Русский национализм и расовая солидарность

Сейчас среди русской правой молодежи популярны идеи расовой солидарности, зачастую выливающиеся в т. н. «белый интернационализм». Сторонники этих идей утверждают, что Раса важнее Нации, и что всем белым людям необходимо объединиться в общей борьбе против сионистско-олигархической власти и инорасовых элементов. Надо сказать, что во многом они правы. Действительно, все белые народы, в том числе русский народ, сейчас находятся в схожем положении, они вымирают, деградируют, а сионистско-олигархические власти замещают коренное население белых стран массами цветных мигрантов. Таким образом, идеи солидарности и общей борьбы белых патриотов различных стран вполне естественны, ведь если у нас общие проблемы и общий враг, вполне логично объединить усилия по решению этих проблем и ликвидации общего врага. Вместе с тем я хотел бы указать на ряд заблуждений и ошибок, которые часто уводят соратников с верного пути в какие-то дебри.

Прежде всего, необходимо вспомнить, что идеи «белого национализма» появились в США, где обычный этнический национализм не актуален, и поэтому система координат «свой - чужой», хоть и не сразу, получилась не в форме «англосакс - не англосакс», «немец - не немец», «русский - не русский», как это характерно для европейских стран, а в форме «белый - не белый». Естественно, что это произошло не сразу, скажем, ирландцев в США стали официально признавать белыми только к началу прошлого века, такой вот англосаксонский шовинизм, но к тому времени, когда была отменена расовая сегрегация и белые американцы получили кучу проблем, национальные противоречия отступили на второй план, а затем практически сгладились. Американские правые второй половины 20 века и нашего времени – Дэвид Лэйн, Уильям Пирс, Дэвид Дюк и др. используют в основном понятие «Раса», а не «Нация».

Но это актуально для США – страны мигрантов, созданной мигрантами. В Европе же иная ситуация, как и в России. У европейских этносов, которые, в отличие от белых американцев, живут на своих территориях уже длительное время, накопилось немало противоречий. Некоторые из них уже сгладились, другие разрешимы, но есть и такие противоречия, мирное решение которых не представляется возможным. Если, скажем, в Западной Европе правые силы, в основном, взаимодействуют, то в Восточной Европе все гораздо сложнее. Давайте будем реалистами: можно ли примирить сербов и хорватов, например? Или вытравить устойчивую русофобию у прибалтов и галичан? А может, русскому населению Донбасса вы хотите привить дружественное отношение к галичанам? Не будем забывать традиционную вражду поляков и русских, немцев и поляков и т. д. Националистам этих народов плевать на какую-то там белую солидарность, их главный враг, как они считают, находится рядом. И им нет дела до того, что люди, которых они считают своими главными врагами, расово от них не отличаются. Поэтому, как бы вы не кричали «нет братским войнам» - ничего от этого не изменится. Это такая же фантазия, как «все люди братья». В идеологическом творчестве и политической борьбе следует исходить из окружающих реалий, а не из каких-то несбыточных фантазий. Поэтому, если вы сторонник расовой солидарности, в случае войны с каким-либо другим белым этносом, вы должны помнить, что принадлежите своему этносу. Вообще, для любого человека естественно такое поведение: в конфликте между своим этносом и другим – занимать сторону своего этноса, в конфликте между расами – занимать сторону своей расы, в конфликте, скажем, между людьми и инопланетянами – занять сторону человечества. И только отмороженный интернационалист будет рефлексировать в стиле «ах, все же люди братья» или «ах, все же разумные существа братья».

Некоторые неадекватные сторонники расовой солидарности деградируют до «белого интернационализма», когда они рассматривают свой этнос в качестве расходного материала для мировой белой революции. При этом их не волнует судьба своего этноса, ну сгорит он в пожаре мировой РаХоВы, и хрен с ним, зато эстонцев или шведов спасем. Очевидно, что адепты этих идей, по сути своей, ничем не отличаются от большевиков прошлого века, которые были готовы принести русскую нацию и русское государство в жертву ради «освобождения всех трудящихся». Только если те верили во всеобщий интернационализм и братались с неграми и китайцами, то идеи белых интернационалистов более скромные, всего лишь объединение в масштабах расы. И плевать на то, что объединение в масштабах всей расы в ближайшее время невозможно, ведь «для настоящего коммуниста нет ничего невозможного». Или это уже из другой оперы? А может, и не из другой…

Белые интернационалисты игнорируют реальность, они кричат о братстве русских и прибалтов, русских и западных украинцев. И им плевать на то, что это декларируемое «братство» - одностороннее. Что прибалты и галичане ненавидят русских (не «совков» и «ватников», а именно обыкновенных этнических русских). Что сторонники расовой солидарности среди этих народов отрицают принадлежность русской нации к белой расе, дабы как-то оправдать свою русофобию. А все эти ритуальные завывания про «ватников» - это мишура, цирк для посторонних. Но находятся клинические идиоты русского происхождения, которые продолжают вылизывать задницы русофобам. Они как собаки, которых бьют, а они лижут руки бьющего. Их называют унтерменшами, помесью монголов и финно-угров, а они в ответ русофобам «братушки, да здравствует мировая РаХоВа». Здесь отлично видно духовное родство белых интернационалистов с красными интернационалистами и евразийцами, только если те лижут задницу кавказцам и среднеазиатам и считают их братушками, то первые такое же отношение демонстрируют к мелким шавкам из Прибалтики и Галиции. А по сути, какая разница? И те и другие ненавидят русских и готовы вырезать нас поголовно, только у одних черные рожи, а у других белые. И только поэтому к ним столь разное отношение?

Так мало этого, сторонники «белого интернационализма» очень часто сами проповедуют русофобские идеи. Так, они очень любят делить свою нацию на «правильных» и «неправильных» русских. В «правильные» («истинные», «другие») русские они записывают, конечно же, себя, и небольшую кучку маргинальных фриков, разделяющих их субкультурные идеи. В «неправильных» русских они определяют подавляющее большинство представителей русской нации, называя их «ватниками», «совками» или какими-нибудь другими кличками. То, что по крови, культуре, самосознанию «правильные» и «неправильные» русские не отличаются, «правильных» не интересует. Действительно, проще же считать себя сверхчеловеками, а окружающих быдлом и биомусором, чем вести какую-то реальную борьбу за свой народ. «Правильные» очень любят обсирать свой же народ, всячески унижать и смешивать с грязью, однако не удосуживаются даже в зеркало взглянуть, дабы увидеть настоящего унтерменша. Все эти страдающие мизантропией и пиплхейтом субкультурщики, вместо того, чтобы просвещать свой народ, стараться исправить его недостатки, сделать его лучше, только и могут презрительно оскорблять своих единокровных братьев, поскольку те не разделяют какие-то их субкультурные заморочки. На самом деле это позиция обычного предателя и пораженца, а не националиста или расиалиста. Настоящий националист никогда не позволит ни себе, ни другому делить свою нацию на разные части.

От «белых интернационалистов» часто можно услышать рассуждения типа «в Рашке все плохо», «Рашка скоро развалится», рассуждения о кавказской и среднеазиатской оккупации РФ. Действительно, в России сейчас тяжелое положение, но почему-то они не замечает, что в той же Западной Европе все намного хуже. Деградация белого населения там зашла куда более далеко, цветных тоже больше, взять ту же Францию. Но они предпочитают видеть только российское дерьмо, не замечая, что творится за пределами РФ. Белые интернационалисты очень любят смотреть в рот Западной Европе. Но при этом не замечают очевидного факта, что большинство европейских правых возлагает все свои надежды на Россию. Россия еще способна на возрождение, а вот Западная Европа, вполне возможно, уже нет. По крайней мере, своими силами им не справиться, и самые умные европейцы это понимают. Как писал Леон Дегрель: «Русских я считаю единственным молодым народом Европы, у которого есть шанс к национальному возрождению. От них придет спасение и самой Европы». Но то, что очевидно западноевропейским правым, абсолютно непонятно нашим доморощенным русофобам. В общем, мы видим, что любой интернационализм, как красный, так и белый, в конце концов вырождается в прямую русофобию и предательство.

Что же касается здоровой расовой солидарности, то, на мой взгляд, она имеет следующие черты: прежде всего реализм. Не станет здравомыслящий человек пропагандировать братство с теми, кто настроен враждебно к его нации. Поэтому русский расиалист не станет кричать о братстве с прибалтийскими и галичанскими русофобами. Зачем нам пытаться подружиться с теми, кто готов нам глотку перегрызть? Русский расиалист не будет забывать о том, что он не только белый, но и русский. Русский расиалист не будет рассматривать свою нацию как топливо для РаХоВы, но, зная, что его нация одна из наиболее расово чистых и наименее деградировавших, будет стараться ее сберечь. Россия – это последний оплот белой расы, и пора бы нам это понять. Также русский расиалист будет стремиться взаимодействовать с теми европейскими патриотами, которые настроены прорусски, что не сложно, учитывая, что подобные настроения преобладают у европейских правых, и не будет лизать задницу русофобам. Наконец, русский расиалист не будет стремиться унифицировать все белые нации, включая русскую, в одну общую белую массу, зная, что у каждого белого этноса уникальная культура и своеобразный менталитет, и что это необходимо сберечь. Такие идеи не вступают в противоречие с идеями русского национализма. Поэтому я говорю: да – белому братству, нет – унификации! Да – русским расиалистам, нет – белым интернационалистам! Будущее принадлежит нам!

P. S. А предатели, идиоты и неадекваты пусть гниют в собственном дерьме, ведь историю творить не им…

Источник: http://nicola-volkov.livejournal.com/587.html

Отредактировано nicola_volkov (23.06.2015 16:42:46)