РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Россия или СССР

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Ленин против Сталина
Почему история СССР могла сложиться иначе

Ленин всегда выходил победителем из внутрипартийных столкновений, которых было немало. Он умел убеждать, причем не только при помощи логики. Во время дискуссии вокруг Брестского мира Ильич остался в меньшинстве, что грозило ему политическим проигрышем. Тогда он пообещал выйти из ЦК и напрямую обратиться к массам. Соратники такой перспективы, понятное дело, испугались и вынуждены были поддержать Ленина. Ну, а потом уже сами убедили себя в том, что Владимир Ильич был прав.

1. Последняя победа

Талант (если не сказать, гений) полемиста, помноженный на железную волю, придал Ленину несокрушимый авторитет. Рядовые члены партии даже выработали особую технологию, которая помогала им определиться во внутрипартийных спорах: «Голосуй всегда с Ильичем – не ошибешься!»

Свою последнюю победу, причем над большинством партийных лидеров, Ленин одержал в конце жизни – осенью 1922 года. Тогда он настоял на том, чтобы единое советское государство строилось как союз республик, каждая из которых имела бы право на выход. А ведь почти все ведущие партийно-государственные деятели считали, что национальные республики должны были войти в РСФСР на правах автономий – без права выхода. Именно в этом была суть «плана автономизации», который выработал нарком по делам национальностей И. В. Сталин. Таких же представлений придерживались Ф.Э. Дзержинский, Г.В. Чичерин, Г.К. Орджоникидзе и др.

Даже вождь Коминтерна и горячий поборник мировой революции Г.Е. Зиновьев был за унитарное государство.

Самое интересное, что Ленин на первых порах вовсе не протестовал против автономизации. Уже в начале 1922 года вполне могла бы возникнуть единая социалистическая Россия, включавшая в свой состав Украину, Белоруссию и Закавказье. И тогда у нас была бы совсем иная история, и совсем иное государство.

Но создание единого государства было отложено – по инициативе Сталина. В январе 1922 года нарком иностранных дел Чичерин поставил вопрос – как же быть с представительством национальных республик на международной Генуэзской конференции? Ведущие державы соглашались вести переговоры с РСФСР, но были категорически против участия в них ее сателлитов. Наркоминдел предлагал поступить просто – взять, да и включить республики в РСФСР. Но Сталин посоветовал не торопиться, а подготовиться к процессу объединения как следует – в течение нескольких месяцев. Иосифа Виссарионовича тут даже и упрекнуть-то нельзя - и даже как-то грешно. Уж сколько мы знаем разного рода поспешных реформ, которые только загубили разного рода благие начинания. И, тем не менее, так получилось, что благоприятный момент был упущен. А в течение нескольких месяцев в политическом мировоззрении Ленина произошел очередной крутой перелом. Что же случилось?

2. Федерация: «за» и «против»

Ленин пытался вести себя как стопроцентный прагматик от политики и идеологии. Он считал, что в разные периоды можно использовать совершенно разные формы организации – в том числе и государственной. В вопросах о национально-государственном строительстве он следовал за К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые также относились к государству, как орудию реализации политических идей. В принципе, «классики» были против федерации, предпочитая ей унитарную республику. Яснее всего об этом написал Энгельс в 1891 году: «По-моему, для пролетариата пригодна лишь форма единой и неделимой республики. Федеративная республика является еще и теперь в общем и целом необходимостью на гигантской территории Соединенных Штатов, хотя на востоке их она уже становится помехой. Она была бы шагом вперед в Англии, где на двух островах живет четыре нации... Она давно уже сделалась помехой в маленькой Швейцарии... Для Германии федералистическое ошвейцарение ее было бы огромным шагом назад».

Ленин мыслил также. В 1913 году он писал: «Мы за демократический централизм, безусловно. Мы против федерации. Мы за якобинцев против жирондистов... Мы в принципе против федерации — она ослабляет экономическую связь, она негодный тип для одного государства». А годом позже он высказывался не менее категорично: «Ставить в свою программу защиту федерализма вообще марксисты никак не могут, об этом нечего и говорить».

В то же самое время Маркс, Энгельс и Ленин признавали, что при определенных условиях федерация может быть необходимой. Например – для того, чтобы предотвратить развал крупного государства. Дескать, если не получается решить вопрос посредством унитаризма, то можно прибегнуть и к федерализму – рассматривая его как переходный этап. Образцом подобной диалектики Ленин считал проект «классиков» по созданию федеративного союза Англии и Ирландии.

Более того, накануне Февральской революции 1917 года Ленин выступил с проектом создания «Соединенных Штатов мира», заявив о том, что они «являются той государственной формой объединения и свободы наций, которую мы связываем с социализмом,— пока полная победа коммунизма не приведет к окончательному исчезновению всякого, в том числе и демократического, государства». («О лозунге Соединенных Штатов Европы»)

Это уже был типичный красный глобализм, который никогда не «отпускал» Ленина. Можно даже сказать, что Ленин-глобалист постоянно душил Ленина-государственника.

И единое советское государство Ленин создавал именно как основу этих самых «Социалистических штатов мира».

3. «Независимость» как пропагандистское оружие

При этом Ленин, конечно же, не хотел отделения от России «национальных окраин». Более того, он считал, что именно федерализм поможет сохранить государственное единство, столь необходимое для реализации коммунистического проекта. Отсюда и знаменитое право на отделение, которое Ленин и большевики торжественно обещали «нацменьшинствам». Они понимали его как некую формальность, которая окажет грандиозное пропагандистское воздействие на «окраины». Большевики рассуждали примерно так – пусть кто хочет, тот и отделяется, тем более, что процесс отделения идет уже и без нас – полным ходом. Мы потом все вернем назад, главное – выставить себя защитниками «угнетенных» наций.

Кроме того, большевики считали, что право на отделение станет их мощным пропагандистским оружием в борьбе с британским колониализмом.

Реальной же независимости никто никому давать не хотел. И это великолепно показали события времен гражданской войны.

В данном плане весьма занимательна история советизации Закавказья. Здесь большевики достигли вершин имперского «маккиавеаллизма». Известно, что в республиках Закавказья утвердились антибольшевистские режимы - дашнаков в Армении, муссаватистов в Азербайджане и меньшевиков в Грузии. Ликвидировать их, объединив данные территории с Советской Россией, стало возможным лишь на заключительном этапе гражданской войны.

Летом 1920 года Турция напала на дашнакскую Армению. Большевики не стали противодействовать агрессии и спокойно наблюдали за её развитием. В самый ответственный момент Красная армия просто-напросто блокировала остатки дашнакских войск и триумфально вошла в Ереван.

Осуществив коммунистический переворот в Азербайджане, Кремль немедленно заручился нейтралитетом Грузии, чье руководство трусливо отказалось хоть как-то поддержать Армению против одинаково враждебных ей красных и турок.

Более того, Советская Россия временно признала независимость Грузии. Решив же проблемы с Арменией, красные, вместе с Турцией, осуществили прямое военное вторжение и покончили со смехотворной грузинской «независимостью».

В результате военных и политических побед большевиков сложились все условия для того, чтобы создать централизованную, унитарную Российскую социалистическую республику – с автономиями для «националов». Однако этому воспрепятствовал сам Ленин.

Что же побудило его выступить против унитаризма? Как представляется, на Ленина повлияла сложная ситуация, которая сложилась в так называемом «мировом рабочем движении».

4. Ставка на социал-демократию

Весной 1921 года Ленин решил покончить с «военным коммунизмом», который истощал силы страны и вызвал волну мощных крестьянских восстаний. На X съезде РКП (б) была провозглашена новая экономическая политика (НЭП), давшая существенные послабления крестьянству. В стране вводился государственный капитализм, подразумевающий наличие многоукладной экономики. Таким образом, во внутренней политике стал преобладать государственный прагматизм.

Между прочим, Ленин думал о таком повороте еще в начале 1918 года. В марте 1918 года он даже написал статью «Очередные задачи Советской власти», призванную обосновать новый курс. В ней он призвал приостановить атаку на капитал и вступить в компромисс с буржуазией. Иными словами, наиболее дальновидные лидеры большевизма, в частности, Ленин, предлагали начать НЭП еще весной 1918 года. И если бы не гражданская война, то мы имели бы совершенно иную историю социалистического строительства. Очевидно, что партия большевиков стала бы медленно эволюционировать в социал-демократическом направлении.

Ленин бывал разным и революционные периоды у него сменялись периодами, скажем так, реформаторскими.

Курс на умеренность проявил себя и в политике внешней, которая была тесно связана с «борьбой за коммунизм во всемирном масштабе». В 1918-1920 годах ставка делалась на победу коммунистических партий в Европе. Ожидалось, что новоиспеченные социалистические государства, обладающие передовой промышленностью, помогут Советской России. Однако этого не произошло.

Поэтому Ленин решил пойти на сближение с европейской социал-демократией, которая давно уже стала важнейшей частью западного политического истеблишмента. На III конгрессе Коминтерна (июнь-июль 1921 года) был выдвинут проект создания «единого рабочего фронта», призванного соединить расколотое социалистическое движение. Ленин надеялся, что социал-демократия вступится за Советскую Россию перед мировым сообществом и поможет ей восстановить экономику. При этом он, конечно же, не выпускал из виду политические интересы большевизма: «Цель и смысл тактики единого фронта состоит в том, чтобы втянуть в борьбу против капитала более и более широкую массу рабочих, не останавливаясь перед повторными обращениями с предложением вести совместно такую борьбу даже к вождям II и II1/2 Интернационалов».

Социал-демократы откликнулись на предложение большевиков, и в апреле 1922 года Берлине прошла конференция представителей всех трех Интернационалов. (Помимо II Социалистического и III Коммунистического в то время функционировал еще и т. н. Двухсполовинный Интернационал, объединяющих левых социалистов.) Там обсуждался вопрос о подготовке всемирного рабочего конгресса. Казалось бы, создание единого фронта – есть дело решенное, но в самый последний момент лидеры II и II 1/2 Интернационалов решили проводить рабочий конгресс без коммунистов. Вот это, собственно говоря, и побудило Ленина совершить очередной политический поворот. Он приходит к мысли о том, что советское государство должно строиться в качестве наднационального образования, приемлемого для европейского пролетариата, который якобы пожелает вступить в союз – прообраз мировой коммунистической республики. В Россию европейцы не вступили бы никогда, а вот в конфедерацию социалистических стран – тут еще можно было подумать.

5. «Нет у революции конца»

Судя по всему, в конце своей жизни Ильич задумал революционизировать советское общество – с тем, чтобы социализировать всю Европу. Во времена перестройки нас пытались убедить в том, что последние работы Ленина были нацелены на углубление НЭПа и чуть ли не на демократизацию. В пример часто приводили его статью «Как нам реорганизовать Рабкрин?» (январь 1923 года). В ней Ленин предлагал: «Выбрать 75-100 (цифры все, конечно, примерные) новых членов ЦК из рабочих и крестьян. Выбираемые должны подвергнуться такой же проверке по части партийной, как и обыкновенные члены ЦК, ибо выбираемые должны будут пользоваться всеми правами членов ЦК».

«Перестройщики» умильно трактовали это предложение как яркое проявление демократизма, якобы присущее Ильичу. На самом же деле Ленин надеялся с помощью этих 75-100 новых членов ЦК обуздать различные внутрипартийные группировки и установить режим своей личной власти. Какой тут вообще мог быть демократизм, когда рядовые члены партии использовали технологию «Голосуй всегда с Ильичем!» И можно только согласиться с выводом А.В. Шубина: «Ленин не был настолько наивен, чтобы считать, что новички-рабочие начнут одергивать Сталина и Троцкого. Они должны были служить надежной опорой Ленина в ЦК». («Вожди и заговорщики»)

Ленин был недоволен усилением позиций Сталина, которого еще недавно сам же и выдвинул в генеральные секретари ЦК. В первой половине 1922 года отношения между двумя руководителями были весьма доверительными. Так, в мае, после первого удара, Ленин попросил Сталина дать ему яд, чтобы избежать дальнейших мучений. Понятно, что для этого нужна была определенная степень близости.

Но тогда у Ленина был «умеренный» период и ему больше импонировал «аппаратчик» Сталин, для которого главным было укрепление Российского социалистического государства. А вот когда «реформизм» сменился революционаризмом, то Сталин стал неугодным.

Зато резко возросли «акции» Л.Д. Троцкого, отношения с которым у Ленина всегда были натянутыми. Еще до революции Ленин назвал Льва Давидовича весьма обидным словом «Иудушка». Но и Троцкий тоже за словом в карман не лез и на одном из заседаний Политбюро обвинил Ленина в «хулиганстве».

И, тем не менее, во внутрипартийной борьбе Ильич обратился за помощью к «Иудушке». В своем письме от 5 марта 1923 года он попросил Троцкого взять сторону руководства Компартии Грузии (Б. Мдивани и др.), которые резко выступали против Сталина, Орджоникидзе, Дзержинского и др. «централистов», а также настаивали на создании советской конфедерации.

Ленин возлагал большие надежды на Троцкого, как на наркома военных дел и руководителя Красной армии. Во-первых, он, как глава правительства (Совнаркома) стал опасаться усиления партийного аппарата, который возглавлял талантливый управленец Сталин. А Троцкий, будучи наркомом, непосредственно подчинялся Ленину. Сталин тоже был наркомом, но как генсек пользовался известной независимостью. Поэтому-то Ленин и предлагал в своем «Письме к съезду» переместить его с этого поста.

Во-вторых, «вождь мирового пролетариата» решил сделать ставку на Красную армию и ее вождя – Троцкого. Коминтерну и местным компартиям он не очень-то доверял. В марте 1921 года немецкие коммунисты попытались, по заданию Исполнительного комитета Коминтерна (ИККИ), поднять «пролетарское восстание», но у них ничего не вышло.

Сближение с Троцким принесло свои плоды. «Уже 6 марта Троцкий послал Сталину замечания к его тезисам «Национальные моменты в партийном и государственном строительстве», - пишет В.З. Роговин. - В этих замечаниях Троцкий предлагал Сталину сказать о наличии в партии великодержавного уклона и уклона со стороны «националов», подчёркивая при этом, что второй - и исторически, и политически является реакцией на первый. Троцкий также предложил снять содержавшееся в тезисах Сталина категорическое утверждение об уже достигнутом правильном решении национального вопроса в СССР. Сталин принял эти поправки. В исправленных с учётом замечаний Троцкого тезисах доклада Сталина на XII съезде, опубликованных 24 марта в «Правде», на первое место выдвигалась «особая опасность» великодержавного уклона». («Была ли альтернатива?»)

Трудно сказать – к чему бы привел тандем Ленина и Троцкого, направленный против других руководителей партии. Не исключено, что революция приступила бы к пожиранию «своих детей» задолго до 1937 года. Но Ленин был тяжело болен, и ему трудно было заниматься политикой даже и вполсилы.

Тем не менее, Ленин успел сорвать автономизацию и навязал модель союза республик – вместо единой республики. И это произошло еще осенью 1922 года.

Сталин разумно уклонился от прямого боя с Лениным. Он понимал, что обязательно проиграет – авторитет Ленина был воистину запредельным, на что ему и указывал Л.Б. Каменев в записке, поданной во время заседания Политбюро: «Думаю, раз Вл. Ильич, настаивает, хуже будет сопротивляться». И в самом деле, Сталин ничего бы не выиграл, но только подпортил бы свой имидж «верного ленинца». До этого у Сталина не было никаких серьезных трений с Лениным – в отличие от «Иудушки» или, например, Зиновьева, который, вместе с Каменевым, выдал в октябре 1917 года план вооруженного восстания. Сталин вынужден был согласиться с созданием наднационального союза.
6. Оптимизация СССР

Будущее показало, что европейский пролетариат вообще не захотел никакой коммунистической революции. Но Советское государство уже существовало как наднациональный союз республик. А такая форма объединения была весьма рискованной. Право на выход сработало как мина замедленного действия, в «перестроечные» 80-90-е годы.

Возможно, проживи Ленин еще несколько лет, и он бы сам демонтировал СССР, превратив его в унитарную Российскую республику. Но он умер в 1924 году, после чего все его свершения стали восприниматься как нечто сакральное и не подлежащее и малейшей критике. В этих условиях ничего уже изменить было нельзя. Попробуй Сталин выступить против СССР, как его моментально обвинили бы в отходе от ленинизма. (Обвинения в этом и так звучали достаточно часто и звучно.)

Но Иосиф Виссарионович все-таки не смирился с создавшимся положением и попытался максимально оптимизировать сам СССР, приблизив его к унитарному государству. Кстати, уже и в 1922 году Сталин настоял на некоем компромиссе. Ленин требовал оставить СССР «лишь в отношении военном и дипломатическом, а во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов». («К вопросу о национальностях или об автономизации») По сути, Ильич выступал за создание конфедерации, надеясь, что это облегчит присоединение к Союзу новых стран – европейских, азиатских и т. д. Тем не менее, была выбрана более централистская модель. И если бы Сталин полностью согласился с Лениным, то Союз распался бы еще в 20-е годы – ведь никакой мировой революции не намечалось.

В 1936 году Сталин использовал новую Конституцию для укрепления единства страны. «Если раньше советская федерация по сути, была договорной, но теперь она становилась конституционной, – пишет Д.О. Чураков. – В прежней конституции СССР 1924 г. текст основного закона начинался с декларации о создании СССР и союзного Договора. В тексте „сталинской Конституции“ ссылок на эти документы уже не содержалось. Тем самым они утрачивали свою силу. СССР становился единым государством. Соответственно этому изменялась и структура государственных органов. Вместо Всесоюзного съезда Советов, двухпалатного ЦИК СССР и его Президиума новый основной закон предусматривал образование Верховного Совета СССР и Президиума Верховного Совета СССР. Если раньше высшие органы формировались методом делегирования, то теперь они избирались на основании всеобщего, равного, тайного и прямого избирательного права. Тем самым высшие органы власти уже не сковывались местными руководящими элитами и могли отражать общенациональные интересы. По-новому распределялись и полномочия между союзным центром и республиками». («Сталинская национальная политика и решение русского вопроса в СССР в 20-30-е годы»)

И, наконец, самое главное. Сталин ликвидировал т. н. «национальные районы» и «национальные сельсоветы», которые обладали огромным удельным весом.

«По данным на 1934 год, к категории национальных были отнесены каждый десятый район и каждый восьмой-десятый сельсовет в стране, - сообщает А.О. Вдовин. – Однако в Конституции СССР 1936 года эти нижние этажи советской федерации не были узаконены. К началу 40-х годов многие из них были расформированы, национальный статус нерасформированных уже не подчеркивался». («Российский федерализм как способ решения национального вопроса: (История и современность)»). Да уж, можно только представить себе – на сколько частей распалась бы страна в 1991 году, если бы эти самые национальные районы и сельсоветы продолжали бы существовать.

К сожалению, Сталин так и не успел исправить все то, что наделал Ленин во время своего очередного революционно-нигилистического «помрачения».

Александр Елисеев

Комменты
...
Источник: http://www.stoletie.ru/territo....-22.htm

0

2

Александр Елисеев сравнивает ленинский и Сталинский проекты.
Ленинская идея СССР - дефектна.
Русский народ проектом СССР раздробили на Россию, Украину и Белорусию.

Сталинская идея Великой Социалистической России лучше Советского союза, придуманного врагами русского народа. Сталин был против Советского Союза, предлагая автономизацию в рамках Советской России.
Он предлагал Украину, кавказские и другие республики включить в состав Российской Федерации в качестве автономных республик. В этом случае Грузия, Башкирия, Абхазия, Осетия, Карабах, Азербайджан и т.д. имели бы одинаковый статус и не было бы грузино-абхазского, грузино-осетинского, азербайджано-карабахского и других подобных конфликтов. И не было бы Беловежского СНГ!

Мао цзе Дун был умнее Ленина. Он учредил Китайскую Народную Республику, а не какой-нибудь СНР (Союз народных республик). Монголия, Тибет и другие народы получили автономный статус
в рамках КНР.

СССР - добро или зло? И то, и другое. По сравнению с СНГ - добро. По сравнению с полуфедеративной Российской Империей - зло. История доказала это.
Российская имперская федерация жила несколько веков, а СССР - 69 лет.
Стоит ли восстанавливать СССР на очередные - 69 лет? Нужен ли Союз?

(Энгельс о федеративном и унитарном государстве: "По-моему, пролетариат может употребить лищь форму единой и неделимой республики. Федеративная республика является ещё и теперь, в общем и целом, необходимостью на гигантской территории Соединённых Штатов, хотя на востоке их она уже становится помехой". / Энгельс ближе к Сталину, чем к Ленину./
Энгельс Ф. "К критике проекта социал-демократической программы 1891 года. К.Маркс, Ф.Энгельс, Избр. соч. т.6, с. 405.)

Русофобы обозвали Сталина "великорусским шовинистом и держимордой"...
Сталин был вынужден уступить.
Но история подтвердила правоту Сталина в этом вопросе.
Оцените некоторые подарки Ленина и Хрущева за счёт России.
Россия или СССР
Разве такой СССР не ослабил Россию?

К сожалению, Сталин так и не успел исправить все то, что наделал Ленин во время своего очередного революционно-нигилистического «помрачения».

А ведь так и было!
Даже в "Советском Энциклопедическом Словаре" сказано: "В 1922 году Ленин тяжело заболел."

1. С 1917 года по 1922 год Советская Россия жила по Сталинскому проекту РСФСР. Вынесла гражданскую войну и другие проблемы.

2. В 1922 тяжелобольной Ленин при помощи троцкистов навязал всем свой дефектный проект СССР.
Этот тяжелобольной человек успел наломать кучу дров: навязал всем свой дефектный проект СССР, поругался со Сталиным и другими. Проект Российской Советской Федерации предлагал здоровый Сталин, а проект СССР исходил от больного человека.
Защищая грузинских шовинистов, желающих аннексировать Абхазию и другие негрузинские земли, Ленин обозвал Дзержинского, Сталина, Орджоникидзе великорусскими шовинистами и держимордами.
Один грузин - Орджоникидзе - ударил другого грузина - шовиниста, и Ленин обвинил первого грузина в "русском рукоприкладстве". Бесподобно!
Грузины подрались, а русские шовинисты(фашисты?) виноваты!
Если Орджоникидзе, Дзержинский - великорусские шовинисты, то Есенин и другие патриоты кто?
...

Российская имперская федерация жила несколько веков, а СССР - 69 лет.
Крах ленинского проекта СССР - это аргумент в пользу Сталинского проекта РСФСР.
Новый гипотетический Союз не должен противоречить интересам России.

Россия или СССР
Марксисткий лозунг "Россия - тюрьма народов" бумерангом по СССР. Не надо было сук под собою рубить!

"Маркс и Энгельс комплиментарно относились к Австро-венгерской ТЮРЬМЕ НАРОДОВ, а на Российскую Империю "критику" не жалели! ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ."
http://17marta.forum24.ru/?1-1-105-00000056-000-10001

0

3

Империя или Союз?
Спор единоросса и коммуниста

От редакции: Пока новейшая история отводит нам время для дискуссий - мы пользуемся моментом. На многотысячный суд читателей ФОРУМа.мск предлагается беседа двух идейных антагонистов - коммуниста Дмитрия Чёрного и единоросса Владимира Мединского. Отметим добрую волю представителя партии власти - беседа состоялась по его предложению. Впрочем, для готовых к дискуссиям единороссов всегда открыта такая возможность выговориться, если есть что интересного сообщить - наши корреспонденты прибудут и поговорят.
___________________________________________________________________

- Владимир, мы часто «схлестываемся» в телепередачах («Национальный интерес» - одна из них), более того - на одном из книжных сайтов моя «Поэма столицы» (рецензия на нее) оказалась рядом с рекламным блоком ваших «Мифов о России» - вот о них-то и хотелось бы поговорить. Известно, что о царской России как о тюрьме народов говорил Владимир Ильич Ленин, и термин этот возник в рамках марксистской парадигмы. Что вы имеете возразить тому, что до революции Россия была тюрьмой народов, имеющей властный центр и угнетаемые, подавляемые окраины?

- Интересно все-таки как появилось это словосочетание - «тюрьма народов». Французский аристократ-публицист Астольф Де Кюстин по приглашению Николая Первого приехал в Россию, за бюджетный счет пил-ел, путешествовал... Таким образом Николай хотел «отпиарить» Россию, потому что Де Кюстин был на тот момент этаким «общеевропейским Сенкевичем», очень популярным, издаваемым массовыми тиражами. В Испании, Франции... Он был страшным ненавистником революции - поскольку происходил из аристократической семьи, пострадавшей в конце предыдущего века, его отца расстреляли якобинцы. Николай полагал, исходя из биографической справки, видимо, что это духовно близкий ему человек. Он сам с ним встречался, показывал страну, но случилось то, что Де Кюстину Россия не понравилась. Никаких моральных обязательств перед Николаем он, как ему казалось, не имел, поэтому опубликовал наоборот - сплошной негатив.

- То есть оказался для самодержавия этаким французским Радищевым?

- Гораздо более злобным и более талантливым. Радищев-то был ко всему прочему еще и косноязычен до крайности. Что-то среднее между Тредиаковским и Ломоносовым. Радищева в охотку-то не почитаешь. У Кюстина же все куда более ярко и едко написано. Книга «Россия в 1839 году» написана крайне тенденциозно.

- Неужели это никак не пересекалось с реальностью?

- Где-то пересекалось, где-то нет. Я нисколько не идеализирую Николаевскую Россию, но она была совершенно недостойна тех помоев, которые вылил на нее публицист Де Кюстин. Наши поступили, конечно, со свойственной им прямотой - Николай запретил издание и распространение этой книги, она подлежала изъятию на границе. . Но ничто не является более популярным, чем то, что запрещено. Режим-то, будем говорить откровенно, был очень мягким, ничто не перлюстрировали на въезде в Россию, поэтому книга эта во французском издании все-таки попадала в дома франкокочитающих (т.е.считай всех дворян), обсуждалась. Герцен назвал ее самой талантливой книгой о России. Читатели «Колокола», конечно, становились читателями и «России в 1839 году». Но должен отметить, что режим Николая Первого довольно мягко относился к интеллигентной оппозиции в лице Герцена и Огарева - имения богатейшего помещика Герцена не реквизировались, доход от них переправлялся в Лондон, на часть его и издавался резко оппозиционный «Колокол».. Но, например, нынешнее здание литинститута на Тверском бульваре, бывший особняк Герцена, никто не конфисковал, он частично сдавался внаем.

- Надо признать, что царизм имел уважение к капиталу.

- И к вывозу капитала. Герцен был среди главных клиентов Ротшильда, который «конвертировал» рубли и выдавал Герцену фунты в Лондоне, притом немало на этом нажился.

- «Колокол» вообще был парадоксальным явлением для тогдашнего российского общества, включая его правящую элиту: с одной стороны в Питере ловили студентов-поджигателей, которых считали последователями Герцена, и на суде это было бы сразу приговором. С другой же стороны земские комиссии использовали данные «Колокола» как справочный материал.

- Это лишний раз доказывает, что жесткость «режима Николая Палкина» - миф большевистской историографии. Все там было сложно, противоречиво. Например, Герцен периодически, переходя от мягкой оппозиции, призывал Русь к топору, к свержению монаршего трона, на что в ответ не следовало никаких санкций, конфискаций. Возвращаясь же к мифу о тюрьме народов отмечу - фраза Де Кюстина «Вся Россия - тюрьма, ключи от которой находятся у императора» и была взята на вооружение Марксом, который, кстати, был жутким русофобом.

- Я бы здесь уточнил - в отношении России Маркс не был марксистом, судя о ней письменно, он не использовал никаких объективных данных. Поэтому для него совершенно невозможной казалась пролетарская революция в России. Но здесь нашлись превзошедшие классика его последователи.

- Мне кажется, русофобия Маркса была вообще странным явлением - он одинаково судил и о Николае Первом, и об Иване Калите и Дмитрии Донском.

- У Маркса был и своеобразный антисемитизм - он охотно использовал понятие «еврейство», критикуя, правда, сугубо экономическую подоплеку этого понятия, что в итоге марксизма-то не меняло.

- Заканчивая мысль о «тюрьме народов», я во втором томе «Мифов о России» прихожу к мысли, что нам учиться надо построению национальных отношений у царской России, России до 1917-го года. Во многом - учиться у многовекового российского опыта. Нам еще во многом очень далеко до той тактичности и понимания национального вопроса, какие были до 1917-го года.

- А генерал Ермолов?

- Он вел гражданскую войну доступными ему методами - иногда используя весь инструментарий горцев, иногда действуя намного гуманнее их. Но русская политика не Кавказе - не только Ермолов. В ответ могу вспомнить имама Шамиля.

- Я потому и спросил - если сравнивать действия Ермолова с последней Чеченской кампанией, пожалуй, мало будет различий. Но в том-то и беда - беря на вооружение методы врага, мы вряд ли сможем его победить идейно. Потому-то и говорят о «тюрьме народов», где приходится наводить порядок силой. Об «имперском сапоге» и говорить-то начали после Ермолова. И не помогали бы с такой охотой чеченцы добивать Деникина нашим «красным» - потому что помнили то, что могло бы вернуться с «белыми».

- Все сложно было. Например, когда к Шамилю, находившемуся на мирном поселении в Калуге, пришли за благословением знамени джихада новые повстанцы, хотели организовать его побег, призывали снова выступить против России, он ответил: «Глупо зажигать свечу среди бела дня, когда ярко светит солнце, а солнце в нашей стране - это русский император». Мудро?

- Ну, это уже на склоне дней. Скажем, человек того же движения Мансур не был столь спокоен и сговорчив, и бился с «солнцем» до потери всех конечностей.

- А личная охрана императора, начиная с Александра Третьего? Для горцев было большой честью туда попасть.

- Это было всегда, как опричнина. Служилые люди, отдельные от нации, привилегированные и потому верные любой власти... Дело в другом - как построить национальные отношения в рамках империи, не вызывая гнева угнетенных? Мне кажется, в силу чисто экономических причин трудно царизму было сделать это так, как оно сложилось в СССР после индустриализации, да и до нее, когда республики и нации впервые обрели юридическую свободу самоопределения вплоть до отделения, именно это им давал социализм.

- Не уверен. Мне кажется, будь ваша картинка идеальной - СССР бы не распался. Мина, заложенная Лениным и его национально-территориальным делением страны, взорвалась в 1991-м тысячами мегатонн разрушенной державы, межнациональных войн, конфликтов, разорванных семей и растоптанных судеб миллионов..

- Конечно, с позиции "держать и не пущать", с дореволюционной позиции - это мина: "Провинции - к ногтю, моё, не отдам!" Потому-то и рухнула Империя насилия и эксплуатации и родился на месте ее Союз трудящихся, включивший в себя в итоге большее пространство и население. Не могу не согласиться, в рамках имперской парадигмы ваша мысль верна, ибо любая свобода - это мина для самодержавия, уж тем более свобода республиканская, свобода самоопределения вплоть до отделения. А ведь это был истинно демократический шаг большевиков, такой свободы никакая прежняя власть не давала. Ибо Ленин смело трактовал эту свободу наций не как "свободу от", а как "свободу для" - ведь пролетариям разных республик делить меж собой было нечего, в отличие от империалистов-буржуа... Результат - добровольный Союз Советских социалистических республик. Да, и он был невечен, исторические условия менялись, но это прецедент. Было ли что-то подобное в романовской империи? Растоптанные судьбы миллионов до 1917-го года вами в расчет, понятно, не берутся... Касаемо же последних 20 лет национальной политики последователей "России, которую мы потеряли", складывается впечатление, что в Чечне действовали именно методами Ермолова: сперва пришли с огнем и мечом, потом по принципу "разделяй и властвуй" нашли сговорчивый клан и так Чечня обрела власть Кадыровых. Вроде бы произошло замирение, но Кавказ остается горячей точкой.

- Империя расширялась триста лет большей частью мирным путем, война на Кавказе - исключение. Потому к ней и приковано столько внимания. Но если взглянуть на Запад - там все было гораздо кровавее. Британская империя, к примеру, расширялась только за счет войн. Вспомнить то же восстание Сипаев - показательно коварно и жестоко подавленное. Раджей привязывали к пушкам- так чтобы нечего было хоронить. Утонченное издевательство британцев: сначала обещали всех простить, но когда те сдались - вождей восстания привязали к жерлам пушек и расстреляли картечью (знаменитая картина Верещагина). А по индуизму если хоть часть тела не захоронена - не возможна реинкарнация, нить перерождений прервана.

- Не только убийство, но еще и культурное унижение.

- Издевательство, я бы сказал.

- Однако мне рассказывал служивший в Чечне танкист, что почти так же поступали и там. Моджахедов привязывали к танковым орудиям и делали торсионный выстрел, так называемый, без снаряда. Человек-то оставался цел, только внутренности и скелет превращались в кисель.

- Вы уверены? Мне кажется - это страшные сказки с сайта Кавказ.орг. Что же касается истории России, я подчеркиваю в «Мифах о России», что , с жестокостью европейцев нам не конкурировать - вспомнить ту же колониальную Африку и французов в ней... По сравнению с тем, сколько и как пострадало от Французской и Британской империй, Российская империя выглядит гуманной и веротерпимой. Я нашел у одного путешественника интересный пример того, как принимали присягу буряты в армии конца девятнадцатого века. Присяга принималась по двойному стандарту: сначала командир зачитывает текст присяги, а потом вступает шаман. Бьет в бубен, поет, танцует, кровь пускает себе - в общем, делает так, как до этого делали предки тысячу лет перед охотами и битвами. Когда этот путешественник спросил у командира - что за дикость? - тот ответил: «Для нас главное, чтобы они с чистой совестью шли умирать за государя императора». Так, мол, им - было гораздо привычнее и приятнее. Абсолютная веротерпимость. И шли ведь в бой за неведомого Царя-батюшку из никогда не виданного Санкт-Петербурга!

- Шли... Но только есть ведь знаменитый эпизод русско-японской войны, когда армию снабжали в изобилии иконами, но не снабжали боеприпасами.

- К войне с японцами мы оказались просто не готовы, вне сомнения. Японская группировка сухопутных войск превосходила, кстати, в четыре раза российскую.

- Трудно записать это в заслугу Николаю Второму - разведка ему доложила явно нечетко, мягко выражаясь.

- Ну, шапкозакидательские настроения генерала Куропаткина общеизвестны. Но, несмотря на такое превосходство, то, что японцы не одержали победу на суше, а одержали ее только на море - это если не победа, то несомненный успех нашей армии. И если бы не вмешательство Англии и Штатов, не эсеры-бомбисты, жившие на деньги японской разведки, не оболваненные боевики из «рабочих дружин» на Пресне в Москве, полгода бы еще потянули, Япония встала бы на колени - и Хоккайдо был бы наш. Они находились в состоянии полного истощения...

- Любопытная история: лидер боевиков-эсеров Азеф был агентом царской охранки, а его подчиненные - на японские деньги жили. Какой прокол у охранки-то вышел! Даже если попытаться вообразить себе это - выходит лишнее доказательство плохой работы тех, на ком держалась "Россия, которую мы потеряли". Но сложно тут вообще употреблять сослагательное наклонение. Тем не менее, спасибо за интересную беседу.
___________________________________________________________________

Примечания: Для не слишком глубоко знающих историю читателей, не отягощенных познаниями в "новой хронгологии", необходимо пояснить.

1. Рабочие отряды на Пресне навряд ли помешали Николаю Второму выиграть войну с Японией, поскольку война завершилась Портсмутским миром, подписанным 23 августа (5 сентября) 1905 года и зафиксировавшим уступку Россией Японии южной части Сахалина и своих арендных прав на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу. А восстания рабочих, в т.ч. и на Пресне начались в декабре того же года. Т.е. никак не могли осложнить положение на войне.

2. Информацию, подтверждающую или опровергающую финансирование японской разведкой русских большевиков мы обнаружить не смогли, за исключением материалов некоторых процессов 30-х годов, где "троцкистов-бухаринцев" обвиняли и в шпионаже в пользу Японии (обычно через запятую после Германии, Румынии и др.)

3. Мнение о мирном расширении Российской империи не вполне подтверждается историей. Война на Кавказе началась в 1785-м году, а закончился этот "мирный процесс" в 1864-м. Интенсивность военных действий подтверждается хотя бы тем, что даже во время войны с Наполеоном 3-я армия Тормасова стояла на Кавказе и не принимала участия в войне.

В частности, наиболее поздний и наиболее изученный эпизод Кавказской войны - покорение Черкессии (1859-1864), в итоге привел к тому, что на Кавказе совсем или почти исчезли народности натухаевцев, хатукаевцев, егерукаевцев, мамхегов, махошевцев, абадзехов (остался 1 аул), шапсугов, садзов, убыхов, бесленеевцев (4 аула), горных (псху, дал, цебельда) и гумских абхазов. Горная полоса северо-западного Кавказа полностью обезлюдела и впоследствии заселялась выходцами из других районов России и Османской империи (армянами, греками), а опустевшие районы Абхазии - также мегрелами, сванами и грузинами (Chirikba V. A. Common West Caucasian. The reconstruction of its phonological system and parts of its lexicon and morphology. Leiden, 1996.).Численность населения Горного Дагестана и Чечни за время военных действий сократилось на треть. Всего за 1863-1864 гг. в Турцию из Кубанской области ушло 398 тыс. адыгов, абазин и ногайцев.

4. Более ранние экспедиции по расширению Российской империи, конечно, хуже задокументированы, чем Кавказская война. Однако из первых сообщений русских источников видно, что дорусское время для большинства сибирских народов характеризовалось, как период ожесточенной межплеменной и межродовой войны. Наиболее известны борьба между ненцами и ханты из-за оленей и промысловых угодий, грабительские набеги енисейских кыргызов на соседей, кровавые межродовые столкновения у якутов («кыргыс-уйэтэ» - эпоха раздоров), борьба тунгусов с якутами из-за охотничьих угодий, конфликты между «конными тунгусами» и бурятами, между «лесными» и «тундровыми» тунгусами и т. д. Русские источники отмечали высокий дух воинственности у князцов ханты и манси. Широко была известна «юрацкая кровавая самоядь». Об эвенках шла слава, что они «люди воисты, боем жестоки». Западноевропейский наблюдатель писал, что нередко до полусотни конных тунгусов, напав на четыре сотни «монгольских татар», доблестно разбивают их по всем правилам. Закаленными и опытными воинами, наводившими страх на соседей, были енисейские кыргызы. Якуты по сообщениям русских источников были «доспешны и воисты». Естественно, такие воинственные народы не могли присоединиться к Империи "мирно".

5. Началом колониальной экспансии для Российской империи, видимо, является поход Ермака, по времени совпавший с началом колониальных захватов европейских стран в Америке и Африке. По данным Посольского приказа армия хана Кучума составляла не менее 10 тысяч конных воинов плюс ополчения вассально зависимых "князьков". Известно, что Ермак до своей гибели не менее трех лет вел полномасштабную войну с Кучумом, и которая велась после гибели Ермака царским правительством еще 13 лет. Описания наиболее кровопролитных сражений говорят, что потери татар были весьма велики. Плюс косвенно о больших потерях свидетельствует тот факт, что перечисленные выше воинственные племена тунгусов, ханты, манси как вооруженная сила после покорения Сибири исчезают из истории. Каковы были потери? В течение ХVII в. численность чулымцев, например, сократилась примерно на 20%. В ходе вооруженных столкновений погибло около 0,5 тыс. человек ненцев и ханты, 0,3-0,4 тыс. тунгусов и якутов, около 1 тыс. человек населения Саяно-Алтая, несколько сот бурятов и других, т. е. всего более 2 тыс. человек, что составляет несколько более 1% совокупной численности коренного населения на начало ХVII в. Потери среди мирного населения не фиксировались.

Дальнейшее продвижение русских на восток Сибири также не было мирным. В 1652 г. красноярское ополчение, состоявшее, в основном, из ясачных людей (аринцев, качинцев и других) разгромило младших родственников Оилана. Ожесточенные сражения имели место и в ходе присоединения Якутии в 30 - начале 40 гг. ХVII в. В целом, для большинства территорий Сибири была характерна ситуация, когда вооруженные столкновения коренного народа с русскими людьми продолжались от нескольких месяцев до 20-25 лет. Енисейские кыргызы и часть ненцев с середины ХVII в. вошли формально в состав России, однако ненцы в 1644 г. разорили весь посад г. Пустозерска, в 1662 г. захватили сам город и сожгли его, в 1730, 1732, 1746 и даже в 1797 г. совершили набеги на русские села, поселения коми.

Первым задокументированным случаем, когда достоверно установлено число потерь коренных жителей в ходе боевых действий против русских, является сражение у устья р. Ирмень, когда погибло и утонуло в Оби более 200 татар. Разгром в 1692 г. кыргызов-тубинцев - красноярцы перебили всех кочевавших под городом тубинцев и других кыргызов, позже оставшиеся тубинцы были перехвачены на Енисее и разгромлены в ожесточенном сражении, в ходе которого погибло около 650 мужчин, а в плен попали почти все женщины и дети, а также 40 мужчин. В результате, один из четырех кыргызских улусов фактически прекратил существование.

Хабаров Ерофей Павлович в 1649 г. с разрешения якутского воеводы Д.А. Францбекова, отправился с 70 охотниками "для покорения земель, лежащих по Амуру" в Даурскую землю; в следующем (1650) он привез в Якутск чертеж этой земли, образцы хлеба и расспросные речи туземцев, содержащие в себе рассказы о богатствах, получаемых из Китая, и своими рассказами о "богатстве и изобилии Даурской земли" привлек новых охотников. С ними он добыл "много хлеба и скота", утвердился на зиму в Албазине, победоносно ходил на дауров, пленил и облагал их ясаком. В 1651 г. ему удалось покорить несколько даурских князьков, живших вниз от Албазина по Амуру, и добраться до Ачанского улуса, где, зазимовав, он выдержал три осады от дюгеров, ачанов и маньчжур, после чего поплыл назад вверх по Амуру.В ходе освоения Даурии казаками, а позже государственными служивыми людьми, такой этнос как дауры практически исчез, хотя китайские источники того времени оценивали число дауров в 2 миллиона человек. На сегодня в Китае проживает порядка 130 тысяч дауров, в России дауров практически нет.

Человеком, который завоевал Камчатский край и присоединил его к Российской империи, считается начальник Анадырского острога Владимир Атласов, полурусский - полуякут (покорители Камчатки, казаки, изъяснялись между собой исключительно по-якутски). В 1697 году, перевалив Корякский хребет, Атласов прошел Камчатку до самого юга, и везде, где мог, накладывал дань на местное население, заложил якобы первый острог, и доставил на материк меховую дань и живого японца. Доложив лично Петру I результаты похода, Атласов получил власть над всей Восточной Сибирью. Отведав его власти, каряки взбунтовались. Атласов провел карательный поход на юг полуострова, который обернулся гражданской войной. Взбунтовались даже ительмены по реке Камчатке, и дважды сжигали столицу русских, Большерецкий острог. 4 года шла война, в каждом районе орудовали казачьи банды, враждовавшие как с ительменами, так и с другими бандами. В один из дней 1711 года в избу Атласова вошло несколько казаков и зарубили первопроходца. За 40 лет колонизации, пишет Стеллер, численность ительменов сократилась в 12-15 раз. Уже к концу 18 в ительмены перестают существовать как отдельный народ, разделив участь стеллеровой коровы.

6. С 1839 г. начинаются вооружённые походы России против Кокандского ханства. В 1865 году с присоединением территории прежней Сырдарьинской линии образована была Туркестанская область, военным губернатором которой назначен был М.Г. Черняев, взявшим Ташкент. Ташкент обороняло около 30 000 кокандцев, после трёхдневного штурма Черняев взял город, потеряв 25 человек убитыми и 117 ранеными, потери оборонявшихся составили около 2 тысяч. 22 августа 1875 года генерал Кауфман окончательно разгромил кокандцев, потерявших более 2 тысяч убитыми; потери российской стороны ограничились 5 убитыми и 8 ранеными. 29 августа был занят Коканд, 22 сентября был заключён договор с ханом Насреддином, который признавал себя слугой русского царя.

Русско-кокандские войны привели к военным столкновениям и с Бухарским эмиратом. 20 мая 1866 г. генерал Романовский с 2-тысячным отрядом нанёс бухарцам первое сокрушительное поражение. В 1868 г. генералом Кауфманом был взят Самарканд.

Первая попытка проникновения в Хорезм была предпринята Петром I, пославшим небольшую экспедицию под начальством Бекович-Черкасского в 1717 году. Экспедиция была неудачной и почти все её члены погибли. В XIX веке военное наступление на Хиву началось весной 1873 года с нескольких направлений под руководством генерал-губернатора Туркестана фон Кауфманa. Хива была взята 29 мaя и хан Саид Мухаммад Рахим II сдался. Мирный договор подписанный 12 августа 1873 года определил статус ханства как российский протекторат. Хан объявил себя "пoкорным слугой" российского императора и все земли ханства по правому берегу Аму Дарьи отошли к России.

В 1879 г. были предприняты военные действия против Ахалтекинского оазиса, которые генерал Скобелев окончил в начале 1881 г. взятием Геок-тепе, покорением оазиса и занятием Ашхабада. 6 мая 1881 г. из Закаспийского военного отдела и вновь занятых земель в Ахалтекинском оазисе была образована Закаспийская область. В феврале 1884 г. к ней был присоединен Мервский оазис, что вызвало войну с эмиром Афганистана, окончившуюся в 1885 г. новыми приобретениями России; в 1885 г. русские дошли до Кушки.

Несомненно, действия Российской империи не были более жестокими и кровавыми, чем действия других колониальных империй, однако говорить о каком-то "мирном присоединении", о каких-то идиллических отношениях с покоренными народами попросту антиисторично.

7. Ведущие российские военные статистики конца XIX века - А.Макшеев, Н. Н. Обручев и в особенности В. А.Золотарев - разработали специфическую доктрину, которую правильно было бы обозначить как «география неблагонадежности». Она исходила из реальной географии «благонадежного» и «неблагонадежного» населения, а также из их соотношения в конкретной местности: к первой группе относилось преимущественно славянское население, ко второй - евреи, немцы, поляки, народы Кавказа, Средней Азии и т. д. Только те районы считались благоприятными по благонадежности, где русское население составляло не менее 50%. Градиент благонадежности, согласно Золотареву, сокращался по мере продвижения от центра к окраинам Империи. Все это слушали, конспектировали и штудировали слушатели Военной академии - будущие офицеры и командиры царской, Белой и Красной Армий. Не ограничиваясь описаниями и рассуждениями, военная статистика зарекомендовала себя и как прикладная дисциплина, исследующая территориальную дифференциацию неблагонадежности: места скопления ненадежного населения фиксировались и контролировались. На случай войны давались рекомендации по экстренному «исправлению» этого «положения», особенно в приграничных районах. В качестве наиболее эффективных средств назывались взятие гражданских заложников, конфискация или уничтожение имущества или скота, а также депортации по признакам гражданской и этнической принадлежности. Под эту доктрину формировались специальные карательные войсковые соединения.

8. О "гуманности" Николая I и поздних Романовых.

За 25 лет правления Александра Первого практически не казнили - зафиксировано всего 24 казни. При этом подавляющее большинство казней приходится на период Отечественной войны 1812 года, когда приговоры к смертной казни выносились военно-полевыми судами.

20 лет Николая I - именно при нем была восстановлена смертная казнь по решению суда, после казни 5 декабристов (сам Николай требовал казнить 50 человек, но позже заменил приговор пожизненной каторгой). Начиная с правления Николая Первого и до конца 19 века казнили в среднем по 17 человек в год по данным Солженицына, навряд ли большевика. При этом следует отметить, что в эту статистику явно не входят казни во время колониальных походов и карательных экспедиций.

В правление св.Николая Второго только с 1905 по 1908 год зафиксировано 2200 казней (тот же А.И.Солженицын). Естественно, жертвы бессудных расстрелов вроде Ленского или "Кровавого воскресенья" в эту статистику не входят.

http://www.forum-msk.ru/material/society/723106.html

0

4

БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ЭТНОФЕДЕРАЛИЗМ - ПРИНУЖДЕНИЕ БЫТЬ НЕРУССКИМ

Часто можно услышать мнение, что этнофедерализм, система автономных национальных (=нерусских) территорий был некоей совершенно неизбежной мерой, на которую большевики должны были пойти, столкнувшись с «подъемом национальных движений». Напротив, приступая к анализу реальной ситуации, нельзя не прийти к выводу, что этнофедерализм в обстановке начала 1920-х гг. был самым странным и искусственным решением из всех возможных. К нему подталкивала главным образом не ситуация на местах, а доктринальные соображения самих большевиков (точнее, Ленина и Сталина).

Для Российской империи (за исключением Польши и Финляндии) деление по национально-территориальному признаку было не свойственно, губернское деление империи не принимало во внимание этнический признак: один и тот же этнос мог компактно проживать в уездах двух и более губерний. После Февральской революции выдвигались многочисленные проекты федерирования России, причем наибольшей популярностью пользовалась идея областных территориальных автономий (или федеративных «штатов») в сочетании с национально-культурной автономией для всех наций (национально-культурная автономия — свободное экстерриториальное объединение представителей той или иной национальности).

Однако пришедшие к власти большевики стали проводить в жизнь именно национально-территориальное деление. Сторонники созданного в Поволжье в 1918 г. федеративного штата Идель-Урал были разогнаны местными большевиками, вместо этого крупного регионального федеративного образования, которое должно было учитывать интересы всех народов региона, в том числе и русского, было декретировано создание национальной Татаро-Башкирской Советской Республики (ТБСР). Против ее создания, как и против национальной автономии в целом, на заседании Наркомнаца от 10–16 мая 1918 г. высказалась вся коммунистическая фракция, за исключением Сталина. Однако Сталина поддержал Ленин — и в итоге ТБСР была учреждена. Но начался мятеж Чехословацкого корпуса — и ТБСР,положившая начало будущей Российской Федерации, прекратила свое существование. Как только обстановка на фронтах Гражданской войны оказалась благоприятнее, большевики с новой силой приступили к претворению в жизнь национально-территориальной схемы. В короткие сроки по всей стране были созданы национальные области и республики, которые до сих пор существуют в границах, проведенных большевиками.

Решение в духе этнофедерализма потребовало сложной перекройки границ, создаваемые с нуля республики и автономные области мучительно сшивались из «национальных лоскутков», выкраиваемых из старых губерний. Всюду (в Поволжье, на Кавказе, в Средней Азии) образовывались многочисленные национальные меньшинства — часть татар попадала в Башкирскую АССР, часть чувашей — в Татарскую АССР, и так без конца, не говоря уже о том, что в составе свежеиспеченных национально-территориальных образований оказалась масса русских, автоматически сделавшихся там чужаками. Впрочем, их судьба никого не волновала — власти стремились проследить лишь за тем, чтобы при проведении границ численность русских по возможности не превышала численность «титульной нации».

В особую заслугу советская власть ставила себе национально-территориальное размежевание, проведенное в Средней Азии в 1924 г. Несмотря на сопротивление на местах, веками сложившиеся границы были перекроены (например, ликвидированы Хивинское и Бухарское государства) и вместо них учреждены новые национальные республики. Как отмечают советские авторы, прежние государственные образования в Средней Азии «были многонациональными республиками, что препятствовало национальной консолидации»6. Заметим, что в то же самое время для русских никакой национальной консолидации не предполагалось, даже любой намек на нее воспринимался в качестве проявления «великорусского шовинизма».

Однако проблемой границ трудности этнофедерализма не исчерпывались. За несколькими исключениями (такими, как грузины, армяне, татары) большинство народностей, щедро наделенных советской властью «своими» областями и республиками, не располагало развитым литературным языком, собственным книгоизданием, газетами, системой образования. Все это зачастую приходилось создавать с нуля в спешном порядке (центр, озабоченной ликвидацией «национального неравенства», подгонял).

Отсюда вытекала еще одна проблема: центр в борьбе с шовинизмом «великорусской сволочи» декретировал политику «коренизации», то есть предписал укомплектовать управленческий аппарат в национально-территориальных образованиях национальными (=нерусскими) кадрами и вести документацию на национальных языках. Но чиновников-националов просто физически негде было найти. Даже мизерный процент националов, имевший образование, получил его в русских гимназиях и университетах и совершенно не представлял, как можно наладить делопроизводство на родном языке с не устоявшейся письменностью, лексикой, множеством диалектов.

Большевики неоднократно сравнивали ситуацию в России с ситуацией в Австро-Венгрии и делали из этого сравнения далеко идущие выводы. Но в том-то и дело, что к 1918 г. в Австро-Венгрии сложился целый ряд развитых наций со своей интеллигенцией, буржуазией, прессой, университетами. Потенциальным строителям «Австро-Венгерской Советской Социалистической республики» не пришлось бы декретами «выращивать» чешскую или венгерскую национальность. Даже наиболее отсталые и аграрные нации Австро-Венгрии, вроде румын и русинов, ни в какое сравнение не шли с подавляющим числом советских «националов», которым тем не менее большевики навязали собственные национально-территориальные образования. «Трудность и оригинальность положения первых двух лет Октябрьской революции в том и заключалась, что не национальные окраины обращали к центральной власти требования свободы и самоопределения, а центр настойчиво приглашал эти забитые, заброшенные, униженные окраины созвать свои учредительные съезды советов, сорганизоваться в своих территориальных границах и взять себе, наконец, столько самоуправления, сколько каждой по плечу (курсив мой. — А.Х. )».

На X съезде РКП(б) Сталина упрекнули в том, что центр искусственно стимулирует развитие белорусской национальности (те же упреки звучали и в адрес политики украинизации). На что Сталин ответил: «Лет 50 тому назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. <...> Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы. То же самое будет с Белоруссией, в городах которой все еще преобладают не-белоруссы...». Ссылками на естественные процессы Сталин пытался оправдать большевистскую политику конструирования и взращивания всего нерусского (неважно, украинского ли, чеченского ли, мордовского ли).

Причем выращивание нерусского не ограничивалось пределами национально-территориальных образований. Так, в конце 20-х гг. власть внезапно решила, что национальная работа среди украинцев Сибири и Кавказа ведется недостаточно активно. По всей стране была развернута масштабная кампания по украинизации. При этом украинизаторы жаловались на несознательность «националов». Так, в Сибири «крестьяне в некоторых селах недовольны украинизацией школ, потому что в окружающей жизни... они не видят никакой потребности в применении украинского языка». А на Дону «в результате того, что население незнакомо с вопросами украинизации и не видит перспектив, был случай в Кущевском районе, когда открытую украинскую школу само население закрыло».

Что уж говорить и о других, еще менее развитых национальностях. Большевики, проводя свою национальную политику, были вынуждены постоянно доказывать недоумевающим «националам» всю прелесть быть нерусским. Советские специалисты негодовали: в Чувашском пединституте «почти стопроцентный национальный состав преподавателей», а преподавание продолжается на русском. В свое оправдание чувашские преподаватели указывают на «отсутствие разработанной научной терминологии на чувашском языке по основным дисциплинам и отсутствие учебников, пособий, литературы на родном языке для вуза»... Специалисты из Москвы делают вывод: «тут мы имеем яркий образец сугубо оппортунистического отношения к важнейшей проблеме национально-культурного строительства... Чувашские оппортунисты не одиноки».

Чуваши оказались виноваты перед советской властью в том, что они, думая о собственном удобстве, не захотели культивировать в себе нерусскость. Нерусские обязаны быть нерусскими . О возросшем проценте нерусских студентов, чиновников, милиционеров докладывали как об очередном успехе пятилетки наряду со сводками о добытом угле и урожае зерновых. Нерусские республики, языки, газеты создавались с не меньшим рвением, чем заводы и колхозы.

В современной теории национализма (Э. Геллнер, Э. Хобсбаум, Б. Андерсон) применительно к нациям принято говорить о конструктивизме: нации сознательно взращивались национально-ориентированными элитами. Так вот, по сравнению с СССР этот национальный европейский конструктивизм блекнет. По целеустремленности и радикальности темпы нациестроитель-ства, инициированного Москвой, не имели аналогов в истории.

Зачем это надо было большевикам? Из каких доктринальных соображений они это делали?

Во-первых, этого требовали общие постулаты ленинизма. Ленин сформулировал «теорию слабого звена» и настаивал, вопреки своим конкурентам из социалистического лагеря, на возможности пролетарской революции в аграрной слаборазвитой стране. Когда эта революция произошла, была создана теория форсированного перехода к социализму, минуя капитализм. Для этого советское государство должно было под своим контролем ускоренно осуществить некоторые элементы капитализма как переходного этапа к социализму, перехватив таким образом инициативу у буржуазии. Одним из таких элементов и былонациестроительство, которое, как бы вместо буржуазии (так как при капиталистическом строе нации строит буржуазия), и взяло на себя советское государство. При социализме все нации должны были, как постулировали большевики, слиться в одну, но на переходном этапе, напротив, требуется расцвет национального. Нации, находившиеся в полупатриархальном и полуфеодальном состоянии, согласно теории большевиков, необходимо было ускоренно развить, ужав в одно-два десятилетия процессы, происходящие столетия.

Во-вторых, активное участие со стороны большевиков в строительстве советских наций понималась ими как своеобразная «игра на опережение». Как сказал один из делегатов XII съезда РКП(б), комментируя упреки тех, кто обвинял большевистскую политику в излишнем активизме: «мы не можем и не должны допускать пассивность, потерю темпа, мы не можем допустить того, чтобы эту национальную политику подхватили силы, стоящие вне нас». Большевики боялись, что если они сами активно не возьмутся за «национальные формы», наполняя их при этом «социалистическим содержанием», в соответствии со сталинской формулой, то, так как «свято место пусто не бывает», за эти формы возьмутся враждебные им силы. Прежде всего эти опасения касались не внутренних районов, а крупных и стратегически важных приграничных регионов, вроде Украины или Закавказья.

В-третьих, в первые годы советской власти, когда еще сильна была надежда на скорую мировую революцию, важное значение для национальной политики имели соображения революционного экспансионизма. Большевики пытались скрестить национальную идею с коммунистической и, на волне подъема национального чувства, экспортировать революцию за пределы СССР. Так, Карелию считали важным звеном для экспорта революции в Финляндию, для чего усиленно занимались в ней нациестроительством (причем не столько собственно карельским, сколько финским, вводя финский язык в надежде на скорое воссоединение Карелии и Финляндии в составе советского государства). Бурятия виделась как плацдарм для экспорта революции в Монголию. Активная национальная политика в Украине должна была ускорить присоединение части польских земель, населенных украинцами (Западная Украина) и т.д.

Все эти составляющие национальной программы большевиков обыкновенно перечисляются, но при этом зачастую игнорируется один из наиболее ключевых пунктов. А именно, ее сознательная антирусская направленность . Допустим, переход к социализму действительно требует развития национального начала. Но почему же тогда его не развивали у русских, самой многочисленной нации Советского Союза? Почему им не дали своей национально-территориальной автономии? Почему от каждой национальности требовали расцвета, но о русских говорили только в контексте «великорусского шовинизма»?

Дело в том, что одной из важнейших стратегических целей национальной политики большевиков было не допустить политической консолидации русской нации. Русские были нужны советским властям как бесправный донор и как дешевая рабочая сила. Потребуй русские своих прав — и советское государство, построенное на невиданной эксплуатации русских, немедленно бы распалось. Единая русская республика (или консолидированная система русских республик), с учетом численности русских, их ресурсов, их центрального положения, моментально бы разбалансировала всю систему, вышла из-под контроля общесоюзного руководства и разрушила бы коммунистический режим. Так это и произошло, когда в конце 80-х РСФСР (на тот момент неофициально считавшаяся «русской республикой») стала пытаться вести самостоятельную политику и добиваться в рамках СССР политического равноправия. Политически сплоченную русскую нацию было бы просто нечем уравновесить в рамках советского государства, что сразу и поняли большевики. Русской нации, никак не представленной в системе советской государственности, чтобы не допустить ее политической консолидации, жизненно необходимо было противопоставить институализированную многонациональность. Для этого и потребовались искусственно выращенные бешеными темпами нерусские нации (или хотя бы их подобие), наделенные собственными «коренными» территориями и «коренизированными» органами управлениями. Для этого и потребовалось построить Российскую Федерацию.

Александр ХРАМОВ. Российская Федерация как наследие Ленина-Сталина.

Полностью статью можно прочитать на сайте журнала
http://vnatio.org/arhiv-nomerov/node109/

0

5

Про СССР, Ленина и Сталина
   
Незаметно промелькнула некруглая дата — очередная годовщина образования Советского Союза.

Как мы помним, при его создании обсуждались два плана: ленинский и сталинский:

Вопрос об объединении и его формах разрабатывался и обсуждался в ЦК партии. И.В. Сталин выдвинул идею «автономизации», т.е. вхождения всех советских республик в РСФСР на правах автономии. В.И. Ленин подверг это предложение резкой критике. Он писал, что в этом вопросе «сыграли роковую роль торопливость и администраторское увлечение Сталина» (т.45, с.357). Ленин предложил создать Союз Советских Социалистических Республик. Сталин отказался от своего ошибочного предложения.

На октябрьском (1922 года) Пленуме ЦК было принято постановление:

«Признать необходимым заключение договора между Украиной, Белоруссией, Федерацией Закавказских республик и РСФСР об объединении их в “Союз Социалистических Советских Республик” с оставлением за каждой из них права свободного выхода из состава “Союза”»
(История Коммунистической партии Советского Союза. 6-е изд., доп. М., 1982. С.308)

С высоты сегодняшнего дня сталинское предложение вовсе не выглядит «ошибочным». Тем не менее, скажу пару слов в защиту Ленина:

1) На словах Ленин действительно выступал сторонником «права наций на самоопределение». Однако это был всего лишь популистско-прагматический лозунг, направленный на то, чтобы выбить почву из-под ног национал-сепаратистов. В соответствии с известным принципом: «Если не можешь предотвратить безобразие, надо его возглавить».

На деле же никакого «самоопределения» не было, поскольку реальный властный механизм — партия большевиков — оставалась единой, строго централизованной структурой. А поскольку реальная власть принадлежала партии, а не Советам, можно было сколько угодно развлекаться с территориальным устройством, фабрикуя при необходимости всякие марионеточные «Дальневосточные республики». Зная, что когда необходимость минует, руководители подобного «независимого государства», получив приказ ЦК из Москвы, дисциплинированно и безропотно войдут в состав РСФСР, а сами лично отправятся на третьестепенные должности.

Если мы посмотрим на отношения Ленина с национальными окраинами бывшей Российской Империи, то не найдем ни одного случая, чтобы он даровал им независимость (фактическую, а не на словах, на словах можно обещать всё, что угодно) по своей инициативе, исходя из теоретического догмата о праве наций на самоопределение. Наоборот, всех их без исключения пытались советизировать, включить в состав нового советского государства. Ну а если не получалось, не хватало сил — вот тогда большевистское руководство становилось в позу лисицы из басни Эзопа, которая якобы и не собиралась есть виноград, потому что он зелен.

При этом признание независимости очередного лимитрофа сопровождалось щедрым дарением «кемских волостей», реституциями и контрибуциями — ну, не ощущал Ленин себя «хозяином земли Русской», тут из песни слов не выкинешь.

2) «Вождь мирового пролетариата» не был идиотом или вредителем — он ожидал скорой социалистической революции на Западе и создавал свою модель СССР в надежде на подобное развитие событий. Ленинский СССР был построен в расчете на скорое появление новых советских республик в Европе и Азии: какая-нибудь гипотетическая Советская Германия вполне могла войти в такой Союз независимых республик с правом на отделение, а вот в состав Советской России в качестве автономии — вряд ли.

Уверенность в том, что революция в Европе состоится в ближайшее время, была настолько велика, что уже обсуждались практические меры, что делать после ее победы. Так, на III конгрессе Коминтерна в 1921 году делегаты РКП(б) заявили, что будут счастливейшими людьми в мире, когда пролетарская революция победит в Германии и можно будет перенести центр Коминтерна в Берлин.

Как показали дальнейшие события, Ленин ошибся. Впрочем, эта ошибка не была фатальной: её можно было исправить в 1950-е — 1970-е годы, причём довольно безболезненно. Конечно, это не стало бы панацеей: наши внутренние и внешние враги в любом случае попытались бы развалить СССР. Однако зачем облегчать им задачу, оставляя право на отделение союзных республик в конституции? Тем более что с конца 1940-х годов, когда стало ясно, что дальнейшего территориального роста СССР не будет, ничего полезного эта конституционная норма не давала.

Игорь Пыхалов

http://pyhalov.livejournal.com/23674.html

«Вождь мирового пролетариата» не был идиотом или вредителем — он ожидал скорой социалистической революции на Западе и создавал свою модель СССР в надежде на подобное развитие событий. Ленинский СССР был построен в расчете на скорое появление новых советских республик в Европе и Азии: какая-нибудь гипотетическая Советская Германия вполне могла войти в такой Союз независимых республик с правом на отделение, а вот в состав Советской России в качестве автономии — вряд ли.

СССР создавался не ради Русского народа и других коренных народов России, а ради новых советских республик в Европе и Азии, ради какой-нибудь гипотетической Советской Германии...

А Третий Рейх фантазёр Бланк не предвидел...
...
Разве создатель СССР не идиот?!

0

6

Андрей Борцов
Сталин и национальный вопрос

Важность вопроса
Времена застоя
Классовый вопрос
Создание человека нового типа
Русские фашисты с неожиданной стороны
Этот нехороший Сталин
Немного теории
Что такое нация?
Критика «культурного подхода»
Национальное движение
Угнетенные национальности
Самоопределение наций
Интересы большинства нации
Культурно-национальная автономия
Записывайтесь в нации!
Подмена тезиса
Местечковый национализм?
Русофобия Ленина
Ленин и Сталин, федерация и автономия
Организация Российской Федеративной Республики
Через два года
Х съезд РКП(б)
Преодоление национальных различий
Структура СССР при образовании
Федерация или?
XII съезд РКП
Экономические нюансы
Еврейский вопрос
Казаки
Заключение
http://warrax.net/91-92/01/nathionstalin.html


...
Русофобия Ленина

Без понимания обстановки, в которой приходилось действовать Сталину, картина будет неполной. А то у многих есть установка «по умолчанию», что Сталин что хотел, то и делал, причем сразу с 17-го года, что, мягко скажем, не соответствует действительности. Причем не только в плане личной власти, но и по отношению к теории — надо было формально соответствовать марксизму-ленинизму.

А как Ленин относился к русскому народу?

Давайте проанализируем (использованы материалы «Национальной газеты» № 1(22), 1999 г.).

Непосредственно о русских Лениным написана лишь крохотная статья «О национальной гордости великороссов» (конец 1914 года). В ней он открыто заявил о русских (великороссах) как об «угнетающей нации» и стал говорить о праве на самоопределение «всех угнетенных великороссами наций».

Классовая борьба ненавязчиво так отодвинулась на второе место.

Выпад был не единичным; скажем, речь по национальному вопросу 29 апреля (12 мая) 1917 года: «Никто так не угнетал поляков, как русский народ». Обратите внимание: не царизм, а русский народ. Начиная с крестьян, ага.

Или вот, из выступления на VII партконференции в апреле 1917 года:

«Почему мы, великороссы, угнетающие большее число наций, чем какой-либо другой народ, должны отказаться от признания права на отделение Польши, Украины, Финляндии... Если Финляндия, Польша, Украина отделятся от России, в этом ничего худого нет. Что тут худого. Кто это скажет, тот шовинист».
На VIII съезде РКП(б) в 1919 году русские были названы в Программе партии «бывшей угнетающей нацией»; русский этнос по-прежнему рассматривался без подразделения на эксплуататорский и эксплуатируемые классы, как было положено по марксизму и как было на самом деле. Тогда же было введено понятие русского «великодержавного шовинизма». Введение такого статуса русской нации в программные документы партии (!) можно объяснить лишь стремлением как-то оправдать русофобскую позицию. Другие варианты видите? Вот и я нет.

В дальнейшем борьба против «великодержавного шовинизма» была объявлена на Х съезде партии (1921) главной задачей в области национального вопроса (об этом съезде — позже отдельный раздел).

Отчетливый «всплеск» русофобии был у Ленина в конце 1922 года, в известном письме «К вопросу о национальностях или об “автономизации”».

Знаете, какое событие вызвало появление этого письма?

Грузин Серго Орджоникидзе (председатель Кавказского бюро ЦК РКП(б)), будучи по партийным делам в Тбилиси, в ответ на слова местного партаппаратчика, назвавшего его «сталинским ишаком», дал тому пощечину, а поляк Феликс Дзержинский, расследовавший этот инцидент, и грузин Иосиф Сталин, не нашли в этом ничего преступного. Что Ленин истолковал как проявление «великорусского шовинизма».

В письме он заявил о существовании «моря шовинистической великорусской швали»… Впрочем, читайте:

«Я уже писал в своих произведениях по национальному вопросу, что никуда не годится абстрактная постановка вопроса о национализме вообще. Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетённой, национализм большой нации и национализм нации маленькой.

По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия, и даже больше того — незаметно для себя совершаем бесконечное количество насилий и оскорблений…

…интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически. Кто не понял этого, тот не понял действительно пролетарского отношения к национальному вопросу.»

Вы только представьте — Ленин, выздоравливающий после инсульта (понятно, что без гарантии выздоровления, инсульт — это вам не насморк), бросает все дела, и 31 декабря, перед Новым годом, обличает двух грузин и поляка в «великорусском шовинизме». Представляете, насколько важен был для него вопрос? Практически на смертном одре… Характерно, что письмо «К вопросу о национальностях...» обычно включается в его так называемое «политическое завещание».

И Ленин получил поддержку. Возьмем, скажем, «Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 года. Стенографический отчет», Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, М. 1968.

Зиновьев: «…мы должны на этот счет твердо сказать, что ни малейших уступок “великодержавной” точке зрения и ни малейшего отступления от школы Ленина в национальном вопросе мы не можем допустить и не допустим.»

Лисовский: «Совершенно очевидно, что нам нужно на этом съезде заострить внимание на великорусском шовинизме. Совершенно ясно, что нужно сделать величайшее ударение именно на великорусском шовинизме.» Аж повторяется от усердия!

Бухарин: «В такой резолюции по докладу ЦК, которая должна носить абсолютно ударный характер, где от партии требуется максимальная энергия, эта ударность и эта энергия и должны быть соответствующим образом выражены. Я думаю, громадное большинство съезда отлично понимает, какая огромная опасность грозит нам, — именно великорусский шовинизм.»

Ну и так далее…

Сталин, кстати говоря, также выступал против «великорусского шовинизма». Но давайте посмотрим, как именно он это делал. Из того же отчета:

«И, таким образом, в связи с нэпом во внутренней нашей жизни нарождается новая сила — великорусский шовинизм, гнездящийся в наших учреждениях, проникающий не только в советские, но и в партийные учреждения, бродящий по всем углам нашей федерации и ведущий к тому, что если мы этой новой силе не дадим решительного отпора, если мы ее не подсечем в корне, — а нэповские условия ее взращивают, — мы рискуем оказаться перед картиной разрыва между пролетариатом бывшей державной нации и крестьянами ранее угнетенных наций, что равняется подрыву диктатуры пролетариата.»

Обратите внимание: в отличие от остальных, Сталин говори не об русских как «нации угнетателей», а о нэпманах, которые, понятно дело, будут пытаться эксплуатировать в том числе и «угнетенные нации», которые воспримут это как «русский гнет». Как и о царизме:

«Царизм намеренно культивировал на окраинах патриархально-феодальный гнет для того, чтобы держать массы в рабстве и невежестве. Царизм намеренно заселил лучшие уголки окраин колонизаторскими элементами для того, чтобы оттеснить местные национальные массы в худшие районы и усилить национальную рознь. Царизм стеснял, а иногда просто упразднял местную школу, театр, просветительные учреждения для того, чтобы держать массы в темноте. Царизм пресекал всякую инициативу лучших людей местного населения. Наконец, царизм убивал всякую активность народных масс окраин. Всем этим царизм породил среди местных национальных масс глубочайшее недоверие, переходящее иногда во враждебные отношения, ко всему русскому.» («Политика Советской власти по национальному вопросу в России»)

Существенная разница, не так ли?

Читаем далее:

«Но есть еще третий фактор, тормозящий объединение республик в один союз, — это национализм в отдельных республиках. Нэп действует не только на русское население, но и на нерусское. Нэп развивает частную торговлю и промышленность не только в центре России, но и в отдельных республиках. Вот этот-то самый нэп и связанный с ним частный капитал питают, взращивают национализм грузинский, азербайджанский, узбекский и пр.»

Как я уже писал в начале работы: Сталин, пожалуй, единственный в руководстве партии большевиков, кто выступал против не только «русского шовинизма», но и местечкового национализма.

«…антирусский национализм есть оборонительная форма, некоторая уродливая форма обороны против национализма русского, против шовинизма русского. Если бы этот национализм был только оборонительный, можно было бы еще не поднимать из-за него шума. Можно было бы сосредоточить всю силу своих действий и всю силу своей борьбы на шовинизме великорусском, надеясь, что коль скоро этот сильный враг будет повален, то, вместе с тем, будет повален и национализм антирусский, ибо он, этот национализм, повторяю, в конечном счете является реакцией на национализм великорусский, ответом на него, известной обороной. Да, это было бы так, если бы на местах национализм антирусский дальше реакции на национализм русский не уходил.»

Я не буду заявлять, что-де Сталин вынужденно маскировался, и заявлял о «великорусском шовинизме» как о главном вопросе якобы для маскировки. Вполне соглашусь с тем, что, вероятнее всего, по крайней мере в то время он действительно думал то, что говорил.

Но он выступает против любого национализма, а не только русского; признает, что на местах антирусский национализм уходит дальше реакции на «русский шовинизм»; и что этот самый «русский шовинизм» относится к прослойке нэпманов, а не ко всем великороссам, что и подчеркивает!

Сравните, скажем, с Бухариным:

«Нельзя даже подходить здесь с точки зрения равенства наций, и т. Ленин неоднократно это доказывал. Наоборот, мы должны сказать, что мы в качестве бывшей великодержавной нации должны идти наперерез националистическим стремлениям и поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям. Только при такой политике, идя наперерез, только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций.

… Если бы мы стали здесь, на съезде, разбирать вопрос о местных шовинизмах, мы бы вели неправильную политику. Ведь почему т. Ленин с такой бешеной энергией стал бить тревогу в грузинском вопросе? И почему т. Ленин не сказал ни слова в своем письме об ошибках [грузинских] уклонистов и, наоборот, все слова сказал, и четырехаршинные слова сказал, против политики, которая велась против уклонистов? Почему он это сделал? Потому, что не знал, что существует местный шовинизм? Или потому, что не мог перечислить десятка уездов с сепаратистскими тенденциями? Почему же он это сделал? А потому, что т. Ленин — гениальный стратег. Он знает, что нужно бить главного врага…»

Гениальный стратег, таки да… Забавно, но ленинскую стратегию, похоже, реализуют сейчас либеральные политики.

Ленин и Сталин, федерация и автономия

Чтобы покончить с Лениным, обсудим вопрос «федерация против автономии», по которому у него были разногласия со Сталиным.

Интересно то, что изначально Ленин выступал категорически против федерализма.

В 1913 г. он писал, что «Марксисты, разумеется, относятся враждебно к федерации и децентрализации — по той простой причине, что капитализм требует для своего развития возможно более крупных и возможно более централизованных государств. При прочих равных условиях, сознательный пролетариат всегда будет отстаивать более крупное государство.» Логично, не так ли?

Это отрицательное отношение к государственному федерализму наиболее резкое выражение получило в письме Ленина Шаумяну в ноябре того же, 1913 года (Впервые напечатано 15 (2) марта 1918 г. в газете «Бакинский Рабочий» № 48): «Мы за демократический централизм, безусловно. Мы против федерации... Мы в принципе против федерации — она ослабляет экономическую связь, она негодный тип для одного государства. Хочешь отделиться? Проваливай к дьяволу, если ты можешь порвать экономическую связь, или вернее, если гнет и трения “сожительства” таковы, что они портят и губят дело экономической связи. Не хочешь отделяться? Тогда извини, за меня не решай, не думай, что ты имеешь “право” на федерацию”».

Кстати говоря, и здесь Ленин не удержался: «Право на самоопределение есть исключение из нашей общей посылки централизма. Исключение это безусловно необходимо перед лицом черносотенного велико-русского национализма, и малейший отказ от этого исключения есть оппортунизм…»

Видимо, понимание, что централизация неизбежно приведет к главенствующей роли русского народа, и привело Владимира Ильича к отказу от начальной позиции. Вот, скажем, уже упоминавшаяся статья декабря 1914 года «О национальной гордости великороссов»: «…мы безусловно, при прочих равных условиях, за централизацию и против мещанского идеала федеративных отношений».

При прочих равных, таки да. Но:

«Однако даже в таком случае, во-первых, не наше дело, не дело демократов (не говоря уже о социалистах) помогать Романову-Бобринскому-Пуришкевичу душить Украину и т.д. Бисмарк сделал по-своему, по-юнкерски, прогрессивное историческое дело, но хорош был бы тот “марксист”, который на этом основании вздумал бы оправдывать социалистическую помощь Бисмарку! И притом Бисмарк помогал экономическому развитию, объединяя раздробленных немцев, которых угнетали другие народы. А экономическое процветание и быстрое развитие Великороссии требует освобождения страны от насилия великороссов над другими народами — эту разницу забывают наши поклонники истинно русских почти-Бисмарков.»

Условия-то, оказывается, по-ленински не равные…

При этом украинские «национал-коммунисты» 20-х годов действиетельно вели дело к отрыву Украины от России, о чем свидетельствует Нарком иностранных дел Чичерин в письме в Политбюро ЦК РКП(б) от 16 марта 1922 года:

«Разногласие возникло по поводу назначения Украинским правительством отдельной миссии в прибалтийские государства, причем члены этой миссии прибыли в Ковно, Ригу и Ревель даже без предварительного уведомления НКИД РСФСР и ведут там сепаратную политику помимо представительств РСФСР… Западные представительства уже неоднократно обнаруживали стремление сепаратно заигрывать с Украиной и вообще с окраинными государствами и разыгрывать их против РСФСР» («ЦК РКП(б) –ВКП(б) и национальный вопрос», Москва, РОССПЭН 2005 г.).

А на четвертом совещании ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и областей, проходившем 9-12 июля 1923 года, Сталин показал, чего на самом деле хотят украинские буржуазные националисты с коммунистическими партийными билетами:

«Разве случайность, что т.т. украинцы, рассматривая известный проект Конституции, принятый на съезде Союза Республик, вычеркнули из него фразу о том, что республики объединяются в одно союзное государство? Разве это случайность и разве они этого не сделали?.. Вычеркнуты слова “объединяются в одно союзное государство”. Выкинуто тут четыре слова. Почему? Разве это случайность? Где же тут федерация? Я усматриваю зародыши конфедерализма у тов. Раковского еще в том, что он выкинул в известном пункте Конституции, принятой 1-м съездом, слова о Президиуме, как “носителе верховной власти в промежутках между сессиями”, разделив власть между президиумами двух палат, т.е. сведя союзную власть к фикции. Почему он это сделал? Потому, что он против идеи союзного государства, против действительной союзной власти».

Важно понимать, что декларировался временный характер Советского государства. Оно должно было прослужить лишь «запалом» цепной реакции мировой революции, которая должна привести сначала к всемирной федерации социалистических республик, а затем к отмиранию государства по Марксу-Энгельсу.

Но не надо было быть гением, чтобы понимать обстановку: Россия в то время находилась в состоянии глубокого кризиса и, следовательно, нуждалась в восстановлении действенной центральной власти. А уже после ее установления можно присоединять и другие территории/народы, причем именно на правах автономий.
Сталин отметил в дискуссии на секции по национальному вопросу XII съезда РКП(б):

«Я был тогда на фронте на юге, тов. Ленин перед 2 Конгрессом Коминтерна прислал свой проект по национальному вопросу и просил меня отозваться, так же, как и других. Там говорилось, что мы Коминтерн будем добиваться федерирования национальностей и государств. Я тогда сказал — это все храниться в архиве ЦК — не пройдет это. Если вы думаете оставаться в рамках федерирования национальностей старой России – это еще понятно, но если вы думаете, что Германия когда-либо войдет к вам в Федерацию на правах Украины, — ошибаетесь. Если вы думаете, что даже Польша, которая сложилась в буржуазное государство со всеми атрибутами, войдет в состав союза на правах Украины, — ошибаетесь. Это я говорил тогда. И тов. Ленин прислал грозное письмо — это шовинизм, национализм, нам надо центральное мировое хозяйство, управляемое из одного органа» («Национальный вопрос на перекрестке мнений. 20-е годы документы и материалы. Москва, «Наука» 1992 г., стр. 210).

Но на практике получилось иначе.

В резолюции по национальному вопросу, принятой Апрельской конференцией партии в 1917 году, вопрос о федеративном устройстве государства не поднимался вообще. В резолюции говорится о праве наций на отделение, об автономии национальных областей в рамках единого (унитарного) государства, наконец, об издании основного закона против каких бы то ни было национальных привилегий, но ни одного слова не сказано о допустимости федеративного устройства государства.

Но тут же, в августе 1917 года, Ленин в книге «Государство и революция» пишет о допустимости федерации как переходной формы «к централистической республике»:

«Энгельс, как и Маркс, отстаивает, с точки зрения пролетариата и пролетарской революции, демократический централизм, единую и нераздельную республику. Федеративную республику он рассматривает либо как исключение и помеху развитию, либо как переход от монархии к централистической республике, как “шаг вперед” при известных особых условиях. И среди этих особых условий выдвигается национальный вопрос... Даже в Англии, где и географические условия, и общность языка, и история многих сотен лет, казалось бы, “покончила” с национальным вопросом отдельных мелких делений Англии, даже здесь Энгельс учитывает ясный факт, что национальный вопрос еще не изжит, и потому признает федеративную республику “шагом вперед”. Разумеется, тут нет ни тени отказа от критики недостатков федеративной республики и от самой решительной пропаганды и борьбы за единую, централистически-демократическую республику.»

Но вот наступает январь 1918 — и в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» читаем: «Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация Советских национальных республик».

Мутация прямо на бегу. Помните старый анекдот? «— Может ли змея сломать себе хребет? — Может, если поползет по генеральной линии партии.»

Впрочем, в кратком изложении текста резолюции (в «Известиях»), в названии Российской республики слово «федерализм» отсутствовало.

Официально же федерализм был утвержден на VIII съезде (1919 год): «Как одну из переходных форм на пути к полному единству, партия выставляет федеративное объединение государств, организованных по советскому типу.»

Позже, в декабре 1924, Сталин в статье «Против федерализма» (Сталин И.В. Cочинения. – Т. 3. – М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1946.) пишет:

«Эту эволюцию взглядов нашей партии по вопросу о государственной федерации следует объяснить тремя причинами.

Во-первых, тем, что ко времени Октябрьского переворота целый ряд национальностей России оказался на деле в состоянии полного отделения и полной оторванности друг от друга, ввиду чего федерация оказалась шагом вперед от разрозненности трудящихся масс этих национальностей к их сближению, к их объединению.

Во-вторых, тем, что самые формы федерации, наметившиеся в ходе советского строительства, оказались далеко не столь противоречащими целям экономического сближения трудящихся масс национальностей России, как это могло казаться раньше, или даже — вовсе не противоречащими этим целям, как показала в дальнейшем практика.

В-третьих, тем, что удельный вес национального движения оказался гораздо более серьезным, а путь объединения наций — гораздо более сложным, чем это могло казаться раньше, в период до войны, или в период до Октябрьской революции.»

Как обычно — Сталин вынужден подчиняться партийной дисциплине и формальному следованию Ленину в теории, но на практике гнет свою линию.

Будущее советского федерализма уже отчетливо просматривалось в заявлении И.В. Сталина, опубликованном в «Правде» 3 и 4 апреля 1918 г. Сталин утверждал, что советская федерация не имеет ничего общего с буржуазной федерацией, что советская федерация представляет собой переход, который будет достигнут «с течением времени» от «принудительного царистского унитаризма» к «добровольному и братскому объединению Трудовых масс всех наций и племен России», конечная цель которого в переходе к «будущему социалистическому унитаризму».

При этом — обратите внимание — «Так называемая независимость так называемых независимых Грузии, Армении, Польши, Финляндии, и т.д. есть лишь обманчивая видимость, прикрывающая полную зависимость этих, с позволения сказать, государств от той или иной группы империалистов.» («Политика Советской власти по национальному вопросу в России»)

Или, скажем, отношение уже не к территориям, а к нации. Сталин выступает против антисемитизма:

«Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.  Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.  В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью.» («Об антисемитизме», ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки 30 ноября 1936 г.)

Но при этом еще раньше точно также возмущался и еврейским шовинизмом:

«Сохранить все еврейское, консервировать все национальные особенности евреев, вплоть до заведомо вредных для пролетариата, отграничить евреев от всего нееврейского, даже особые больницы устроить, — вот до чего опустился Бунд!» («Марксизм и национальный вопрос»)

Все просто и логично («Марксизм и национальный вопрос»):

«...культурно-национальная автономия непригодна. Во-первых, она искусственна и нежизненна, ибо она предполагает искусственное стягивание в одну нацию людей, которых жизнь, действительная жизнь, разъединяет и перебрасывает в разные концы государства. Во-вторых, она толкает к национализму, ибо она ведет к точке зрения “размежевания” людей по национальным куриям, к точке зрения “организации” наций, к точке зрения “сохранения” и культивирования “национальных особенностей”, — дело, совершенно не идущее к социал-демократии...  Итак, национальная автономия не решает вопроса.»

«Единственно верное решение — областная автономия, автономия таких определившихся единиц, как Польша, Литва, Украина, Кавказ, и т.п.  Преимущество областной автономии состоит, прежде всего, в том, что при ней приходится иметь дело не с фикцией без территории, а с определенным населением, живущим на определенной территории. Затем, она не межует людей по нациям, она не укрепляет национальных перегородок, — наоборот, она ломает эти перегородки и объединяет население для того, чтобы открыть дорогу для межевания другого рода, межевания по классам. Наконец, она дает возможность наилучшим образом использовать природные богатства области и развить производительные силы, не дожидаясь решений общего центра, — функции, не присущие культурно-национальной автономии.

Итак, областная автономия, как необходимый пункт в решении национального вопроса.»

Важно: несмотря на то, что декларировалась федерация, и Сталин ее формально поддерживал, на деле продвигалась скорее автономия — причем с максимально возможным контролем из Центра.

Кроме того, Сталин хорошо усваивал уроки истории. Смотрите сами, вот Сталин образца 1921-го года:

«...старое государство, помещики и капиталисты оставили в наследство такие загнанные народности, как киргизы, чеченцы, осетины, земли которых служили для колонизации со стороны казачьих и кулацких элементов России. Эти народности были обречены на неимоверные страдания и вымирание.»

А через пару десятков лет он сам отдавал приказ к переселению тех же чечен.

Поскольку понял: по себе людей не судят. Есть те, которые благодарны за помощь, а есть те, которые считают, что если им оказывают помощь — то их боятся.

И тост Сталин за русских поднимал после Победы уже персонально, а не громил «великодержавный шовинизм», не так ли?

А потом был Вождя не стало, и наступило время партократии. Русские уже не «подтягивали» до своего уровня национальные окраины, а просто кормили и содержали их в значительной части за свой свет.

С другой стороны — это сейчас, зная этнопсихологию проч., можно сразу сказать, что ничего из попытки объединить народы в дружную семью не выйдет (а вот в союзные народы — можно было и попробовать, но пытались сделать именно «семью народов»).

В соответствии с установкой (утрированно) «национальности отметить, классовую борьбу ввести» Сталин хотел обособить в 1921-м и Украину, и Белоруссию. Чтобы сделать одну «гражданскую нацию», надо было использовать как можно меньшие «кусочки». Логично. Вот только сама концепция — ложная. Я отнюдь не считаю, что все, что Сталин делал — было хорошо.

Впрочем, не будем забегать вперед.

Давайте пойдем по порядку…
...
...
...
Подробнее:
http://warrax.net/91-92/01/nathionstalin.html


...
Для понимания того, что происходило в СССР того времени, надо знать, с чем сравнивать. Что было до большевиков в России в этом плане?

Сергей Сергеев (главный редактор журнала «Москва»), «Нация в русской истории»:

«Самое же главное в том, что русские не только не были привилегированной этнической группой в Российской империи, но, напротив, — одной из самых ущемленных. Разумеется, речь идет не о дворянстве, верхушке духовенства или буржуазии (вкупе они составляли не более 2% русского этноса), а прежде всего о крестьянстве (даже к 1917 году — более 70% русских, а ранее — более 90%). Налогообложение великорусских губерний в сравнении с национальными окраинами было больше в среднем на 59% . Вот, например, такой факт. С 1868 по 1881 год из Туркестана в Государственное казначейство поступило около 54,7 млн рублей дохода, а израсходовано было 140,6 млн, то есть почти в 3 раза больше. Разницу, как говорилось в отчете ревизии 1882–1883 годов, Туркестанский край “изъял” за “счет податных сил русского народа”. В 90-х годах государство тратило на Кавказ до 45 млн в год, а получало только 18 млн, естественно, дефицит в 27 млн опять-таки покрывал великорусский центр. В 1868–1871 годах русские центральные земледельческие районы, приносившие 10,39% дохода, расходовали только 4,6% от общего бюджета, а в 1879–1881 годах показатели доходов и расходов были 11,1 и 5,42% соответственно. Центральный промышленный район давал бюджету в 1868–1871 годах 6,2% дохода, а расходов на него приходилось 3,3%, в 1879–1881 годах эти показатели составляли 6,34 и 2,83%. Получалось, что в среднем на душу населения в губерниях Европейской России приходилось в 1,3 раза больше прямых податей, чем в Польше, в 2,6 раза больше, чем в Закавказье, почти в два раза больше, чем в Средней Азии. По некоторым подсчетам, население окраин ежегодно “обогащалось” в среднем на сумму от 12 до 22 рублей на одну душу мужского пола.

…средняя продолжительность жизни у русских (28,7 лет) была ниже не только чем у немцев (45), латышей (45), финнов (44,3), эстонцев (43,1), литовцев (41,8), поляков (41), евреев (39), украинцев (38,1), но и чем у молдаван (40,5), белорусов (36,2), башкир (37,3), татар (34,9), чувашей (31), и ниже средней продолжительности жизни для 14 народов империи (32,4).

Что же касается образования, то к концу XIX века русских, умеющих читать, было 29,3%. Для сравнения: финнов — 98,3%, эстонцев — 94,1%, латышей — 85%, немцев 78,5%, евреев — 50,1%, литовцев — 48,4%, поляков — 41,8%, греков — 36,7%. Из европейских народов империи от русских отставали только белорусы (20,3%) и украинцы (18,9%).»

Как видите — несмотря на то, что при большевиках русские продолжали играть роль «тягловой силы», их положение относительно улучшилось — сравните продолжительность жизни и уровень образования.

Во избежание кривотолков: я отнюдь не являюсь сторонником большевизма, но по фактам смело можно исходить из концепции «меньшего зла». Из всех самодержцев Романовых к русским нормально относился лишь Александр III. Но и он мало что сделал для русских по факту.
...
http://warrax.net/91-92/01/nathionstalin.html

0

7

Структура СССР при образовании

Как известно, Союз Советских Социалистических Республик образовался в 1922 году.

Национальная политика тесно связана с административной структурой государства — думаю, это понятно. Какова была ситуация в то время?

Каждый регион тянул одеяло на себя. Местечковые «фюреры» очень хотели самостоятельности, чтобы править в своем регионе, минимально отчитываясь центру.

Возьмем для примера «украинизацию», вновь актуальную в наше время. В основе этой идеологии лежит историческая концепция М.С. Грушевского, деятеля буржуазной Украинской Рады. Бежавший в Австрию историк вернулся в СССР, в 1924 г. он был избран членом Академии Украины, а в 1929 г. — Академии наук СССР. Его стержневая идея состояла в этническом и историческом противопоставлении украинцев и русских.

Микола Хвылевой, ссылаясь на решения XII съезда РКП(б), настаивал на «коренизации» государственного аппарата, что означало массовое увольнение тысяч грамотных, квалифицированных специалистов, для которых родным языком был русский. Малороссийский диалект — это сельская мова. Учтите, что 90% городского населения Украины в тот период были русскими. Именно на них держалась вся система здравоохранения, образования, городское хозяйство, культура, промышленность…

Известно, что преобразуя автономные республики в союзные, Сталин часто изменял их границы.

Например, Молдавия, которая с 1924 года существовала как АССР в составе Украинской ССР (включала в себя ещё ряд районов, ныне входящих в Одесскую область), после освобождения Бессарабии в 1940 г. была преобразована в Молдавскую ССР. При этом в новую союзную республику из состава прежней АССР того же имени вошли только 6 районов, а 8 районов были переданы Украине.

Казахская же АССР при своём образовании включила крупные территории Приуралья, Южной Сибири и Алтая, населённые почти исключительно русскими. Весь советский период истории казахи составляли меньшинство населения Казахской республики.

Можно ли объяснить такую странность?

Да легко, стоит только помнить о том, что Сталин был в первую очередь государственником.

В европейской области следовало проводить ротации территорий именно для того, чтобы местное руководство не успевало объединиться в кагал, противостоящий центру: поменялись территории, и теперь надо договариваться с новыми лицами, а старые договоренности уже не актуальны. Более того, они становятся опасными: понятно, что политиканы, которые устраивают сговор, с легкостью предадут бывших союзников, чтобы выслужиться перед центром или если это будет выгодно для нового заговора.

При этом о русском народе стали говорить — вопреки распространенному мнению — еще до войны, а не после Победы. Так, в 1938 году Государственное издательство политической литературы выпустило книгу «РСФСР» под редакцией А. Леонтьева и Н. Михайлова. В ней роль России была определена как ведущая, причем авторы писали именно о «героическом великом русском народе».

Оцените следующий тезис: «Вершина русской культуры — ленинизм — является одновременно вершиной всей мировой культуры». Таким образом, как справедливо считает Д. Чураков в своей статье («Сталинская национальная политика и решение русского вопроса в СССР в 20-30-е годы»), русская культура была провозглашена вершиной мировой культуры. И это происходило под прикрытием интернационального ленинизма! Сталин пытался поставить «марксизм-ленинизм» на службу России и русским.

Что же касается Казахстана, то опять ответ лежит в плоскости стратегического государственного планирования. Смешанное проживание разных народов Сталин рассматривал как залог сохранения и укрепления единства страны. Проживание русского большинства в Казахстане прикрепляло к стране и эту республику, и весь макрорегион.

Важно: сами русские, проживающие в Казахстане, не находились в каком-либо приниженном положении. Именно при Сталине была введена практика, когда вторым секретарем ЦК национальной компартии в обязательном порядке назначался русский — причем именно из Москвы. Таким образом, укреплялось единство страны, а русское население получало прямую поддержку из столицы. В этих условиях практически невозможно было нарушить права русских, а дотации, выделяемые национальным окраинам, работали и на них: распределение шло не по национальности, а по месту проживания. При этом именно русские на местах составляли прослойку интеллектуалов, квалифицированных рабочих, ученых и т.д.

Единственный случай в СССР тех времен, который приходит на ум, — это трагедия в Грозном в 1958 году. Однако случилось все именно потому, что «невинно репрессированных» чечен и ингушей реабилитировал Хрущев. Только за 1957 год в Чечено-Ингушскую АССР прибыло свыше 200 тыс. репатриантов (что превышало все запланированные лимиты), а 113 тысяч русских, осетин, аварцев, украинцев и граждан других национальностей — выехали из республики. Так что происшедшее — вина отнюдь не Сталина, а тех, кто начал ломать им построенное.

Или возьмем Среднюю Азию. К 1922 году там существовали формально независимые Бухарская и Хорезмская народные советские республики (на месте бывших Бухарского эмирата и Хивинского ханства), Киргизская и Туркестанская АССР, которая включала в себя, наряду с частями территорий нынешних Узбекистана, Туркмении и Таджикистана, не входивших в Хорезм и Бухару, также и Южный Казахстан.

Киргизская АССР охватывала центральные и северные области будущего Казахстана.

В 1924-1925 гг. было проведено «национально-государственное размежевание» Средней Азии. Образовались национальные республики, из которых Узбекская и Туркменская тогда же получили статус союзных, а Таджикская — в 1929 году (до этого — АССР в составе Узбекистана). При «чересполосном» расселении народов в Средней Азии (особенно узбеков и таджиков) границы между новыми республиками не могли иметь достаточной легитимности (так, населённый преимущественно таджиками Самарканд оказался в пределах Узбекской ССР и до 1930 года даже был столицей этой республики).

Наглядный пример ротации, не так ли?

А вот — пояснение, зачем.  Димитрий Чураков, «Сталинская национальная политика и решение “русского вопроса” СССР в 1920-1930-е гг.»:

«Остро стоял “тюркский” вопрос. Ещё в период дискуссии о путях образования СССР национализм резко проявился среди руководства некоторых мусульманских республик. Так, видный деятель наркомнаца Султан-Галиев требовал поднять до уровня союзных (т. е. имеющих право выхода из Союза) ряд российских автономий. Речь шла, прежде всего, о Туркестанской АССР, включавшей в себя территории Киргизии, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. В последующем он выдвигал планы создания на территории России четырёх республик, носящих наднациональный, по сути, пантюркистский характер: федерации Урало-Волжских республик, Общекавказской федерации, Казахской республики и, так называемой Туранской республики, состоящей из четырёх Средней Азии. В 1923 г. специальное совещание ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик, подвергшее позицию Султан-Галиева критике. Но и после этого, в конце нэповского периода ряд работников Татарской и Крымской АССР были уличены в связях с пантюркистским движением и Турцией.»

Таким образом, расчленение Закавказской СФСР вполне укладывается в логику сталинской политики разукрупнения регионов, которую он проводил в 30-е годы.

Лидеры местных парторганизаций воспользовались тем, что ЦК погряз во внутрипартийной борьбе и сумели создать «красный феодализм».

Исходя из этого, становится понятно, почему — как любят этот аргумент «СССРфобы»! — у русских не было центральных органов власти, в отличие от национальных окраин. Дело вовсе не в «русские, как государствообразующая нация, имели дело сразу с союзными органами», как натужно пытаются выкрутиться из ситуации стандартным образом. Суть именно в том, что РСФСР — это громаднейшая территория, и если бы у нее была самостоятельность, то «глава РСФСР» обладал бы не намного меньшей властью, чем «глава СССР». Что с государственной т.з. непозволительно.

Именно поэтому, когда в РСФСР был ликвидированы губернии, а на их месте возникли гигантские «экономические края». Их насчитывалось 14 и они, по своей мощи вполне были сопоставимы с союзными республиками. Характерно, что их руководители, бывало, вступали в конфронтацию с руководителями республик. Так, в 1926-1929 годах шли ожесточенные споры между украинскими и сибирско-уральскими лидерами по поводу того, где строить стратегически важные металлургические комбинаты. А в 1934 году самарское руководство взяло, да и завернуло составы с хлебом, направленные в Среднюю Азию…

Таким образом, «угнетенное положение русских по отсутствию собственных Академий Наук, республиканского Политбюро и проч.» сводилось на деле лишь к ярлычками, которыми тешились в национальных окраинах. Правда, после Сталина система деградировала: понятно, что защитить диссертацию и т.п. куда проще в национальной Академии Наук, чем в РАН. Не говоря уж о карьерной лестнице по партийной линии. Но сейчас мы разбираем эпоху и действия Иосифа Виссарионовича, а не партократии после его смерти.

Федерация или?

Так чем же был на самом деле СССР?

В официальных документах Советский Союз никогда не назывался федерацией, хотя формально был создан на основе договора формально самостоятельных государств. Однако еще с 1918 года почему-то была Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, которая с 1937 года (новая Конституция) начала именоваться как Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.

Чехарда какая-то, не так ли?

Изначально СССР мыслился его создателями как «одно союзное государство», которое по мере развития все больше и больше развивается в направлении централизации и усиления центральной власти (обосновывалось выше, см. суждения Сталина о федерализме как переходном периоде).

Так подход естественен для России, которая не может полноценно существовать без сильной центральной власти. Вследствие этого федерализм провозглашался лишь формально и не являлся системообразующим принципом.

СССР, разумеется, имел признаки конфедеративного союза. Он был создан по национальному признаку из самостоятельных национальных государств, отличавшихся своей историей, культурой, религией, степенью развитости политической культуры, опытом и традициями государственного строительства. В национальном сознании народов этих стран имелись достаточно устойчивые элементы недоверия к центру, который прочно ассоциировался с Российской империей и самодержавием. При заключении союза они, понятно, не ставили вопроса о ликвидации своей самостоятельности, и субъекты союза были теоретически наделены правом выхода из его состава (разбиралось ранее). Между тем — в федеративном государстве попытка сепаратизма рассматривается как мятеж.

Еще более интересный факт: мало того, что все союзные республики обладали суверенитетом, Украинская ССР и Белорусская ССР были субъектами международного права, имея своих представителей в ООН и других международных организациях! Именно они и были в числе тех, кто решил потом судьбу СССР, что характерно.

Но  СССР также обладал и признаками федерации. Он был единым государством, состоящим из нескольких государственных образований — союзных республик (число их менялось как по мере присоединения к Союзу новых членов, так и по произвольному понижению статуса, например, в случае с Карелией), которые имели собственную территорию, которая по закону не могла быть изменена без их согласия, свою конституцию, органы государственной власти. Несмотря на огромную власть федерального центра и широкую его компетенцию, в ведении субъектов Союза находился широкий круг вопросов, требующих учета национальных особенностей и конкретных нужд населения для их разрешения.

Таким образом, СССР являл собой химеру: соединение трех начал государственного устройства. Он одновременно был государством унитарным, федеративным и конфедеративным. Понятно, что конфедерация имеет два вектора развития: в сторону федерализма или в сторону полного распада.

Понятно, что такое странное образование годилось лишь как временное явление. Но партократия в массе была озабочена лишь сохранением своего привилегированного положения, и уж в любом случае ей не были нужны какие-либо глобальные перемены. Так и катилось по инерции странное образование, сшитое «на живую нитку» коммунистической идеологии, пока нитки не прогнили.

XII съезд РКП
...
Экономические нюансы

С налаживанием народного хозяйства вошла в практику эксплуатация русских крестьян путем установления низких закупочных цен на хлеб и другую сельхозпродукцию при высоких закупочных ценах на хлопок и некоторые другие сельхозкультуры в южных республиках, в том числе в Закавказье, где жизненный уровень местных крестьян быстро превысил таковой у русских.

Обратите внимание: одно дело — дотации, «дотягивание до своего уровня» и прочая помощь. И совсем другое дело — явные преференции нерусским.

Поясню для наглядности «на пальцах». Предположим, некоему региону для «уравнивания» нужен, условно говоря, миллион буказоидов. Если центральная власть просто  выделяет по сто тысяч буказоидов в течение десяти лет, то, конечно, эти деньги перераспределяются, но идут именно как инвестиция (не в монетаристстком смысле, понятно). И, ежели одновременно окультуривать население, то в результате (теоретически) можно получить союзника, на территории которого есть инфраструктура, которую можно использовать к общей выгоде.

А вот если, чтобы уменьшить прямые дотации, местному населению за приблизительно одинаковую работу будут платить больше буказоидов, чем государствообразующей нации (точнее, в местах ее проживания), то мало того, что это несправедливо изначально, так и после того, как миллион буказаоидов будет «отработан», население не поймет сокращения доходов — и несправедливая оплата труда останется дальше.

Вот, казалось бы, книга, не имеющая отношения к теме — В. Похлебкин «Чай, его история, свойства и употребление», но механизм явления показан на примере:

«…было решено обратить особое внимание на резкое увеличение продукции чая в традиционных районах отечественного чаеводства — Грузии, Азербайджане, Краснодарском крае, с тем чтобы целиком специализировать их на чайном производстве, изъяв под новые плантации чая земли, предназначенные там под другие, обычные культуры.

Этот целесообразный с точки зрения интересов всей страны план, однако, натолкнулся на упорное, вначале тайное, а затем и явное нежелание грузинских хозяйственников развивать чаеводство как профильную отрасль с непременным повышением качества продукции. С конца 70-х годов это нежелание переросло в сопротивление и саботаж всего чайного дела. С 80-х годов уже прямо стали сокращать ручные сборы чайного листа, дающие самые высокие сорта. Качество же сырья при машинном сборе катастрофически ухудшалось.

Официальным мотивом для такой политики у грузинской администрации и тогдашних грузинских партийных кругов, в первую очередь секретаря ЦК КП Грузии Э.А. Шеварднадзе, было то, что надо, дескать, покончить с ручным трудом, хотя, как свидетельствует мировой опыт, всё чаеводство и в Индии, и в Китае, и в Японии покоится только на ручном труде и без него невозможно. Но проповедовать ручной труд в СССР считалось ересью, и ловкие грузинские демагоги умело использовали это обстоятельство для фактического подрыва советской экономики. Их истинным мотивом против чаеводства в Грузии было то, что самим грузинам чай не нужен, а делать вклад в общесоюзную экономику, а тем более помогать России, они считали для себя невыгодным. Они хотели, чтобы Грузия занимала положение “балованной дочери” России и всего Советского Союза, который бы обеспечивал ей безбедное существование за счёт напряженной работы и ресурсов других республик, и в первую очередь РСФСР.

…под видом технического прогресса шла методичная, организованная порча чайного сырья, не имеющая аналогий в азиатских странах классического чайного производства, где не прибегают к машинам.»

Еврейский вопрос

Вопрос, прямо скажем, ангажирован до чрезвычайности — одни любят кричать о «жидомасонах», другие — об «антисемитизме».

Подробный разбор «кто в чем и в какой степени прав» — тема для толстой многотомной монографии. Поэтому отмечу лишь один нюанс: именно евреи составляли костяк троцкистов (сам Троцкий — Лейба Бронштейн «в оригинале»). Я, понятно дело, не заявляю, что все евреи были троцкистами, или что все троцкисты были евреями. Но факт есть факт: существовала организованная группа среди большевиков, которую заботила отнюдь не русская нация и сильная Россия.

Роберт Такер «Сталин. Путь к власти»:

«Говоря о  концепции,  которая  сложилась у Джугашвили  о самом себе как большевике, не следует  упускать из виду  и  классовый  компонент. Отдельные места  в его  статьях  того времени полны чувства гордости за  большевиков — подлинно пролетарскую  фракцию  социал-демократической партии. Вернувшись  в 1907  г.  с  Лондонского  партийного съезда,  он  сообщил в  русской  газете “Бакинский Пролетариат”,  что среди  большевистских  делегатов  было  больше фабрично-заводских рабочих, чем среди меньшевистских. (См.: И. Сталин. «Лондонский съезд российской социал-демократической рабочей партии» — прим. А.Б.)

А  в  следующий  момент   Джугашвили   заявил,  что  фракция  настоящих пролетариев   является   также   фракцией   истинных   русских.   Анализируя национальный состав  делегаций, он  подчеркнул, что в то время, как среди 85 меньшевистских  делегатов  большинство  принадлежало   евреям,  за  которыми следовали   грузины,   затем   русские,   подавляющее  большинство   из   92 делегатов-большевиков  были  русскими,  далее  (по  численности)  шли евреи, грузины и т.д.»

К концу тридцатых годов, когда был уничтожен Троцкий, смещены с высоких постов его последователи, установлена в руководящих звеньях некая национальная пропорциональность, пресловутый «еврейский вопрос» начал затухать сам собой.

Однако некоторые представители еврейской нации постоянно требовали особых прав, что, понятно, вызывало раздражение.

Владимир Успенский, «Тайный советник вождя»:

«Характерная деталь. На первом же после скандала с Каплером Пленуме ЦК Иосиф Виссарионович произнёс (цитирую по памяти) такие фразы: “Необходимо опять заняться проклятым вопросом, которым я занимался всю жизнь, но, как видно, немногого достиг. Это национальный вопрос... Некоторые товарищи еврейского происхождения думают, что эта война ведётся за спасение еврейской нации. Эти товарищи ошибаются. Великая Отечественная война ведётся за спасение, за свободу и независимость нашей Родины во главе с великим русским народом”.»

Вот пример: 15 февраля 1944 года на имя Сталина поступило письмо с предложением о создании на территории Крыма Еврейской социалистической республики, подписанное руководством Еврейского антифашистского комитета: С.М. Михоэлсом, Ш. Эпштейном, И.С. Фефером (под редакцией С.А. Лозовского).

Спрашивается, зачем евреям отдельная республика, причем именно Крыму?

Пожалуй, самый наглядный пример претензий на исключительность приводит А. Карпов в своей книге «Генералиссимус».

В числе многих организаций и партий в период Февральской и Октябрьской революций существовала Еврейская коммунистическая партия (ЕКП). Она действовала сепаратно, отдельно от коммунистов-большевиков, меньшевиков и других партий, что указывает на наличие у этой ккомпартии своей особенной цели, не схожей с другими революционными программами.

Однако события сложились так, что верх взяли большевики. Еврейская коммунистическая партия несколько лет пребывала как бы не у дел; большевики овладели не только властью, но и умами и надеждами народов, населяющих Россию.

И вот, когда Ленин доживал последние дни, Троцкий (Бронштейн), Зиновьев (Апфельбаум), Каменев (Розенфельд) провели хитрую комбинацию.

На январском пленуме ЦК РКП(б) 1923 года в числе других вопросов был очередной отчет Сталина перед Политбюро и ЦК о работе Секретариата. Неожиданно для всех присутствующих Каменев заявил: «Политбюро считает первым вопросом, вместо отчета товарища Сталина, заслушать сообщение о положении дел в дружественной нам Еврейской компартии. Пришло время, товарищи, когда без бюрократических проволочек следует всех членов ЕКП принять в члены нашей большевистской партии.»

Карпов описывает события так:

«Пауза несколько затянулась. Сталин понимал: выступить открыто против, значит навлечь на себя ненависть тех, кого хотят протащить в партию, а заодно и тех, кто им способствует изнутри. Но нельзя было и промолчать, молчание — знак согласия.

Сталин попросил дать ему слово. Со свойственной ему находчивостью в критические минуты он сказал:

— Я не против приема нескольких тысяч членов Еврейской коммунистической партии в Российскую коммунистическую партию большевиков. Но прием должен быть без нарушения нашего устава — то есть индивидуальным. Все вновь вступающие, согласно уставу, должны представить рекомендации пяти членов нашей партии с пятилетним стажем. Я говорю об этом потому, что в программе Еврейской компартии записано: евреи — божья нация, призванная руководить всем международным еврейским рабочим движением. В ЕКП принимаются только евреи. Необходимо, чтобы вступающие в нашу партию и вся ЕКП на своем съезде отказались публично от сионистских задач своей программы.

Троцкий буквально вскочил со стула и, со свойственной ему экспрессией, четким и зычным голосом хлестнул в Сталина:

— Здесь случай особый. То, о чем говорит Сталин, уже практически осуществлено. На декабрьском пленуме ЦК ЕКП 1922 года принято решение: отказаться от сионистской программы партии и просить о приеме всей партии в состав партии большевиков. Я думаю, нельзя, как рекомендует Сталин, начинать нашу совместную деятельность с недоверия, это будет оскорбительно.

Вслед за Троцким (Бронштейном) поднялся Зиновьев (Радомышельский-Апфельбаум), он был не только председателем Петроградского совета, членом Политбюро, а еще и председаталем Исполкома Коминтерна.

— Поскольку ЕКП на своем пленуме отказалась от сионистской программы, — убеждал Зиновьев, — Исполком Коминтерна рассмотрел обращение ЕКП и рекомендует ЕКП объединиться с РКП(б) на базе ее программы и устава. Исполком Коминтерна принял соответствующее решение. Я его зачитаю. — Зачитав документ, Зиновьев резюмировал: — Таким образом, решение Исполкома Коминтерна принято и оно обязательно для РКП(б). Напрасно товарищ Сталин пытается усложнять этот вопрос. …

Председательствующий Каменев (Розенфельд) посчитал дело решенным и предложил перейти к следующему вопросу:

— Заслушаем отчет товарища Сталина о работе канцелярии Политбюро.

Тем самым Каменев, как всегда, снова подчеркнул, что Сталин всего лишь руководитель “канцелярии”.»

Вот так, путем юридического крючкотворства, Троцкий протащил своих союзников в коммунистическую партию оптом. Сталин же тогда действительно был всего лишь «руководителем канцелярии»…

Соответствующее постановление было опубликовано в «Правде» очень мелким шрифтом в малозаметном месте 9 марта 1923 года.

Ленин так и не узнал об этом решении. О нем вообще постарались быстро забыть, его практически нигде не упоминали потом и не включали в сборники партийных документов.

Казаки

Говоря о национальном  вопросе, никак нельзя обойти стороной трагедию казачества. Именно эта часть русской нации наиболее полно вынесла на себе драму гражданской войны: «брат на брата» среди казаков было не просто красивой присказкой, а не такой уж редкой действительностью. Верность долгу и Родине была у подавляющего большинства казаков — вот только долг этот понимался кем-то как «за белых», а кем-то как «за красных». А казак — не крестьянин, чтобы желать остаться в стороне от войны…

Именно на долю казаков достались репрессии просто по факту происхождения. Приведу лишь несколько документов. Без комментариев.

«Мы определенно решили выселить 18 станиц с 60 тысячным населением по ту сторону Терека, в резултате чего станицы Сунженская, Тарская, Фельдмаршалская, Романовская, Ермоловская и другие были освобождены от казаков и переданы горцам ингушам и чеченцам» (Орджоникидзе Г.К. Статьи и речи, Том I, М., 1956).

Из письма И. Рейнгольда В.И. Ленину: «Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически».

Из директивы от 24 января 1919г. за подписью Свердлова:  «Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустимы».

Приказ от 3 февраля 1919 г. председателя РВС Республики Троцкого и дублирующие его Приказ № 171 от 5 февраля РВС Южного фронта «О расказачивании» и Директива Донбюро ВКП(б) от 8 апреля 1919 г прямо предписывали:

«а) физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие, т.е. от 18 до 50 лет;

б) физическое уничтожение так называемых “верхов” станицы (атаманов, судей, учителей, священников), хотя бы и не принимающих участия в контрреволюционных действиях;

в) выселение значительной части казачьих семей за пределы Донской области.»

В феврале 1919 г. газета «Известия Наркомвоена» (выходившая фактически под прямой редакцией Троцкого) писала:

«У казачества нет заслуг перед русским народом и государством. У казачества есть заслуги лишь перед темными силами русизма...

Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы приходится заметить сходство между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира...»

Общая численность казачества в 1917 году составляла не менее 4.4 миллиона человек. Из общей численности казаков Донское войско насчитывало более 2,5 млн. казаков, Кубанское — 1,4 млн., Терское — 250 тыс. Общая численность Амурского, Уссурийского, Сибирского и Забайкальского казачьих войск составляла чуть меньше 1 миллиона человек. Уральское казачество насчитывало более 150 тысяч человек, от которых после Гражданской войны не осталось и следа, что делает судьбу этого войска уникальной даже по меркам революционной России.

Впрочем, «Спецназ» уже писал об этом  — см. Сергей Иванов, «Трагедия казачества», номер за август 2007 года.

Примечание: я, разумеется, знаю, что «казак» — это не национальность, но, поскольку принадлежность к казачеству передается именно по наследству, счел нужным упомянуть казачье сословие в плане вопроса национальных отношений.

Заключение

Национальный вопрос  во времена Сталина был не менее актуален, чем в настоящем (честно говоря, этот вопрос всегда актуален).

Иосифа Виссарионовича и «ленинскую гвардию» разделяла пропасть — отношение к государственности.

Троцкий и его сообщники не могли примириться с той мыслью, что Россия может существовать как сильное самостоятельное государство, независимо от того, будут или не будут революции в других странах. Сталин же свою судьбу связал с судьбой государства, государства самостоятельного, которое должно укрепляться, чтобы защитить себя от врагов, внешних и внутренних. Именно поэтому он нашел инстинктивное понимание у народных масс. Как до него находили Петр Великий и Иван Грозный.

Да, Сталин не был русским националистом. Но он был патриотом России.

Не в современном уничижительном смысле «за администрацию эРэФии против русской нации», а настоящим патриотом, последним на данный момент Императором России.

И, действуя на благо России и признавая роль русских, он вольно или невольно действовал на их благо.

Русская нация может быть только великой и государствообразующей. Дело не в «русском шовинизме» или «имперских амбициях» — просто так сложилось исторически. Именно русские сумели завоевать шестую часть суши. И русская нация просто не сможет существовать в иных условиях — это будет уже не русская нация, а так — русскоговорящие.

Европейские «цивилизованные» гемютные мечты — не для русских. Русская нация не может полноценно существовать вне контекста осуществления Великой Идеи. Если таковой нет — то русские в массе очень быстро деградируют до обывателей самого низкого пошиба. И еще более удивительно то, как они восстанавливаются до уровня, когда героизм становится обычным явлением в тех же самых массах — как только появляется Великая Идея, действительно, а не на словах, разделяемая нацией.

Те, кто призывает к «цивилизованному образу жизни» — не в плане комфорта, конечно, а призыва к культу потребления и обывательщины, — враг русской нации.

Звучит пафосно, но суть в том, что русские «заточены» именно под великие свершения. Обратите внимание: в отличие от всех (ладно, для честности — насколько мне известно) народов, у русских нет понятия «рока», «судьбы», «фатума» и проч. Русский не покоряется судьбе, а сам творит свою Удачу. Даже если это приходится делать методом «на авось».

Русские уже не раз спасали мир, и, похоже, вскоре это предстоит сделать еще раз — кризис уже начался.

Нужно только, чтобы на это раз Русская Победа не становилась пирровой, и чтобы сражались русские за свои, а не за чьи-либо другие интересы, как это не раз было а истории.

http://warrax.net/91-92/01/nathionstalin.html

0

8

Как бороться с этно-сепаратизмом. О китайском опыте работы с "самобытными культурами"

Недавние меры, принятые властями Китая в отношении Тибета, настолько широко отражены в мировых СМИ, что о случайности говорить не приходится. Тем паче, что они не только куда обстоятельнее привычных, - вроде «особого положения», - но и совершенно явно стали ответом на провокации из-за рубежа. Ведь, казалось бы, после давешнего отказа Далай-ламы, духовного лидера тибетцев, от «всех видов насилия и сепаратизма», обстановка шла к явному улучшению: жителям горного района позволили устанавливать спутниковые антенны, а ровно год назад несколько тысяч верующих, - впервые! – получили разрешение съездить в Индию для участия в важном религиозном празднике, проводимом лично Далай-ламой. Тем самым, за одну переписку с которым еще лет 10 назад можно было надолго угодить в нары. И вот, нате: антенны в Тибетском автономном районе вновь сносятся, а иностранные паспорта изымаются. Более того, сотни вернувшихся и, казалось бы, ничего плохого не совершивших паломников арестованы и на разные (от трех месяцев до двух лет) сроки поехали в «воспитательные лагеря».
Странно?
Нет.
Потому что Тибет, считавшийся, - особенно после массового заселения туда китайцев, - практически усмиренным, на самом деле таковым не является. Хотя, по идее, должен был бы: огромная и стратегически очень важная горная страна, деградировавшая в условиях «теократии лам», именно китайской «оккупации» обязана тем, что не только не вымерла, но худо-бедно и развивается. Не говоря уж о разного рода «второстепенной» инфраструктуре, но только о «человеческом факторе», средняя продолжительность жизни тибетцев за 50 лет «китайского гнета» выросла с 34 до 69,5 лет. Равным образом, средним образованием охвачено почти 100% детворы (в отличие от 1,8% - показателя той же, полувековой давности). И сверх того, тибетской молодежи выделены квоты на облегченное поступление в китайские вузы, по окончании которых они получают весьма престижные по тамошним меркам рабочие места, - с единственным, правда, ограничением – не в Тибете.
И тем не менее, проблема сепаратизма с повестки дня не снята. Сколько бы ни иронизировали «цивилизованные» СМИ насчет «фантазий Пекина», реальность очевидна: смягчение позиции центральных властей, действительно, повлекла за собой расширение подрывной работы иностранных центров, много десятилетий подряд специализирующихся на тибетском направлении. А в итоге, если в 2009-м, на старте «умиротворения», когда пропаганда «борьбы за независимость», словно (хотя почему «словно»?) по приказу притихла, сожгли себя всего 2 буддийских монаха, то уже в 2011-м около восьмидесяти, - и уже не только ламы, которым все равно, каким путем попадать в нирвану, но и обычные крестьяне. Причем, как выяснилось, в основном, либо владельцы спутниковых антенн, либо прилежные посетители «просмотровых залов» при буддийских монастырях, ориентирующихся на Далай-ламу.
Неудивительно, что Китай принимает меры. Не потому даже, что сгоревших жаль, но потому, что каждый такого рода инцидент бьет по имиджу КНР, параллельно вызывая желание «подражать героям» в сельских общинах ТАР. Официально объявив самосожжения «варварством» и «дикостью» (что вполне соответствует истине), власти в законодательном порядке приравняли к убийцам всех, так или иначе знавших о намерении покойного.
Параллельно, как уже говорилось, изымаются спутниковые тарелки, способные ловить передачи Radio Free Asia или Voice of America, а взамен устанавливается оборудование, позволяющее смотреть более 200 центральных и провинциальных, - самых разных и даже очень неплохих, но китайских, - каналов. Ну и, конечно, то самое «изъятие паспортов». Не совсем «изъятие», правда, но для получения документа тибетец, в отличие от «просто китайца», должен подписать особый документ. Фактически, расписку, обязывающую его «не участвовать за границей в незаконных акциях, наносящих вред государству». А если обязательство будет нарушено, то тюрьма и надолго. Именно эта норма нового закона почему-то особо нервирует «друзей Тибета» за кордоном, и именно на нее обрушиваются нынче волны критики.
И, наверное, самое важное. Началась кампания по изживанию тибетского языка вообще, как явления. Часы тибетского языка сокращаются, количество предметов, преподаваемых на китайском, напротив, растет, курсы «родной речи» при монастырях запрещены вообще. Однако, все делается по-умному. Над «программой разъяснения» работают лучшие педагоги и психологи Поднебесной, о том, как хорош и актуален китайский и, наоборот, «не актуален и не престижен» тибетский объясняют десятки первосортных мультиков, сериалов, молодежных шоу, фильмов и песен звезд всех уровней. Цели программы не особо скрываются. Во всяком случае, осенью 2012 года некто Ма Сюйцин (транскрипция с английского, возможно, не очень точна), функционер того уровня, на котором озвучивают высшее мнение, но никогда не говорят от себя, сделал даже несколько непривычно откровенных признаний. В частности, указав на то, что «единство и процветание Китая важнее сохранения культурных традиций одного из народов» и если «тибетский язык пропадет вовсе, но взамен каждый тибетец станет культурным, просвещенным и обеспеченным человеком, это будет правильным, мудрым обменом».
По сути дела, идет гонка.
Духовным лидером Тибета был, и пока жив, останется, разумеется, Далай-лама, отказавшийся, - и судя по всему, искренне, - от курса на сепаратизм. Но он стар, и он уже фактически не у дел, а всеми реальными делами «тибетской оппозиции» в эмиграции руководит «всенародно» (в смысле, всеми общинами в эмиграции) избранное «демократическое правительство в изгнании» во главе с Лобсангом Сангаем, пользующееся полной поддержкой США и настаивающее на «реальной автономии Тибета». Смерть Далай-ламы, - а 77 лет есть 77 лет, - несомненно, даст толчок очередному старту противостояния, и тут уж кто не успел, тот опоздал.
И вот тут – тпру.
Китай, конечно, интересен.
Но интересен, на мой взгляд, в первую очередь, как полигон, где так или иначе апробируются все программы и проекты, реализуемые против всех, кто занесен в пресловутый список «очередников на демократизацию». Начиная с «перестройки», которую СССР и КНР, как известно, провели по-разному, и результаты налицо.
А затем было всякое.
Сперва - почти нескрываемо спонсируемая Западом раскрутка исламского радикализма в Синьцзяне, завершившееся тем, что после серии зачисток, о масштабе которых можно только гадать, вопрос сошел с повестки дня.
Затем «невинная» секта «воодушевляющей гимнастики» Фалуньгун, - по факту, кадровый резерв будущих «уличных бойцов», - лидеры которой нынче отсиживаются в эмиграции, а миллионный актив отбывает многолетние сроки.
И вот, наконец, ставка на Тибет. С соответствующей реакцией, - судя по тому, что Пекину до сих пор в этом направлении удавалось все, имеющей все шансы на успех.
Естественно, при наличии политической воли.
Но эта воля, исходя из количества коррупционеров всякого ранга, ежегодно расстреливаемых в Чжунго, есть, и не просто есть, но с запасом прочности на много лет.
Вот и все.
А если кому-то захочется, прочитав и перечитав, углядеть в данном тексте намек, - что ж, я не возражаю.
[i]
P.S. Редакции: разумеется, опыт КНР применим не ко всем странам -- Китай есть по сути не империя, а крупнейшее национальное государство, естественно стремящееся к моноэтничности. С другой стороны, мы уже вооружены опытом последних 25 лет и знаем, что именно флагманы "национальных культур", выращенных СССР в качестве просветительских элит для носителей периферийных языков империи, стали идеологами не только отделения, но зачастую и этноцида русских на своих территориях.
Так что китайский опыт, несомненно, заслуживает самого внимательного изучения.
http://www.odnako.org/blogs/show_23661/
http://trueinform.ru/modules.php?name=N … ;sid=11684

0

9

Шарики ртути.

Ситуацию с русскими в мире сегодня можно увидеть на интересной карте, которая появилась на свет благодаря исследованию Киевского национального лингвистического университета (КНЛУ).Исследование это было проведено в 2009 году и его результаты его интересны тем, что показывают картинку, отличную от существующих государственных границ стран СНГ образца 1991 года:

Россия или СССР
Карта языков

С целью ухода от срача на тему "а где же у нас расположена правильная граница между Украиной и Россией", сразу же привожу вам ещё парочкуязыковых карт, которые показывают другие подходы к формированию данных шариков ртути. На которых граница между условной "Украиной" и столь же условной "Россией" сдвинута уже в другую сторону.

Подробнее:
http://alex-anpilogov.livejournal.com/18627.html


Ради бредового ленинско-троцкисткого СССР был разделён единый Русский мир на Украину, Белорусию и другие республики.

0

10

Казанский татарин о русских, России и социализме

Из выступления Диаса Валеева на сессии Совета по национальным меньшинствам
Картинки

Когда мы говорим об уровнях, надо отметить, что у нас в стране существует культ 14 республик. Не 15-ти, а именно 14 союзных республик. Одной из дискриминируемых нашей бюрократической системой наций является русская нация. Самой дискриминируемой из республик является Российская Федерация.
   Я здесь сравнивал положение Татарии с Эстонии или Киркизией. Но сравните положение соседней с Татарией Ульяновской области с той же Эстонией. В Эстонии миллион человек, в Ульяновской области - 1 млн. 300 тысяч. А что имеют 1 млн. 300 тысяч человек, проживающие там? Один театр, две газеты, собственного издательства нет... Ульяновцы не имеют даже того, что имеем мы, казанцы. Мы в социальном отношениии второсортны, а области РСФСР идут уже по третьей категории. И такое же положение у туляков, калужан, ярославцев, рязанцев и т. д. Все эти и другие области Российской Федерации, где сосредоточена основная масса русского народа, находятся на самой низкой ступени социального существования - наряду с национальными окраинами и национальными областями. Чего мы ждём? Что поднимется Россия? Иерархическое пирамидальное строение нашего государства, я думаю, не удовлетворяет ни один из народов, в том числе и четырнадцать «привилегированных» народов, остальные - тем более.

Дружба Народов, № 11, 1989

Диас Назихович Валеев (1938- 2010) — татарский писатель, драматург, лауреат Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая, заслуженный деятель искусств Татарстана (1981) и России (1983)
http://poltora-bobra.livejournal.com/971253.html
http://subscribe.ru/group/razumno-o-svo … m/7813060/
http://cassad.net/category/history/1157 … lizme.html

0

11

РОССИЯ: ОТ ИМПЕРИИ К РУССКОМУ НАЦИОНАЛЬНОМУ ГОСУДАРСТВУ – ПУТЬ, НЕ ИМЕЮЩИЙ АЛЬТЕРНАТИВ
25 января
Тут мне случайно на глаза попалась статья Захара Прилепина «Стилистические расхождения», опубликованная на первой полосе «Дня литературы» № 11 2014 г. Там речь идет о некоем споре, который автор вел или ведет с русскими националистами. И в котором он будто бы для себя что-то прояснил. А в результате обнаружил свои стилистические расхождения с упомянутыми.
Возможно, я пропустил этот интригующий эпизод из жизни русских националистов, поскольку не припомню никакой публичной полемики между ними и Прилепиным. И мне непонятно, с кем именно и по какому поводу идет спор. Но поскольку сам я в течение добрых двадцати лет представляю указанное течение мысли на всех самых ответственных трибунах российской печати, то поневоле приходится поднимать даже не мне лично брошенную перчатку. Известное дело: ноблесс оближ.
Я бы, может, и не стал отвечать: мало ли что один писатель придумал для писательской газеты. На то они и выдумщики, писатели-то. Только уж больно выдумки прилепинские характерны для нашего времени, когда невежество и легкомыслие плодят один концепт за другим в жанре «фолк хистори». Создают мифы о русском, в которые потом истово сами же и верят. В частности, Прилепин, защищая имперский принцип бытования России, пытается скомпрометировать идею Русского национального государства.
Вот некоторые концептуальные аргументы Прилепина, не соответствующие действительности и не могущие быть подтверждены данными наук.
1. «Сам по себе этот посыл – страна распадается в силу национальных противоречий – глубоко ложный».
И это написал человек-очевидец, переживший распад СССР, Азербайджана, Молдавии, Югославии, Сербии (отделение Косово), Чехословакии, Грузии и переживающий ситуацию распада на Украине?! Даже не верится: бывает ли такая самоуверенная слепота вопреки очевидному.
Впрочем, не только отечественная история демонстрирует нам распад многонациональных империй именно и только по национальным границам, начиная от империи Александра Македонского и включая крушение Российской Империи, Австро-Венгерской, Оттоманской, Германской, Японской и т.д. Все это в той или иной форме сопровождается борьбой за национальное освобождение или национальный суверенитет и самоопределение различных имперских этносов. Иногда национальные государства, образовавшиеся в результате распада империй, недолго живут самостоятельно и затем поглощаются другими империями. Так Византия утилизовала часть Римской империи, Советский Союз – часть Российской империи, а Третий Рейх – Германской и Австро-Венгерской. Но случись кризис в этой новой империи, как развал по национальным границам постигнет в свою очередь и ее, и вновь центробежные силы, таящиеся в каждом жизнеспособном народе, приведут к созданию национальных суверенных государств.
Так, между прочим, произошло с СССР, наследовавшим Российской Империи. Не прошло и ста лет, как случилось повторное крушение имперской структуры, сопровождающееся созданием не просто национальных государств, а прямо-таки этнократий по всему периметру России. Превращение которой в Русское национальное государство по примеру прочих бывших «братских» республик сегодня уже началось через исправление несправедливых антирусских границ. И никакие прилепины этому объективному процессу помешать не смогут.
Итак, страны (конкретно: империи) распадаются по национальным границам именно в силу национальных противоречий. Таков общеизвестный исторический закон, подтверждаемый множеством фактов.
2. «Смута 17-го века, февраль 17-го года, октябрь 17-го года и распад 1991 года случились по совершенно другим причинам».
Смута, может, по другим – там была великая усталость от Ливонской войны плюс династический кризис. Отчасти по другим и Февраль – такая же великая усталость от мировой войны плюс династический кризис. Но вот в целом 1917 год (особенно Октябрь) и 1991-й – как раз по тем самым, национальным.
Чем была так называемая «русская революция»? Об этом исчерпывающе точно, коротко и ясно сказал еще в 1912 году профессор П.И. Ковалевский: «Революция эта не что иное, как бунт инородчества во главе с еврейством против России и русского народа». Эта революция началась на в Москве или Петрограде, а еще в 1916 году в Туркестане, когда в 16 губерниях полыхнуло так называемое Среднеазиатское восстание (преимущественно киргизов и казахов). Правительство так и не сумело одолеть это чисто антирусское и антироссийское восстание и оно плавно переросло в революцию 1917 года, закончившись на первых порах отделением Туркестана, присоединять который большевикам пришлось заново вооруженной слой. О роли в революции поляков, финнов, грузин, армян, венгров, китайцев, латышей и прочих инородцев, а пуще всего евреев я здесь распространяться не стану. Это факты настолько известные и вопиющие, что если Прилепин их не знает, значит ему пора собирать портфель и идти учиться в первый класс русской истории. Достаточно сказать, что все левые, революционные партии возглавлялись евреями, а практически во все переломные моменты Гражданской войны исход дела решали латышские стрелки.
Тот факт, что в Красной армии участвовало порядка пяти миллионов крестьян, преимущественно русских, ничего не меняет. Крестьянские бунты на Руси случались и ранее, и всегда правительство с ними умело справляться. Единственный случай, когда дело пошло не так – это когда на теле русского бунта воссела еврейская голова.
Об антирусском характере «русской революции» яснее всего говорят ее итоги, когда весь русский народ оказался в униженном и порабощенном состоянии, был вполне официально превращен в бесправного донора по отношению к другим народам советской империи – это случилось уже на Х Съезде ВКП(б), сразу по окончании Гражданской войны. Его святыни, его культура, его история подверглись жесточайшему поруганию. Его исторический путь был пресечен, созданное им государство убито, уничтожено, его тысячелетние сокровища разграблены, его биосоциальная элита сведена с лица Земли или отправилась в эмиграцию, оказалась оторвана о своего народа (Серебряный век, начавшись на берегах Невы, закончился на берегах Сены, по формуле Ренэ Герра).
С 1917 годом, его национальной, антирусской сущностью все кристалльно ясно.
Возьмем теперь 1991 год.
Распад СССР также есть результат вызревания национальных противоречий, хотя об этом мало кто писал и знает. Проще говорить о заговоре Запада и предателе Горби.
На деле было так. Прилепин пишет: «То, что большевики… сшили российскую империю за три года – снова доказывает, что народы, населяющие империю, были готовы к дальнейшему благополучному сожительству». Он забывает две вещи. Большевики «сшили» заново вместе только те народы, национальные элиты которых они сумели уничтожить или подавить. Там, где этого сделать не удалось (Финляндия, Польша, Прибалтика), остались самостоятельные государства, суверенные народы. Это понятно: рабочим и крестьянам разных народов делить нечего, их легко и просто удерживать в едином пространстве под единой властью, тем более, что большевики немедленно взялись кормить, развивать и всячески ублаготворять все народы за счет русского народа.
С тех пор, пока был жив мудрый Сталин, периодическая зачистка всех национальных элит (начиная с русской, разумеется) стала нормой советской жизни. Ибо Сталин понимал: если национальные элиты вновь поднимутся во весь рост, они разорвут страну на удельные княжества. А обезглавленный простой народ этого не сделает никогда.
Глупцы из Политбюро этого не понимали. В результате к 1980-м годам сложилось непримиримое противоречие между центральной властью и властями республик, стремившимися к бесконтрольности и всевластию.
В 1970-1980-е годы высшая партийная власть в СССР неуклонно «русела», как и опорная масса партийцев в целом: составляя 51% населения страны, русские составляли 59% среди членов партии. Центральная власть к рубежу 1990-х в основном сосредоточилась в русских руках.
Но совсем противоположная картина складывалась в республиках. Управлять значительными этническими областями, не опираясь на местную этническую же элиту оказалось совершенно невозможно, это большевики в конце концов поняли. Именно к 1980-м годам во всех республиках, кроме РСФСР, выросли национальные элиты, заботливо выпестованные Политбюро КПСС (инструментом такого ращения были республиканские ЦК КПСС и ВЛКСМ, республиканские АН, творческие союзы и т.д.). Этим был подписан смертный приговор Советскому Союзу.
В итоге премудрой партийной национальной политики, в союзных республиках компартии выработали свою собственную формулу, по которой складывался этнический облик руководства: первый секретарь и большинство членов Политбюро должны были представлять основную национальность республики (даже если представители этой национальности составляют меньшинство в партийной организации республики), второй секретарь (так называемая рука Москвы) – обычно русский; среди других русских членов Политбюро – это чаще всего командующий военным округом, руководитель КГБ или МВД. Остальные номенклатурные места в высшем партийном руководстве, как правило, предназначались коммунистам так называемой коренной нации.
Неуклонный численный рост национальных политических элит вызвал к жизни диалектические последствия: количество переросло в качество. Роковые изменения в этническом составе руководства КПСС, накопившись, привели к качественному скачку: в ходе XXVIII съезда партии (февраль-март 1986) был утвержден принцип федеративной квоты для первых секретарей компартий союзных республик при формировании Политбюро. Отныне избиралось всего не более трети Политбюро, а остальные автоматически входили «по должности». В результате в Политбюро из 24 человек сразу вошли представители аж 16 национальностей, в то время как процедуру выборов прошли только семь русских и один украинец.
По сути, в один день произошел антирусский националистический переворот мирными средствами. Резкое, революционное изменение национального состава Политбюро ЦК КПСС имело решающее историческое значение: впервые за свою историю высший орган власти в стране приобрел многонациональный характер (до этого, к примеру, ни один таджик, туркмен или литовец никогда не входил ни в один орган высшей центральной власти). Причем русские, привыкшие быть первыми среди равных, оказались на этот раз в меньшинстве. Национальные элиты одержали неожиданную, скорую и сокрушительную победу.
В самом скором времени возник первый результат: в итоге казахского этнического бунта в Алма-Ате (декабрь 1986) и последующего отзыва русского Колбина с поста первого секретаря компартии Казахстана закрепилось негласное, но действенное право республик на этнократию.
Отныне СССР был обречен. Воссоздание национальных элит, их прорыв к реальному руководству Советским Союзом – все это привело к бурному росту этноцентристских и сепаратистских настроений в респбликах. Произошла настоящая революция национализмов титульных народов республик, нашедшая затем свое завершение в образовании этнократических государств по всему периметру российской границы.
Два встречных процесса: русификация центральной власти и этнизация власти в республиках (при росте местного национализма) вошли между собой в непримиримое, антагонистическое противоречие. Элитам разных национальностей, как и следовало ожидать, стало тесно в едином государстве. Удержать власть и сохранить СССР в условиях активизации этнических элит русские уже не могли.
Исправить положение и восстановить империю возможно лишь одним способом: заново уничтожить все национальные элиты, обезглавить народы и объединить рабоче-крестьянские массы, как это сделали когда-то большевики.
Я дружески советовал бы Прилепину отбросить поверхностное легкомыслие и задуматься над сказанным.
3. «Народы СССР в целом проголосовали за сохранение Советского Союза – то есть, по сути, сдали экзамен на право общежития».
Более внимательный анализ показывает: высокий процент голосовавших за сохранение Союза обеспечили преимущественно славянские республики: РСФСР, Украина, Белоруссия и славянское же население иных республик. Хотя, конечно, умом многие понимали, что гораздо лучше жить в единой большой и сильной стране, но когда включаются национальные инстинкты и эмоции, разум всегда отступает. Так вышло и на этот раз, и те же самые люди, что голосовали за сохранение СССР, несколькими месяцами позже с восторгом проголосовали за независимость своих национальных республик.
4. «Сам факт существования России как многонациональной империи в принципе уже не отменим».
К сведению Прилепина, страна, где две трети (или более) населения относит себя к одной этнической группе, подходит под стандарт не много-, а мононациональной. Русских в России более 80 %, больше чем евреев в Израиле. Хотя в Израиле этническая пестрота не меньше, чем в России (с еврейскими мужьями и женами эмигрировали все вплоть до чукчей, я думаю), но никому в голову не придет назвать Израиль «многонациональной империей по факту». Более того, недавно кнессет принял новую формулу присяги, по которой она приносится именно еврейскому национальному государству.
Так что не морочьте нам головные мозги, товарищ Прилепин! Научно выверенной формулой России является: «полиэтническая, но мононациональная страна русского народа». Наша задача привести это положение вещей «де-факто» – в положение «де-юре». То есть принять новую Конституцию России и преобразовать невнятную, межеумочную, чреватую распадом «Российскую Федерацию» – в унитарное Русское национальное государство (РНГ). Проект такой Конституции нами давно подготовлен и опубликован.
Я думаю, что события последнего времени на Украине должны были бы отрезвить даже самого тупого поклонника восстановления Российской империи, ибо ясно, что без Украины такой империи быть не может, а всю в целом Украину с Киевом и Львовом нам уже никогда не залучить в свою политическую орбиту. Разве что только Новороссию с Крымом, но это как раз соответствует не империи, а РНГ и даже отражено на нашей карте такого государства.
5. «Все разговоры на тему удачной национальной политики Германии, Италии или Испании – в пользу бедных. Национальные различия между отдельными областями этих стран куда выше, чем разница между Калининградом, Владивостоком, Архангельском и Астраханью».
Точка зрения, не имеющая с действительностью ничего общего, миф попросту.
В книге антрополога Елены и генетика Олега Балановских «Русский генофонд на Русской равнине» есть примечательная таблица «Генетическая гетерогенность русского народа и других народов Евразии»[1]. Вот некоторые коэффициенты из нее в порядке возрастания гетерогенности: англичане = 0,15; шведы = 0,26; немцы = 0,43; испанцы = 0,62; финны = 0,96; французы = 1,19; итальянцы = 1,71; русские = 2,0; ненцы = 3,22; коми = 6,41; эвенки восточные = 7,49; нанайцы = 7,73; тофалары = 7,76.
Как видим, немцы, хотя и уступают англичанам, все же почти в пять раз генетически гомогеннее, чем русские, и в восемнадцать (!) раз – чем тофалары.
Кстати, цифры позволяют сделать важный вывод. Среди народов с самой высокой степенью биологического единства – как на подбор все наиболее культурные и преуспевающие народы Запада с высоким сознанием этого единства. Все они весьма многого добились в своей судьбе – это неоспоримо. Вполне очевидный и однозначный вывод напрашивается сам собой, не допуская и тени иной трактовки. Он просто лежит на ладони.
Гомогенизация, судя по достигнутым разными народами результатам, – это очень хорошо, а вовсе не плохо. Гомогенность этносов коррелирует с их успешностью, достижительностью, развитостью и устремленностью к прогрессу. Гомогенность – залог национального единства и национальной силы, ее синоним. К ней необходимо стремиться. Лучше быть, как англичане или шведы, чем как тофалары и нанайцы, не так ли?
6. «Что-то заставляет Китай официально позиционировать себя как империю – где официально учитываются и прописаны несколько десятков народностей».
Что заставляет Китай – очень даже понятно: захват и удержание силой в своем составе двух огромных областей с некитайским в целом (не ханьским) населением: Синцзяно-Уйгурского района и Тибета. Их имманентный сепаратизм – большая головная боль ЦК КПК. При этом Китай прекрасно сознает значение государствообразующего народа (ханьцев) и целенаправленно и неуклонно предпринимает все мыслимые и немыслимые меры к ассимиляции всех иных этносов и к максимальному росту удельного веса ханьцев.
Примени этот опыт к России, товарищ Прилепин Захар, и поймешь, как себя вести.
Пока что ты все понял наоборот: «Если вам начинают говорить: «в России необходимо разрешить национальный вопрос в пользу титульной нации – иначе распад страны неизбежен» – вас немножко дезориентируют». Увы, дезориентирован ты сам, и не немножко, а на всю голову.
На самом деле, не разрешив национальный вопрос в пользу государствообразующего русского народа, в пользу титульной нации русских, распад страны не предотвратить.
Сегодня это поняли уже три парламентские партии из четырех и даже сам Святейший Патриарх Всея Руси Кирилл.
Пойми и ты, товарищ.
Это не «стилистическое расхождение».
Это суть дела.

[1] Балановская Е.В., Балановский О.П.. Русский генофонд на русской равнине. – М., ООО «Луч», 2007. – С. 126-127.

http://a-sevastianov.livejournal.com/60767.html

0

12

Почему Советский Союз не был империей
Отрывок из лекции «Рим» курса «История мировых культур». 2006

    Вопрос студента: А Советский Союз был империей?

    Ответ: Нет. Специальная девятая глава последней редакции моей работы «Империи в мировой истории» посвящена обоснованию именно того, что Советский Союз имитировал империю, обладал некоторыми малозначительными, но заметными чертами империи, которые собственно и прививались сознательно, и, тем не менее, империей не был.

    Империя всегда формируют имперскую знать из представителей разных благонадежных народов в составе империи. Советский Союз оказался абсолютно бесплодным в этом плане. Во-первых, он создал такую «знать», что она радостно разорвала государство в клочья. Во-вторых, в отличие от федерации, хотя империя тоже, по своему, федеративна, империя всегда выстраивается вокруг стержневого этноса. Всегда! Иран-Шахр (Персидская империя) — вокруг персов. Не стало римлян — не стало Рима, а не наоборот. Советский Союз отличался тем, что единственно возможный стержневой этнос, а именно русские, был расчленен. Расчленен не только территориально, но и этнически!

    Сто лет назад кучка полоумных интеллигентов, да и то на австро-венгерские денежки всерьез утверждала, что существует какой-то особый «украинский народ». Не было такого народа. Все были русскими. Это серьезно.

    Кроме того, на протяжении советского периода в лучшем случае, в короткие периоды, русские были на равных правах с большинством народов. В худших случаях они были в худшем положении, чем другие народы.

    Угнетение этнического большинства, угнетение стержневого этноса есть принципиально антиимперская политика. Государство, которое угнетает национальное меньшинство, может быть названо по-разному: шовинистическим, жестоким, несправедливым, нацистским, или, что страшнее всего, глупым государством. А вот государство, которое угнетает национальное большинство, может называться только оккупационным режимом. Другого термина не существует. Это отмечено в другой моей работе — в «Идеологических технологиях» (методах ведения полемики).

    У вас у всех своя голова на плечах. Но для меня все режимы оккупационные, начиная с 3 марта 1917 года. И принципиально спорить, отличается ли дедушка Ленин от усатого таракана Сталина в лучшую или в худшую сторону, или лучше ли Вовочка Путин, чем Сашенька Керенский, мне неинтересно. Они все оккупанты.

    Детский анекдот. Мне страшно рассказывать перед Великим постом. Мальчик первоклассник приходит домой весь заплаканный. Мама спрашивает: «Что случилось?» — «Я Ленина боюсь». — «Ну почему же ты боишься дедушку Ленина?» — «Потому что он умер, но живой и очень любит маленьких детей».

    Отрывок из лекции «Империя. Православное царство». Екатеринбург. 1996

    Однако может ли претендовать на титул империи Советский Союз хотя бы исторически? Советского Союза больше не будет. Можно в этом не сомневаться, и, слава богу! А в какой степени всё-таки он был империей? Его так звали, это правда. Писали ведь «Сталинская империя». Американский президент Рейган придумал даже «империю зла». Вот два дня мы с вами занимались империями. Давайте по пунктам.

    Первое. Империя состоит из самоуправляемых провинций. Самоуправление провинций было всегда мнимым, ибо насквозь управлялось двойной централизованной иерархией партийного аппарата и КГБ. Первое отпадает. Была некая внешняя форма провинциального устройства с союзными республиками, автономными областями и т.д. вплоть до национальных округов. Но всерьез говорить об имперских провинциях оснований нет. Любой «пламенный» сепаратист из любой бывшей республики со мной согласится и тут у нас разногласий не будет.

    Второе. Имперская знать. Можно ли говорить об имперской элите? Российская империя так хорошо создавала имперскую элиту, что революционерам пришлось учинить кровопускание почти каждому народу России, ну почти каждому, только в разной степени. И ведь вырезали элиту. Не только имперскую, и интеллектуальную, и торгово-промышленную элиту, и лучших представителей духовенства свели в могилу, и военную элиту. Вообще резали в основном элиту.

    Что же касается самого Советского Союза, то по терминологии моего знакомого, сильного политолога Султанова, бывают элиты и квазиэлиты, то есть мнимые элиты. И, видимо, он прав, потому что та элита, которую вырастил Советский Союз, его и развалила. И не случайно. Не было ведь распада СССР. Было расчленение СССР, потому что советская партийная элита бросилась ухватывать куски, бросилась по кускам приватизировать всю страну, частью в переносном смысле, а частью и в буквальном.

    Третье. Имперский этнос. Я не хочу сказать, что русские всегда были гонимыми в Советском Союзе. Иногда были. После революции были гонимыми именно русские. А из русских более всех — великороссы. Но это продолжалось не всегда. Но уж привилегированными русские не были ни одного часа. Компенсацию за гонения, которые были учинены русским, они не получили ни на один месяц. Следовательно, об имперском стержневом этносе разговаривать не приходится. Антирусская политика советского режима привела к последствиям вам известным, теперь уже к сокращению численности русского населения.

    Но и потом самое главное. Ведь русские до революции — это великороссы вместе с малороссами и белорусами. Даже в 1925 году еще писали с фигурной скобкой (я просто знаю примеры печатных изданий): численность, например, Крыма, правда, уже не Таврии, уже Крыма — русских всего столько-то, например, 300 тыс., в том числе (под фигурной скобкой) великороссов столько-то, украинцев, правда, уже не малороссов, столько-то, белорусов столько-то. То есть, русские в 1920‑ые годы — это всё еще общее название. Мечта галицийских агентов сбылась, и осуществили ее коммунисты. «Украинцев» провозглашали и допровозглашались самостоятельным народом, а не частью русского народа. Значит, с имперским этносом тоже не получается.

    Четвертое. Империя — арбитр. Большой с малым против среднего. Защищает ли эта империя малых против угнетения средних? Нет, никогда. При всей жесткости советского режима, жесткого всегда и иногда просто террористического, полицейского. Тем не менее, никто не мешал латышам записывать латгальцев и ливов «латышами», киевским властям — гуцулов и русинов «украинцами», таджикским властям — памирцев «таджиками». Я помню, что первые послереволюционные исследования насчитывали около 200 народностей на территории нашей страны. А Сталин, кажется, на 17‑ом партийном съезде сказал, что в нашей стране живет 106 наций и народностей. Помилуйте, а где же половина? Куда половину-то народов подевали?! Вопрос, конечно, риторический. Так что и с национальной политикой не получается: она не имперская.

    Пятое. Ну и, наконец, внешняя политика. Внешняя политика Советского Союза всегда была вывернутой имперской политикой. С первого дня коммунисты стремились исказить имперскую политику и прикончить имперское наследие. Посмотрите сами. Мы защищали греков и армян от турок. Всегда? Всегда. Что происходит в 1921 году? Дашнакское армянское правительство воюет с турками. Рабоче-крестьянская Красная армия наносит армянам удар в спину. Удар в спину грекам тогда же, во время их войны с Кемалем Ататюрком нанести не могли, не дотягивались. Далеко было. Нанесли другой. Предоставили Кемалю колоссальный золотой заем, на который он мог спокойно выигрывать войну у греков. Мы финансировали турок против наших братьев по вере и по великой культуре. Кстати, заодно, знаете, за счет чего? За счет того самого изъятия церковных ценностей 1921‑22 годов. В помощь голодающим Поволжья серебро и золото из ограбленных русских храмов, ради чего были расстреляны тысячи христиан, не попали. До голодающего Поволжья эти средства не дошли. Они дошли до Кемаля Ататюрка, воюющего с греками.

    Я думаю, что этот набор убедительно показывает, что Советский Союз никогда не являлся империей и никогда не являлся преемником Российской империи, хотя в неком стремлении к чисто государственному укреплению вернул некоторые территории, причем нескладно. Скажем, Российская империя Туркестаном владеть не собиралась, она там осуществляла влияние. И то было разумно. Советский же Союз эмираты Туркестана, то есть Средней Азии захватил, а это ведь не часть Российской империи. Я, разумеется, не о «Казахстане», вы меня понимаете. Казахстан — это просто области четырех казачьих войск. Это просто русская земля. Я говорю именно о Средней Азии.

    Таким образом, несмотря на появление иногда некоторой имперской декорации, например, золотых офицерских погон или гимназических фартучков на школьницах, которые, я думаю, все еще помнят, никаких серьезных черт, которые позволили бы считать Советский Союз империей, нет. И это позволяет мне закончить разговор об, увы, не существующем православном царстве. Но с другой стороны, как сказано в известном придании XVI века, четвертому Риму не быть. Третий, вроде бы, последний. И если не будет Третьего Рима, боюсь, что на нас ляжет вина в отступничестве, в отказе от функции «удерживающего», то есть в открытии дороги самому знаменательному товарищу мировой истории, товарищу антихристу. Избавь нас бог! Всё у меня.

    Отрывок из лекции «Империи в мировой истории». Южно-Сахалинск. 2005

    Хотя Советский Союз, как я сейчас несколькими штрихами покажу, и не был империей, но он воспользовался тем, что от империи осталось. Было, чем воспользоваться. Теперь от империи живых людей уже не осталось. Последних я знал еще очень хорошо.

    Давайте разберем по тем самым признакам империи, которые напоминаю вам в каждой лекции:

    1. Наличие стержневого, имперского этноса

    Стержневой, имперский этнос отсутствовал, он проявил себя только в дни Второй мировой войны, потому что только в дни Второй мировой войны русские были равноправны с другими народами в Советском Союзе. На протяжении всей остальной советской, а теперь и постсоветской истории русские находятся в положении если не угнетенного, то ограниченного в своих правах и возможностях народа. Никак не может такого быть в империи. Это значит не империя. Не может имперский этнос быть угнетен.

    Ну да, мы, конечно, предпочитали всегда русскую армию. В XVIII веке русская армия вообще была чисто русской. В XVIII веке у нас из нерусских служили только добровольцы гусары: сербские, грузинские, молдавские гусары. И римляне предпочитали римские легионы вспомогательным войскам союзников. Но только если кто-то больше сражается, а, следовательно, рискует и кровь проливает, то остальные должны больше пахать в прямом и всех переносных смыслах! Коммунистический же режим заставлял русских и кровь проливать и пахать больше прочих. Итак, первое условие не выполняется. Не империя.

    2. Имперская знать

    Казалось бы, имперскую знать формировали, да? «Кузница национальных кадров! Нужны национальные кадры! Важны национальные кадры!» И что же? Российская империя создала такую имперскую элиту, что революционерам пришлось делать кровопускание практически всем народам империи, ну, большинству народов империи. И кровопускание как раз за счет знати, потому что та знать революционерам не годилась. А какую же знать создали революционные режимы? Ту самую «знать», которая, как только коммунистическая партия дала слабину, быстренько расчленила Советский Союз, то есть территорию Российской империи, территорию исторической России. Значит не империя.

    3. Принцип общего блага

    Принцип общего блага категорически не отрабатывается, потому что, как мы уже отметили, русских угнетали, но и остальные народы находились совершенно в не равном положении. В наивысшем, привилегированном положении находились четырнадцать народов, титульных для союзных республик. Например, по никому не известной причине, что прозвучало при Горбачеве — не я придумал, но могу такого понапридумывать сколько угодно — 900 тысяч эстонцев обладали неизмеримо большими правами, возможностями, а главное денежками, чем 5 миллионов волжских татар. Где справедливость? Где общее благо?

    На втором месте были народы титульные для автономных республик, например, нынешних автономных республик в составе Российской Федерации. Ну и так далее.

    Не работает принцип общего блага. Работала привычка народов друг к другу.

    4. Принцип православного царства

    Остатки православного рвения защитить православную землю сыграли свою роль, как я признал, в годы Второй мировой войны, но это было всё. Ведь империя была враждебной и православной, и восточно-христианской традиции. Отпадает. Принцип не работает. Значит не империя.

    5. Малый народ всегда с большим против среднего

    Но, как я сказал, империи помогает еще закономерность не только имперская, но общеисторическая — «малый народ всегда с большим против среднего». И что же?

    Большой русский народ был расчленен. Сначала великорусам было велено называться «русскими», тем самым оскорбляя и отталкивая малорусов и белорусов, так как они тогда становились нерусскими. Потом малороссов превратили в «украинцев». А такого и слова-то не было. Слово «украина» — очень древнее, но не термин «украинец». Впрочем, на этот счет куда серьезнее может поговорить Кирилл Александрович.

    Итак, большой народ подвергся не только территориальному, но и национальному расчленению. Значит не империя.

    А вот что же было с малыми народами? До революции этнографы насчитывали свыше 200 народностей, то есть этносов и больших субэтносов в Российской империи. На XVII партийном съезде Сталин четко, всё сосчитано, сказал, что «в нашем социалистическом государстве живет 106 социалистических наций и народностей». Сосчитал! Ладно, он был великий специалист по национальным вопросам. Только куда половина народов девалась?! А средним не мешали ассимилировать малых. Пара примеров.

    «Латышами» переписали латгальцев и ливов. Ну, латгальцы хотя бы балты, они довольно близкий латышам народ, хотя они католики и вообще это невыгодно было бы империи. Но ливы-то вообще угро-финны. Их уж, в крайнем случае, можно было «эстонцами» сделать, но уж никак не «латышами». Сделали. Ничего. А Москва? Как будто ее это не касается!

    Другой пример. С него началась большая война. Посмотрите любой справочник или энциклопедию советского времени и проверьте мои слова. Таджикистан имеет автономию «Горно-Бадахшанская автономная область». Смотрим: Горно-Бадахшанская АО, население — 95% таджики. Бред, правда? Причем, бред пьяного ежика. Если 95% населения Горного Бадахшана — таджики, то зачем создавали автономную область?! А очень просто. Сначала создали АО, а потом уже памирцев переписали таджиками. Зато когда не стало Советского Союза, памирцы заявили, что они хотят в Российскую Федерацию. Российская Федерация с товарищем Ельциным во главе проигнорировала это. Началась война. Таджикистан всё равно потерял Памир и никогда его не вернет.

    То есть, мало того, что разрушали большой народ, но еще и приносили малые народы в жертву средним. Принципиально антиимперская политика. Итак, последний раз могу сказать одно и то же. Значит не империя.

    Но еще не вечер. У русских есть от четырехсот до пятисот лет активной фазы этногенеза. Кроме того, нам не известны помыслы Господа. Он может повелеть родиться следующему народу затем так же, как в XIII веке на смену славяно-русам пришли русские. Это не исключено. По сему сами изволите видеть, проблематику я вам раскрыл. Может быть, вам и не нравятся империи. Но теперь, наверное, уже никто из вас не усомнится, что это — не ругательство, а это — такой тип государства.

    И имперский тип нам историей не заказан. Мы можем от него отказаться. Но тогда стоит быть честными до конца и принять в свое подданство, как раньше принимали, тех, кто сам просится: южные осетины, абхазы, памирцы и вся Новороссия, то есть южная причерноморская часть современной Украины, ну и так далее.

    Есть, конечно, еще один путь. Довести нас до него можно, если нам будут продолжать хамить. Ведь мы можем пойти и по турецкому пути. А пойти по турецкому пути в случае Чечни — это значит освободить Чечню, отпустить ее на все четыре стороны, но (!) зачистив равнинную часть, потому что это казачьи земли, а не чеченские, загнав чечен в горы, а также загнав туда же в горы всех чечен, которые живут во всех остальных 88 субъектах федерации. Турки с успехом это сделали. Могут сделать и русские. Учитывая, что нас 85 процентов и еще где-нибудь 5 процентов хотят жить с нами, думаю, что последним 10 процентам можно и не позавидовать. Вот так. Это — предостережение. Это не то, что мне симпатично. Я остаюсь имперцем.

Историк Владимир Махнач
http://makhnach.livejournal.com/22346.htm

0

13

История Руси, России и СССР
Была ли Россия "тюрьмой народов"?
http://www.great-country.ru/rubrika_art … 28-07.html

0

14

Почему Советский Союз не Россия

Общество, Россия, СССР   /  16 марта 2016 г.

Споры о том, насколько понятия «Советский Союз» и «Россия» идентичны, — это в основном споры про идеологию, из-за чего люди упускают простейшую последовательность событий и элементарную логику. Получается, что либо Советский Союз — это как бы та же Россия, только в чуть-чуть ином облике, либо, наоборот, нечто совершенно противоположное.

На мой взгляд, люди здесь путаются в трёх соснах, углубляясь в идеологические дебри и юридические тонкости и пытаясь обосновать то, что им обосновать очень хочется, но реальность упорно сопротивляется. При всём уважении к таким глыбам, как Ильин или Волков, а равно и к их трудам, — для нас, простых ребят с рабочих окраин, ситуация выглядит несколько более прозаично.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2016/03/sr-cover.jpg

Самое любопытное, что речь идёт об общеизвестных исторических фактах, которые люди бросаются интерпретировать кто во что горазд. Повторим их по пунктам, чтобы не нагромождать лишнего. Вероятно, кому-то текст покажется банальным и уже не раз написанным кем-то ещё (даже название знакомое), но, во-первых, некоторые тут недавно, а во-вторых, поток советской пропаганды настолько промывает людям уши и нагромождает лишних «Рамзан это неизъяснимое русское» смысловых конструкций, что хорошее повтори и ещё раз повтори.

Итак. В 1917 году в Российской Империи произошли две революции, а затем разгорелась Гражданская война. Гражданскую войну выиграли красные, достаточно быстро установившие однопартийную диктатуру.

Территорию Российской Империи разделили сперва на четыре республики: Украину, Белоруссию, Закавказскую Федерацию и… РОССИЮ.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2016/03/sr1.jpg
Карта СССР на 1922 г.

Иначе говоря, что большевики сделали с Россией помимо того, что связали кумачом, опустили на колени и всё прочее. Без сантиментов:

1. Отобрали западные окраины и Закавказье.

2. Установили в ней коммунистическую форму правления.

3. Включили её в федеративное государство, где эти окраины являлись уже отдельными странами.

Всё. Никто её не ликвидировал. Юридической преемственности с Империей не было, элиту вырезали. Всё это так. Но Россия продолжила существовать, называлась Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой, являлась первым в мире социалистическим государством и одной из учредительниц СССР.

Страдания на этом не кончились, а только начинались. В течение двадцатых годов от РСФСР отрезали Среднюю Азию (т. н. «национально-государственное размежевание»), Белоруссии отдали Витебск, Оршу и Гомель, от Украины прирезали небольшой кусок Приазовья с Таганрогом. Потом завоевали Карельский перешеек и Выборг, выделили Карело-Финскую ССР, упразднили Карело-Финскую ССР. Внутри РСФСР раскромсали на АССР (Советская Россия изначально учреждалась как союз национальных государств), которые имели собственные конституции и гражданства, от союзных республик отличаясь лишь невозможностью свободного выхода из Союза, так как не являлись его субъектами. Наконец, Хрущёв в 1954-м подарил Украине Крым, и в таком виде Россия доковыляла до 1991 года, когда Советский Союз изволил распасться.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 3/sr22.jpg
1/2 Политико-административная карта СССР на 1922 г. Видно, как территория РСФСР уже порезана на национальные республики и автономные области

Иначе говоря, Россию большевики, повторюсь, вовсе не уничтожили. Уничтожили русскую элиту, интеллигенцию, в значительной степени городской средний класс, мещан. Отобрали кучу территорий. Разумеется, поломали нормальный жизненный уклад, ликвидировали крестьянство. В каком-то смысле это и есть «уничтожение» — пострадали в основном лучшие и всё было перевёрнуто с ног на голову. Но это не аннигиляция а-ля (мифический) «план Ост». Россия в составе Союза большевикам зачем-то понадобилась, и они её — в кастрированном виде — решили оставить. И даже русских, тоже кастрированных, оставили — петь фальцетом.

Хотя, с учётом того, какой властью обладали красные, им ничего не стоило упразднить Россию и русских вообще. Получились ведь нелепые «Украина» с «Белоруссией». Ничего не мешало по тому же принципу сделать Ингерманландию, Саамскую Республику на Крайнем Севере, Залесье, Казакию, независимые Урал и Сибирь, Коми, Ненецию, Чукотку, Якутию, Алтай, Хакасию. Дальний Восток — объявить Маньчжурской ССР и заселить китайцами. В Поволжье нарезать не автономных, а союзных Татарий, Башкирий и Марий-Элов (к Башкирии прирезать Оренбуржье). Ну и что-нибудь до кучи придумать в Черноземье и на Нижней Волге. Потом провести коренизацию, обучить детишек мовам, рассказать им, кто они по национальности — и всё готово. Несогласных так называемых «русских» (устар., бурж.) к стенке за шовинизм и контрреволюционную деятельность.

Что мешало большевикам технически осуществить подобное? Ничего. Ну, было бы не 15 республик, а 40, ну и что? Эти люди переселяли целые народы, устанавливали абсурдные границы, проводили ту же самую «коренизацию» в русских городах и не встречали никакого серьёзного сопротивления — либо успешно подавляли оное со звериной жестокостью. Однако «Россию» зачем-то оставили. И даже русских.

Поскольку значительная часть аудитории «Спутника и Погрома» называет себя русскими националистами — о русских в Советской России (a.k.a. РСФСР) и поговорим. Тем более что, в общем, ясно, зачем они были нужны.

Во-первых, русскими хорошо воевать. Когда приспичило — большевики включили на всю катушку русский национализм, растопив сердца людей ностальгией по былым военным триумфам и традициям. Больше воевать было некем. Без русских солдат и хотя бы намёков на традиции старого офицерства Красная Армия в столкновении с серьёзным противником представляла бы собой шоблу, которая разбежалась бы, даже не начав сражаться (лето 1941 года продемонстрировало сие со всей очевидностью). Собственно, это самое главное, и даже если бы ничего другого не требовалось — Россию в составе СССР сохранили бы хотя бы за этим.

Потом, среднеазиатским государствам требовались инфраструктура и цивилизация. Согласитесь, не сами же узбеки и таджики будут всё это сооружать? (У них и сейчас не очень получается). К тому же зачем напрягаться, если есть русские кретины? Тут пригодились, во-первых, технические специалисты. «Инженер» в СССР это в основном русская и славянская специальность (ещё шли евреи), интеллигенцию гуманитарную и творческую набирали из инородцев, преимущественно азиатских, русским в ней отвели роль деревенщиков и прочих антисемитов. Техническая интеллигенция использовалась и для строительства промышленных гигантов в других частях Советского Союза, в оборонке и тому подобных вещах.

Но инженеров недостаточно, нужны были батраки и переселенцы, «поднимать целину» и «возводить новые города». Не для себя, но какая разница. Романтика, молодость, природа, ответственное задание партии, строительство дивного нового мира! Правда, новый мир почему-то ограничился пятью среднеазиатскими республиками, отстроенными практически «под ключ» (частично ещё Латвией). Но будущие поколения русских людей обязательно построят дивный новый мир где-нибудь ещё — так, вероятно, думали наши предки, и глядя на современный Грозный сложно отказать им в прозорливости.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2016/03/sr3.jpg

1/3 Туркестан конца 1920-х. Русские за работой

А дальше всё пошло по старому принципу «никогда такого не было, и вот опять»: после получения независимости отработанный славянский материал вышвырнули к чёртовой матери за ненадобностью. Переселенцев выгнали, кое-где поубивали.

Украина? Ну, тут открытым текстом говорилось, что к ней надо прирезать русские области, чтобы увеличить там долю пролетариата. Правда, по этой логике можно было протянуть Казахстан до Перми, но к чёрту логику — её здесь нет. Реально без Новороссии украинское государство оказывалось недееспособным, а главное — РСФСР в рамках Союза слишком разрасталась и получался великорусский шовинизм. Требовалось соотношение примерно 50/50.

Потом, культура и язык: надо же как-то между собой общаться людям новой исторической общности. Великую русскую культуру тоже кто-то должен присвоить. «Сбросить Пушкина» и ввести эсперанто не получилось (таджики, болтающие на эсперанто: теперь вы видели всё), других не то что великих, а просто сколько-нибудь реальных культур в СССР не было. К тому же население деградировало и так, а без русской культуры превратилось бы в полных дегенератов. Представьте себе Ельцина, который ещё и Достоевского в школе не проходил. Поэтому пришлось с болью в сердце воспользоваться трофейным наследием Старой России.

Ну и мелочи типа «колхозного крестьянства» и батраков, строивших заводы на территории РСФСР в рамках воспитательно-трудовой работы государственного управления лагерей (впрочем, ряды воспитанников, надо признать, были достаточно космополитичны, география заведений ГУЛАГ поражала масштабностью, а от коллективизации и ударных Сталинских строек пострадала не только РСФСР, но и в значительной степени та же Украина; досталось от большевиков и другим народам, но речь не о них).

Разумеется, у республик была своя градация. Например, кавказцам и среднеазиатам в конце 70-х потихоньку разрешали бизнес: это позволило им значительно подняться и получить хорошие стартовые позиции после распада СССР. Это, кстати, сыграло значительную роль в привилегированном положении нынешних диаспор: у грузин, армян и прочих узбеков с горскими евреями уже имелись какие-никакие стартовые капиталы и активы — то, что достаётся труднее всего.

Одно время привилегиями пользовалась Грузия, после Джугашвили союзная номенклатура в значительной мере комплектовалась украинцами (позиции грузин остались сильными в культурной среде). Все республиканские элиты вели между собой борьбу за место у кормушки, присасываясь к ней с переменным успехом.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2016/03/sr6.jpg

1/2 Грузинский торговец

Самой кормушкой была Россия. Во всех республиках существовала своя национальная элита. Да, в рамках местных компартий, но — своя. Что и позволило им после распада СССР сразу худо-бедно начать строить национальные государства: всё было готово.

В РСФСР попытка создания собственной компартии и национальной столицы в Ленинграде увенчалась расстрелами по Ленинградскому же делу, после чего Россия так и осталась подвешенной в воздухе дойной коровой.

Иначе говоря, РСФСР была самой бесправной республикой в составе Союза, не имевшей своего представительства. Что вроде бы является общим местом.

Но.

Это не значит, что после образования СССР России не стало. Не стало Российской Империи, не получилось Российской Республики в границах плюс-минус (скорее минус) бывшей РИ, не стало и УЖЕ НЕ СТАНЕТ той России. Но Россию в границах XVII века, с урезанными правами, опереточными автономиями и заливающимся фальцетом на потеху публике русским народом большевики сохранили и включили в состав Союза. Такую, какая им была нужна. И такой она просуществовала все 70 лет советской власти.

Несмотря на «федеративность», национальные автономии в РСФСР не имели того статуса, какой сейчас имеют национальные республики (отчего и не смогли отделиться — номенклатура не сложилась), к тому же чресполосица автономий существовала и в некоторых других республиках Союза, в первую очередь на Кавказе. РСФСР провозглашали как союз национальных государств, но затем этот принцип перенесли скорее на весь СССР, в России автономии носили скорее культурный характер. В иных сферах каких-либо серьёзных привилегий они не имели — включая даже Северный Кавказ с щедро нарезанными ему русскими землями.

В общем, при всём бесправном положении РСФСР её «русскость» в Союзе де-факто никто не отрицал, включая самых яростных русофобов. В каком-то смысле (особенно в бытовом) степень этой русскости была даже выше теперешней. Считалось, что в СССР живут 666 национальностей. Так и было. Но в РСФСР при этом жили русские кастраты, а не «многонациональные россияне». До «россиян» современных людей довели за последние 30 лет, и то процесс идёт туго. РСФСР воспринималась как русская республика с вкраплениями автономий малых народов. На станции «Киевской» есть барельеф в честь дружбы русского и украинского, а не российского и украинского или многонационального россиянского и украинского народов. На всяких там общесоюзных праздниках и фестивалях РСФСР представлял чувак в косоворотке и баба в кокошнике. Так это и воспринималось: в РСФСР живут русские, своей компартии нет, поют фальцетом. Да, петербуржец, москвич и ростовчанин ощущали себя гражданами Союза. Но в Таллин, Минск и Киев они ездили в Эстонию, в Белоруссию и на Украину, из этих городов такие же граждане Союза ехали в Россию. А друг к другу в гости эти трое ездили уже по России.

Дальнейшее известно: 1991 год, Союз распадается по границам национальных республик. Население РСФСР встречает это достаточно спокойно (что подтверждает предыдущий тезис). К власти везде приходит местная номенклатура, а в России у власти остаётся номенклатура общесоюзная, потому что своей нет.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2016/03/sr8.jpg

Что она делает — понятно. Что умеет, то и делает, а умеет она не так много. Поэтому она воспроизводит структуру СССР. Даёт автономиям РСФСР статус полноценных «союзных» государств, а всё остальное делает уже даже не «русской республикой в составе федеративного государства», а просто совокупностью областей без какого-либо статуса. Дойка областей осуществляется теперь непосредственно общефедеральной номенклатурой в тесной кооперации с номенклатурой нацреспублик (находящихся, кто бы спорил, в сложном взаимодействии и внутренних конфликтах), а также частично партнёрами из бывших братских республик.

То есть в СССР русские жили в самой бесправной, но всё-таки как бы своей — хотя бы «по ощущениям» — России. Да, советской, коммунистической, тоталитарной, внутри наднационального «Советского Союза», но тем не менее.

Профессор Валерий Соловей однажды искренне удивлялся — мол, Горбачёв ему как-то обмолвился, что считает русский национализм самой большой опасностью для СССР. Профессор не понял, что здесь опасного.

Что тут опасного, очевидно. Разумеется, русские националисты не стали бы уничтожать инородцев в газовых камерах, разваливать Союз, восстанавливать Российскую Империю, возвращать царя и ходить на голове: это всё страшилки советской, а теперь и современной российской пропаганды. Русские люди слишком прагматичны для подобной чепухи.

Националисты могли бы ПЕРЕВЕРНУТЬ ПИРАМИДУ. То есть повысить статус России в составе Союза. А это воплощённый кошмар — кого тогда доить? Как жить? Куда податься? Раз — и выдающимся философом объявляют не Мамардишвили, а Галковского. Два — и узбекские студенты с песнями и плясками едут за свой счёт добывать урожай на Черноземье. Три — украинцы повышают план по выращиванию фруктов и овощей, а то в России холодно, надо братьям помочь, им улучшенный рацион питания требуется и вообще у них национальный обычай такой — жрать в три горла. Четыре — грузины и в обычных домах поживут, не развалятся, они неприхотливые, такой народ, а в РСФСР программа развития частного сектора и массовая застройка с национальными архитектурными мотивами (то есть менее унылая городская среда со всеми вытекающими отсюда благоприятными последствиями). Потом пять, шесть, семь… Весёлая и бесконечная русская считалочка.

Кто против — к стенке за шовинизм, сепаратизм, саботаж.

БЕДА.
http://www.youtube.com/watch?v=ZPka_VHSuYM

И боятся до сих пор именно этого — зачем и пугают всех Гитлером и распадом страны. И за этим же наводят тень на плетень — то 15 республик Советского Союза (Россия + 14 других) — это всё Россия (а 14 других республик это тогда что?), то России с 1917 года нет вообще (а РСФСР тогда чем и зачем была и почему не «коренизировали» вообще всю её территорию?).

А реальность в том, что обрезанная коммунистическая Россия — это всё-таки тоже Россия. То есть «русский флаг над Киевом» это хорошо и правильно, это аксиома и внешняя политика РФ понятна на двести лет вперёд, вопрос лишь в методах её реализации.

На месте истории РФ ХХ века сейчас история СССР, но нужно рассматривать не её, а историю РСФСР, причём отдельно от автономий. А заодно неплохо бы проанализировать и ход развития остальных 14 государств, входивших в состав Союза. И сравнить. Особое внимание при этом необходимо уделить следующим вещам:

— Коренизация.

— Структура и состав республиканской номенклатуры.

— Структура городского и сельского населения.

— Лица титульной национальности и выходцы из республиканской элиты в элите общесоюзной.

— Уровень гражданских свобод.

— Условия труда.

— Стандарты жизнеобеспечения (ЖКХ, СНиПы, массовая застройка, рацион питания и т.п.: благо при плановой экономике всё это прослеживается без проблем вплоть до того, какую кашу чаще всего на завтрак ели).

— Школьное образование и националистическая пропаганда.

— Использование специалистов из других республик СССР для создания городов, промышленности, инфраструктуры и т.п.

— Пропагандистский образ представителя титульной национальности и их «общесоюзная специализация».

— Состав верхушки сепаратистов в событиях 1991 года.

— Распределение бюджета по республикам и, что не менее важно, внутри республик по регионам.

— Динамика территориальных изменений.

(Только не говорите «вот возьми да и сам проанализируй и напиши»; это уровень диссертации).

Печально, что дальше процентовки распределения государственного бюджета дело тут не пошло даже в форме научно-популярной, об академических исследованиях и не говорю. Помнится, Шендерович (уж простите) анонсировал лет 15 назад документальный 15-серийный цикл фильмов «Здесь был СССР», где каждая серия посвящалась отдельной республике. Но произошёл известный скандал с НТВ и проект так и не был реализован.

А жаль, кого-нибудь этот цикл, независимо от идеологической окраски, наверняка сподвиг бы на подобное исследование.

Потому что Россия — та, которая здесь и сейчас. А не в мечтаниях о прошлом и будущем. Ей и нужно заниматься.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/uploads/2016/03/sr9.jpg
Карта плотности населения СССР на 1980 г.

А там, глядишь, и нынешнюю РФ потихоньку бы изучили. Без дурацких разговоров о том, можно ли считать Россией страну, где Ленин в мавзолее лежит, и без упоительных историй про «общее прошлое». Могли бы даже успеть до очередного витка сепаратизма, когда отделяться от РФ захотят уже нынешние откормленные нацреспублики, включая Карелию.

Думаю, лет десять до этого момента ещё есть. Их, конечно, можно провести за кухонными спорами о том, Советский ли Союз Россия, Россия ли Советский Союз, каково сакрально-метафорическое значение мумии Ильича и что прах генерала Врангеля сказал бы в ответ на предложение перезахоронить его в Москве. Углубиться в дебри, заявить непримиримую позицию неуловимого Джо, выпустить петицию, резолюцию и челобитную, пофантазировать, прикоснуться душой к прекрасному, напиться водки. А потом угрожать соседним независимым государствам русскими флагами над Казанью, Петрозаводском и Уфой.

А можно России Небесной предпочесть Россию Земную, а непоколебимым принципам и межгалактическим рывкам в светлое будущее (сейчас или никогда!) — трезвость и реализм.

Текст: Андрей Никитин
http://sputnikipogrom.com/ussr/52204/no … upsT-yNXfL

0

15

Советский нацизм

Наши дорогие соотечественники левых взглядов любят называть русских националистов фашистами и нациками. А себя, соответственно, — толерантными многонациональными эльфами.
А что же нам говорят факты? А факты говорят…
Возьмем одну очевидную претензию националистов к советской системе, унаследованной РФ — наличию многочисленных национальных автономий.
Как только заикнешься про то, что, например, Республика Дагестан — это зло, а Порт-Петровская губерния — добро, сразу набегают советские люди с криками про дружбу народов и «деды воевали».
А если включить мозг и подумать? Мы внезапно увидим, что Дагестан — безумная мозаика, где живут десятки народов, крупнейший из которых — аварцы — недотягивает даже до 30% от общей численности населения региона.

http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … er-map.jpg

http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 03/sn1.jpg

Казалось бы в таком случае у руля региона за десятилетия должен был смениться бесчисленный калейдоскоп управленцев самого разного этнического происхождения.
Однако в реальности мы наблюдаем потрясающую стабильность. Вот главы республики:

http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 03/sn2.jpg
Даргинец-аварец-даргинец-аварец. Это не российское изобретение, ровно то же самое было и во времена развитого социализма. Может, с главами правительства иначе? Нет.
http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 03/sn3.jpg
Генератором случайных чисел внезапно выпало 4 подряд кумыка (15% населения) — бинго! А дальше опять пошли аварцы-даргинцы. Эй, за что так кумыков обижать? Верните должность! Не беспокойтесь, справедливость восторжествовала.
Спикеры парламента Дагестана:
http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 03/sn4.jpg
Ура, товарищи. Как сказал бы покойный Борис Николаевич, рокировочка. Чего мы не видим? Мы не видим всех остальных. Вопрос знатокам: как называется система, при которой 38.7% населения региона в теории не может занять одну из трех главных должностей региона, потому что КРОВЬЮ НЕ УДАЛИСЬ? Правильно, это же нацизм! Он, родной.
Ты лезгин? Ты самый умный парень в Махачкале? Молодец, можешь стать министром сельского хозяйства, брат.
Вот видите, как забавно. Крайне безумную систему, где кровь красит человека, у нас принято называть многонациональной и толерантной, а предлагаемую русскими националистами идею РАВЕНСТВА регионов, где важен ЧЕЛОВЕК, а не его кровь, не этническая принадлежность его пращуров — страшным фашизмом.
Ко-ко-ко! Не позволим кровавым русским нацикам разрешить лакцам и лезгинам руководить Порт-Петровской губернией! Что еще за компетентность? Не знаем никакой компетентности! Что это за отвратительные посягательства на наш аварско-даргинский междусобойчик?! Не пущать! Деды-аварцы воевали, бабки-даргинки помогали, прабабки-кумычки снаряды подавали за наш любимый Дагестан с кастовой системой!
И ведь это — общая политика.
В Татарстане 95% министров и прочих VIP-чиновников — татары (при 40% русских в регионе).
В Адыгее и вовсе вопиющий случай. Русских в республике свыше 60%, адыгов — примерно четверть. Причем в столице, Майкопе, — еще меньше.
http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 03/sn5.jpg
И что? Вы забыли, что у нас советский нацизм? Получите, распишитесь: все главы региона, что были — адыгейцы, трое из трёх.
http://sputnikipogrom.com/wp-content/up … 03/sn6.jpg
Может, хотя бы премьер там русский? Нет, Мурат Каральбиевич Кумпилов.
Два мусульманина на двух главных должностях в регионе, где 70% — христиане. Наверное, это случайно вышло, а мужики преференций исламу не делают? Ну, как сказать…
Вот Майкоп, небольшой для регионального центра город, 140 тыс. населения, из них: русские — 72,6 %, адыгейцы — 16,7 %
В центре города за государственный счёт построена роскошная мечеть.
А что для русских? Есть православный собор, да. Ну, как собор — дореволюционная церквушка на окраине…
sn7
Понятно, кто в городе титульный хозяин, а кто просто мимо проходил? Так и живем.
И да, именно из-за этой системы развалился Советский Союз. Американцы, масоны, рептилоиды с Нибиру хотели было развалить — но не успели, сгнил и рухнул Союз сам. Из-за 15 республик, коренизации, вот этого всего.
Чего же хотят проклятые русские националисты?
РАВЕНСТВА. Равенства людей перед законом, регионов между собой. Без автономий, квот, мафиозных диаспор, «национальной интеллигенции» малых народов, которая в 99% — бездарные кретины, пилящие бюджеты по «этническим квотам»:
sn8
Националисты хотят видеть страну, где важен человек, его способности, его компетенция. Страну, где татарин может спокойно стать главой Уфимской губернии, русский — Казанской, лезгин — Порт-Петровской, армянин — Якутской…
А советские — как нацисты — утверждают, что руководить должна кровь. В Татарстане — татарская, в Якутии — якутская, в Дагестане — аварская/даргинская, в Кабардино-Балкарии — кабардинская…
Такие дела.

http://sputnikipogrom.com/society/52291 … u18wdKLRkj

Россия – семья народов
http://communitarian.ru/novosti/v-rossii/rossiya_–_semya_narodov_18032016/

0

16

Россия или СССР

Единственная картинка, необходимая для спора с коммунистами. "Зато дружно жили!" - ну а чо за чужой счет дружно не пожить-то.

https://vk.com/sputnikipogrom?w=wall-40399920_447009

0

17

СССР - Расчленение России и Русского народа.

После 1917 года марксисты искусственно и насильно без референдума разделили Россию на РСФСР, Украину, Белоруссию и другие республики. В 1922 году Россию стёрли с карты мира, заменив на СССР.
Единый Русский народ марксисткие русофобы искусственно и насильно разделили на русских, украинцев, белорусов и "советский народ".

С народом не советовались.
Учредительное собрание было разогнано.
Референдум о ликвидации Российской Империи и создания СССР не проводился.

Кто мешал марксистам после победы в гражданской войне строить свой чудо-социализм в Российской Империи или в РСФСР?

Ведь даже Энгельс писал: "По-моему, пролетариат может употребить лищь форму единой и неделимой республики. Федеративная республика является ещё и теперь, в общем и целом, необходимостью на гигантской территории Соединённых Штатов, хотя на востоке их она уже становится помехой".
( Энгельс Ф. "К критике проекта социал-демократической программы 1891 года. К.Маркс, Ф.Энгельс, Избр. соч. т.6, с. 405.)

Сталин и некоторые партократы были против создания СССР!!

В конце 1922 года тяжелобольной русофоб Бланк-Ленин при помощи троцкистов навязал всем вредительский проект СССР.
В любом Советском Энциклопедическом Словаре сказано: "В 1922 году Ленин тяжело заболел."
См. фото больного русофоба и его цитаты:
https://pp.vk.me/c629300/v629300994/408 … qUFz0U.jpg
https://pp.vk.me/c628320/v628320871/497 … -30iVE.jpg
Россию и русский народ проектом СССР вредительски раздробили на Россию, Украину и Белорусию и другие республики.

Сталин был против создания Советского Союза, предлагая автономизацию в рамках РСФСР.
Он предлагал Украину, кавказские и другие республики включить в состав Российской Федерации в качестве автономных республик.
В этом случае Грузия, Башкирия, Абхазия, Осетия, Карабах, Азербайджан и т.д. имели бы одинаковый статус и не было бы грузино-абхазского, грузино-осетинского, азербайджано-карабахского и других подобных конфликтов.
Сталинский проект РССФР был лучше проекта СССР больного русофоба Бланка.

Бланк-Ленин обозвал Сталина и его сторонников великорусскими шовинистами и держимордами.
Глупые коммунисты отдают предпочтение ленинско-троцкисткому проекту СССР перед сталинским проектом РСФСР.
Но проект РСФСР предлагал здоровый Сталин, а проект СССР исходил от больного человека.

Мао цзе Дун был умнее Ленина. Он учредил Китайскую Народную Республику, а не какой-нибудь СНР (Союз народных республик). Монголия, Тибет и другие народы получили автономный статус в рамках КНР.
Китай живёт и процветают, а СССР умер.

Кто разрушил СССР?

Бланк-Ленин, Бронштейн-Троцкий, Горбачёв, Ельцин и прочие партократы КПСС.
Первые двое навязали разрушительный проект СССР, а другие партократы разрушили этот СССР.
Ни создание СССР, ни разрушение СССР и создание РФ для нас праздниками не являются.

Кто обзывал Россию "тюрьмой народов"?
Какая страна была тюрьмой народов?
Российская Империя или СССР?
https://vk.com/rus_delo?w=wall-104563225_271

Российская Империя была лучше СССР.
Российская имперская федерация жила несколько веков, а СССР протянул 69 лет.

Бесноватый русофоб Бланк создал антирусскую украинскую тюрьму народов:
https://vk.com/rus_delo?w=wall-104563225_39

Бесноватый Бланк-Ленин насильно без референдума отдал русскую Новороссию и другие русские земли бесноватым украм и спровоцировал нынешнюю гражданскую войну в русском мире...

Население Российской империи в 1900 году...
Нет ни белорусов, ни украинцев, ни россиян. Просто русские

Россия или СССР

Россия или СССР

Россия или СССР

0