г. Как с удовлетворением объявил Орджоникидзе: “Мы определенно решили выселить 18 станиц с 60 тысячным населением по ту сторону Терека”; в результате - “станицы Сунженская, Тарская, Фельдмаршальская, Романовская, Ермоловская и другие были освобождены от казаков и переданы горцам ингушам и чеченцам”.”
    ‘На территорию, принадлежавшую ранее казакам, переселилось 20 000 чеченцев, которые получили в свое распоряжение 98 000 десятин земли…”
    “Выселение казачества на том же Тереке продолжалось и дальше - люди бежали от постоянных бандитских набегов горцев: “Со стороны Чечни и Ингушетии… отмечены частые нападения на их станицы и массовые угоны скота. На этой почве две станицы Терской губернии, потеряв весь скот, выселились” (из письма А.И. Микояна в ЦК РКП(б) 25 января 1923 г.). В коллективном письме представителей терского казачества в то время отмечалось, что “жизнь русского населения всех станиц стала невыносима и идет к поголовному разорению и выживанию из пределов Горской республики”. В письме отмечалось также, что “русское население обезоружено и к физическому отпору и самосохранению бессильно. Аулы, наоборот, переполнены оружием, каждый житель, даже подростки лет 12-13 вооружены с ног до головы, имея и револьверы, и винтовки”.
    Активное истребление казаков шло до 1924 г., после чего наступило некоторое затишье…”
    Подробнее можно прочесть в статье “Черные доски” *2, в которой дается краткая сводка о трагедии казачества по России. Там же приводится и другие, не менее страшные цифры:
    “В России до 1917 г. довольно компактно жило более 6 миллионов казаков.”
    И в итоге, после “расказачивания” и геноцида казачества…
    “….к концу 1930 гг. было физически истреблено около 70% казаков. А сколько рассеяно по СССР и за рубежом, лишено памяти, родственных связей?..
    Выжил - кто выжил. Кто сумел приспособиться к людоедской власти. Тяжело вспоминать страшные годы. Больно. В 1920-30-х гг. за хранение дедовской черкески, кинжала, старых фотографий можно было запросто лишиться жизни. Потому мало что сохранилось по станицам. Старики завещали хоронить себя со снимками близких на груди. А выжившие молчали долгие годы. Чудом, едва не в последний миг оказалась пробужденной народная память. Но нужна ли она новым поколениям? Молодые с трудом верят во все это. Потому что… такого не может быть! Такое - просто не укладывается в голове. Но - это было.
    Могут ли быть прощены убийцы, порой живущие еще в спокойствии и достатке? И не они ли сегодня, не желая ни в чем каяться, из чужих куреней призывают нас все “забыть” и “примириться?”"*3

    Странное совпадение цифр в 6 миллионов невольно толкает провести аналогию с Холокостом, о котором наверняка сегодня знает чуть не каждый житель планеты. И уж наверняка все читающие эту статью. Давайте попробуем сравнить. Если даже примем потери еврейского населения на веру (хотя кое-кто прямо утверждает, что эта цифра сильно завышена), то, учитывая количество евреев на всей планете в те годы, можно с уверенностью сказать, что это даже в самом трагическом случае не превысило и половины всей нации. Учитывая крупнейшие еврейские общины мира, такие как в США, Канаде, Великобритании. Даже в Африке, если вспомнить евреев-фалашей, о которых в те годы почему-то никто и не вспоминал. Хотя сейчас Израиль официально признает их полноправными иудеями.
    Значит, если евреи потеряв половину нации добились того, что еврейскую “катастрофу” - Холокост, признал весь мир, то почему же мы не имеем права на признание правды? Уроки Холокоста занимают сейчас чуть ли не большую часть всего содержимого школьных учебников в тех же США и Канаде. Трудно исключить и то, что скоро они займут доминирующее положение и в учебниках российских школьников. По крайней мере, история самой России уже сейчас сокращается в них неимоверными темпами. И не будет ничего удивительного, что кто-то из руководства решит дополнить учебники темой Холокоста евреев, по примеру этих высокоцивилизованных стран. Более того, евреи добились и материальных компенсаций (возможно пожизненных, от некоторых стран). Российское же казачество потеряло более 2/3 (!!!) своей нации, уничтоженной советским, большевистским режимом. И просходило это не где-то на территории далекой Европы, а в собственной стране. Не с каким-то народом, который имеет лишь косвенное отношение (учитывая конфессиональные и этнические различия) к России, а с народом, который плоть от плоти является одной из составляющих нашей Родины. А учитывая то, что он исторически, добровольно нес на себе одну из самых труднейших задач - защиту рубежей страны, он наверняка достоин немного большего внимания к своей судьбе чем то, которое уделяет ему правительство страны. Ну а если говорить откровенно, то совсем не уделяет. Кроме символического разрешения объединяться в этнографические коллективы и все еще существующего запрета даже на соблюдение исторической традиции (не отрицаемую ни одним царем или императором) - право ношения оружия и формирования вооруженных казачьих подразделений.
    Так не пора ли правительству, которое более озабочено признанием вины перед чеченцами, ингушами и другими репрессированными народами, признать геноцид и почти полное истребление казачьего народа? А в учебники истории, вместо чуждого нам Холокоста внести описание Геноцида казаков? И хотя бы этим частично искупить вину за замалчивание на протяжении всех десятилетий советской власти вины перед казаками?

    Отсутствие официальных документов и нынешнее нежелание каких-либо подвижек в этом направлении со стороны нынешнего правительства России - что это? Обычная халатность или умышленное преступление? Учитывая современную политику трогательной “заботы” нынешнего правительства России о чеченцах и ингушах, постоянное расшаркивание перед ними и гигантские финансовые вливания в экономику этих республик, напрашивается вывод, что скорее всего второе. Правительству современной России до печеночных колик не хочется вспоминать ни о терской трагедии начала прошлого века, ни трагедии казачьего и русского населения уже конца ХХ века, ни о том, что даже в этом веке русское и казачье население фактически уничтожено и уничтожается сейчас. “Как веревочке не виться, но конец будет. ” Хотелось бы напомнить правительству эту пословицу. И выразить надежду, что нынешние “герои” правящего аппарата виновные в замалчивании и попустительстве в уничтожении русского и казачьего населения, займут достойное место. Уже на скамье подсудимых. Когда народ призовет их к ответственности.

    Источник: http://yury-c.livejournal.com/914.html

0


Вы здесь » РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ... » История » Геноцид Терского казачества в первые годы советской власти