РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ... » История » Против фальсификаций истории


Против фальсификаций истории

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ИСТОРИЯ ПО-НОВОРУССКИ

Наверное, каждому русскому человеку знакомы выражения "ботик Петра", "окно в Европу", "флоту Российскому быть" и т.п., так часто звучащие в последнее время. Но не каждый русский человек задумается над таким вопросом: "А почему, собственно, в государстве, история которого только официально (!) насчитывает 1134 года, флоту всего-навсего 300 лет?" Разве всю свою предыдущую историю (до 834 года) русские жили в безводной пустыне?

Да нет же! Еще в 623 году н.э. славянские дружины совершили морской поход на о.Крит. А в 746 году союзные русско-византийские войска совершают морской поход на о.Кипр и отбивают его у арабов. Уже в конце VIII века новгородский князь Бравлин с моря овладевает греческими городами в Крыму. Между 825 и 842 гг. русы, совершив морской поход, опустошили Амастриду - город в византийской провинции Пафлагония. А 18 июня 860 г. русы на двухстах (!) кораблях (каждый из которого был раза в 3 крупнее пресловутого "ботика Петра I") совершают удачный поход на Константинополь.

Но, может быть, с приходом Рюрика в 862 г., откуда официально начинается история России, русские перестали выходить в море? Отнюдь. В 866 г. русы совершают нападение с моря на Константинополь, окончившееся, правда, неудачей.

В 880 году был совершен поход русской дружины к побережью Каспия.

А в 907 г. великий князь киевский Олег, собрав 80-тысячное войско, на 2000 (!!) кораблях совершает морской поход на Византию. Греки затворились в Константинополе (т.е. в Царьграде) и закрыли Царьградскую бухту цепями. Однако утром осажденные увидели "чудо": корабли русов (ночью поставленные на колеса), распустив паруса, плывут по суше!

Император поспешил заключить мирный договор, позорный для Византии. Империя выплатила "подарки" по 12 гривен на каждый из двух тысяч кораблей и отдельно на крупнейшие русские города.

В 913 г. 500 кораблей русов вошли в Каспийское море и захватили острова, расположенные недалеко от Баку. В этом же году на побережье был высажен морской десант и захвачен город Бердаа. Правитель Ширвана Али, собрав войско, попытался на военных и купеческих судах выбить русов с островов, но потерпел поражение. Русский флот господствовал на Каспии, а южное и западное побережье было разорено.

В 941 г. князь Игорь с десятитысячным войском потерпел поражение на Черном море. Его корабли были подожжены "греческим огнем".

А как же море Балтийское, куда так стремился император Петр? На Балтике господствовали славянские корабли, на южном побережье находился крупнейший в Европе порт Волынь (Волин, Юмна, Йомсбург).

"Там, где Одра впадает в Скифское (Балтийское) море, лежит знаменитейший город Юмна, отличный порт, посещаемый греками и варварами, живущими вокруг... Юмна - самый большой (!) из всех городов Европы. В нем живут славяне вместе с другими народами, греками и варварами (как видно, славян современники к "варварам" не относили - В.К.)... Пустившись на парусах из Юмны, на 14 день прибудешь в Остроград Руссии (Новгород), где столица Хиве (Киев), соперница Константинопольского скипетра..." (Из "Деяний священников Гамбургской церкви" Адама Бременского, около 1075 г.)

Русы и торговый город Руса на берегах Балтийского моря упоминаются еще в IV в. до н.э. Об этом пишет грек Пифей, посетивший эти места в 320 г. до н.э. После этого о русах прибалтийских говорят на основании древних летописей историки скандинавские: Торфей (норвежский), Саксон Грамматик (датский), Иоганес Магнус (шведский) - см. Савельев Е.П., "Древняя история казачества", 1915 г., т. 1, стр. 12.

"Во II в. Готер, сын шведского короля Годброда, погиб в сражении с Боем, сыном русской княжны Рынды. Сын Готера и его приемники имели многие войны с русами в течение всего II века... В III в. при Фронтоне III русы и гунны напали на Данию. Царь русов Олимер (Волимер?) начальствовал флотом, а царь гуннов - сухопутными войсками." (Савельев Е.П., "Древняя...")

В 1187 году новгородцы ударом с моря захватили шведскую крепость Сигтуну (Стокгольм).

Но, может быть, флот русскими использовался только для войн? Может, торговля была не развита до Петра? Ибн-Хордадбех сообщает в своем сочинении "Книга путей и государств" (около 846 г.): "Что же касается русских купцов, - а они вид славян, - то они вывозят бобровый мех и мех черной лисицы, и мечи из самых отдаленных (частей) страны славян к русскому морю, а с них десятину взимает царь Рума (Византии)... Иногда они привозят свои товары из Джурджана в Багдад... И выдают они себя за христиан и платят джизию."

"И эти русы торгуют с хазарами, Румом (Византией) и Булгаром Великим и они граничат с северными пределами Рума, их так много и они столь сильны, что наложили дань на пограничные им районы Румы." (Аль-Истархи)

Так что еще более тысячи лет назад флот русский был, а также было и пресловутое "окно в Европу" и, кстати, не только в Европу.

Странно, что эти сведения не почерпнешь из учебников истории, хотя там им самое место. Может быть, тогда прекратим отмечать "300-летие флота", "78-ю годовщину (!) Вооруженных сил", а также числить Кирилла и Мефодия "изобретателями славянской письменности".

Ведь в "Сказании о грамоте русстей" черным по белому написано, как в Корсуне "изобретатель" Константин Философ обнаружил книги, написанные "русьскыми писмены", и с помощью русина научился их быстрее читать и истолковывать. Вся ложь об изобретении Славянской письменности в IX веке разбивается об один единственный вопрос: "Если славяне разделились на южных, западных и восточных в VI веке, то почему слова "читать", "писать", "письмо" и "книга" являются общими для всех славянских народов?"

"Надо ли оттягивать юбилейные даты вглубь времен? Нужна ли нам дата двухтысячелетия или полуторатысячелетия? С нашими мировыми достижениями в области всех видов искусств вряд ли такая дата чем-либо возвысит русскую культуру. Основное, что сделано мировым славянством для мировой культуры, сделано за последнее тысячелетие. Остальное лишь предполагаемые ценности." (Академик Д.С.Лихачев, "Новый мир" № 6 за 1988 г., стр. 257)

А может быть нам и не нужна историческая Правда?! И без того проблем хватает: выборы, цены, политика... Будем довольствоваться лживыми учебниками, которые состряпаны пархатыми русоненавистниками, да с открытыми ртами слушать басни о "вековой отсталости русского народа", "об отсутствии демократических традиций", "о привнесении на Русь науки и культуры вместе с принятием христианства" и т.д.

Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет и будущего. Правители России за последнее тысячелетие несколько раз переделывали историю страны: после кровавого "принятия" христианства; во время реформы патриарха Никона; при Петре I, сжигавшем дворянские родовые записи; в XVIII веке, когда к поморам отправлялись военные экспедиции для уничтожения древних рукописей; в 1917 году, с которого большевики вообще начали отсчет истории государства; и с началом перестройки, когда произошла очередная перестановка исторических фактов с ног на голову...

Последний процесс еще не закончен. Более того, с победой "демократии" он набирает силу. И кто знает, быть может через несколько лет будем мы отмечать 50-летие первого полета человека в космос... И этим первым будет, разумеется, американец.

Вадим КАЗАКОВ

0

2

Искажение истории Руси 1 из 3

Искажение истории Руси 2 из 3

http://rutube.ru/video/f68d5cd4dc1aae6b … 69e47f7d6/

0

3

Юрий Дмитриевич Петухов (1951 — 1 февраля 2009) — русский писатель, историк, философ, публицист.

Страницы подлинной истории - цитаты:
И не только боги древних греков имели русское происхождение...
ГЕРМАНИЯ - СЛАВЯНСКАЯ ЗЕМЛЯ...
еще совсем недавно, каких-нибудь тысячу лет назад, на ней были не только Русь Киевская и Новгородская, но и Русь Полабская, Русь Рюгенская и Русь Скандинавская - северная родина наших предков-русов.

Страницы подлинной истории
http://www.libereya.ru/public/petuhov.html

История древних русов
http://rutube.ru/tracks/2889602.html

0

4

Евразийская идея в действии

Благодаря идеям некоторых деятелей русской эмиграции 20 века Трубецкого, Карсавина, Вернадского и др., развитым Львом Гумилевым, в современной политической жизни России до сих пор существует такое течение, как “Евразийство”. Справедливо противо-поставляя Россию Европе и Америке, приверженцы евразийской идеологии пытаются отождествить наше Отечество с восточными империями прошлого, прежде всего, с монгольской. Суть рассуждений “евразийцев” сводится к тому, что после монгольского завоевания Россия оказалась частью т.н. евроазиатской политико-цивилизационной общности, и после постепенного распада Золотой Орды, оказалась преемницей державы Чингисхана и стала для Азии тем, чем когда-то была монгольская империя. Будущее страны надо искать по их мнению в том же направлении, а потому поклонники евразийства сквозь пальцы смотрят на антирусские выходки исламистов и орды среднеазиатских мигрантов - ведь это, в отличие от европейцев, “цивилизационно близкие России этносы”.

Краеугольным камнем евразийской теории является и обеление периода татаро-монгольского ига. Оно признается чуть ли не благотворным для Руси, дескать после бесконечных распрей и междоусобиц Рюриковичей над Русью воссияла благодать единовластия хана. Татаро-монголам также ставится в заслугу то, что они якобы сдержали натиск Запада на русские земли. Хотя, как известно ни на Неве, ни на чудском озере татары не сражались. Не будем подробно останавливаться на том, что влияние монголов на образование самодержавной формы правления на Руси евразийцами явно преувеличивается. Православным людям нет смысла разъяснять различную природу власти Царя - Божьего помазанника и власти хана, основанной на его принадлежностью к роду Чингиса, личной храбрости и коварстве, а также преданности войска. Самая же вопиющая нелепость – то, что евразийцы смеют называть татаро-монгольское нашествие “благом” или “меньшим злом” для Руси.

С одной стороны понятно, что историософия - наука сугубо гуманитарная, основанная на умозрительных построениях исследователей, которые лишь отчасти опираются на подлинные исторические события. Однако есть и другая историческая дисциплина - археология, которая имеет дело преимущественно с вещественными свидетельствами. Предоставим слово этой науке.

Археологами обнаружено всего около 1400 древнерусских укрепленных поселений 9-13 вв. от Тернавы до Великого Усть-Юга. Из них по письменным источникам известно только 414. Вокруг каждого укрепленного поселения обычно располагался посад, который в крупных городах мог достигать 50 гектар. Достоверно подтверждено раскопками существование посадов у 1/3 городов. На протяжении четырех домонгольских столетий наблюдается постоянное увеличение укрепленных русских поселений всех типов. От небольших “городьцев” до крупных княжеских стольных городов таких как Киев, Чернигов, Суздаль, Галич, Новгород. Порой трудно отделить город от городца, но археологи сходятся на том, что к середине 13 века на Руси существовало не менее 150 настоящих городов с многотысячным населением, развитой торговлей и ремеслами. Всюду, где прошла монгольская конница, на месте бьющих жизнью городов, великолепия храмов, искусства, ремесел и письменной культуры оставались только трупы и развалины. В крупнейшем стольном городе Руси Киеве после разорения монголами осталось лишь несколько десятков дворов.

Чтобы правильно понять, что значат несколько десятков дворов в Киеве после татарского нашествия, необходимо учитывать, что до него в 30-х гг. 13-го века город занимал площадь в 400 гектар. В каждом русском городе, видевшем монгольских всадников под своими стенами, археологи находят толстый слой золы, относящийся к 40-м годам 13-го столетия. Множество городов навсегда запустели или превратились в села.

Вот далеко не полный перечень уничтоженных монголами русских городов. Киевская и Переяславская земли: Белгород – после батыева нашествия запустел и превратился в село. Вышгород – разорен. Тумащь – поле разорения Батыем прекратил существование. Чучин – погиб после разорения Батыем. Изяславль - “картину гибели небольшого городка дополняют груды человеческих костей, разбросанных по всей его площади”. Переяславль-Русский в 1239 году был разорен войсками Менгу-Хана и запустел. Черниговская земля: Новгород-Северский – разорен и запустел, люди возобновили город только в начале 14-го века. Вщиж – погиб после разорения Батыем. Серенск погиб после разорения Батыем: “беспорядочные скопления человеческих костей – следы гибели города в страшном пожаре 1238 года”. Галицкая земля: Звенигород, развитие Звенигорода было прервано нашествием войск Батыя. Теребовль – после нашествия Батыя пришел в упадок. Владимиро-суздальская земля: Суздаль, Владимир, Москва и другие города захвачены и сожжены войсками хана Батыя. Больше всего досталось Рязанской земле: на месте бывшего стольного города княжества до сих пор существует лишь небольшое село.

И это последствия только завоевательных походов. А ведь после этого были и не менее страшные карательные: Неврюева рать, Дуденева рать и многие другие. И уже после падения монгольского ига русские продолжали изнурительнейшую борьбу со степью, которая закончилась только с покорением Крыма в конце 18-го века. Полтысячелетия непрерывной войны – и после этого у некоторых горе-идеологов хватает глупости утверждать о мирном сосуществовании России и Орды.
http://www.rusnation.org/sfk/0603/0603-04.shtml

0

5

http://i053.radikal.ru/1008/44/ce5843d3d27e.jpg

0

6

Христианская и коммунистическая цензура против истории славян

"Имя А.Н. Афанасьева известно каждому Русскому человеку, ведь самая любимая и памятная книга нашего детства, много раз читаная и пересказанная, называется «А.Н. Афанасьев. Сказки». Так уж получилось, что сегодня Александр Николаевич более известен, как «сказочник». И мало кто знает, что жизнь этого замечательного человека, наполненная упорным трудом, невзгодами и противостоянием, была поистине гражданским подвигом.

Яркий, творчески мыслящий учёный и общественный деятель А. Н. Афанасьев испытал на себе сопротивление учёных кругов, церкви и государства. И вовсе не безобидные детские сказки привели к тому, что выдающийся учёный был выгнан с государственной службы, лишён жалования и квартиры и через два года умер от туберкулёза в возрасте 45 лет, успев за год до смерти издать те самые «Русские детские сказки».

И. С. Тургенев в письме А. А. Фету так откликнулся на известие о кончине учёного: «Недавно А. Н. Афанасьев умер буквально от голода, а его литературные заслуги будут помниться, когда наши с Вами, любезный друг, давно уже покроются мраком забвения». Эти слова Тургенева относятся в первую очередь к основному труду А. Н. Афанасьева, который он готовил и собирал много лет – «Поэтические воззрения Славян на Природу».

Эта книга намного опередила своё время и на сегодняшний день является одним из основных пособий по обычаям и верованиям Древних Славян. Ни один человек не может считаться в полной мере культурным, образованным и знающим толк в Русской Традиции, если он не знаком с этим выдающимся произведением. Александр Николаевич с огромной любовью, почтением и восхищением раскрыл перед потомками красочный, полный поэзии мир Древних Славян, он перекинул мостики между многими европейскими языками и свёл их к единому славянскому корню, с обстоятельностью учёного доказав культурную и языковую общность Славяно-Арийских народов.

Родился А. Н. Афанасьев в г. Богучары Воронежской губернии в семье уездного стряпчего. Учился в гимназии, потом по настоянию отца поступил на Юридический факультет Московского Университета. Уже во время учёбы начал публиковать статьи, которые привлекли внимание учёных кругов. Молодому человеку прочили профессорское будущее, но… его первая публичная лекция содержала настолько передовые и самостоятельные взгляды на Русскую историю, что вызвала неудовольствие министра просвещения С. С. Уварова, и с университетской карьерой пришлось проститься.

В течение одного года он преподавал Русский язык и литературу в частном пансионе, а потом получил место в Московском Главном Архиве МИД. Служба в архиве позволила молодому, талантливому учёному вести самостоятельные исследования без оглядки на маститых учёных со своими «школами». При этом Афанасьева, как и прежде привлекали острые вопросы общественных отношений в прошлом и настоящем. Его заметки печатались в «Современнике» и «Отечественных записках», но далеко не все статьи учёного и писателя могли увидеть свет.

А. Н. Афанасьев столкнулся с жёсткими цензурными ограничениями, которые касались не только исторических и общественных вопросов, но и филологических исследований в области славянской мифологии. Чуждый всяким устоявшимся взглядам, мыслящий остро и самостоятельно, Афанасьев изучал, собирал и сравнивал различные сведения о быте и верованиях Славян.

Постепенно он погрузился в этот удивительный мир, его богатый образный язык, стихийную мудрость, непосредственное восприятие окружающей действительности. Он смог увидеть и восстановить коренную связь Славяно-Арийских народов на основе языка, Веры и культурной традиции. Результатом многолетней работы явилось самое полное собрание Русских народных сказок и исчерпывающий труд в области славянской мифологии – «Поэтические воззрения Славян на Природу».

Оба направления деятельности учёного имели огромное значение. Собрание сказок давало ясное представление о народном творчестве, где простодушие соседствовало с лукавством, простота с мудростью, доброта с едкой насмешкой.

Сборник «Народные русские легенды», вышедший в 1860 г., включал в себя «сказки для взрослых», среди которых были 33 народных рассказа о жизни святых и Христа с точки зрения народа, и некоторые оценки были весьма нетрадиционны. За это сборник вскоре был запрещён по настоянию Святейшего Синода. Сказки с подобным содержанием, а также эротические сказки вошли в сборник «Заветные сказки», рукопись которого А. Н. Афанасьев тайно переправил в Европу.

В 1862 г. в квартире А. Н. Афанасьева был произведён обыск, хоть и никакого официального обвинения предъявлено не было, это послужило поводом для гонений неудобного церкви и властям учёного, что, в свою очередь, привело к увольнению Александра Николаевича со службы и явилось причиной его ранней и трагической кончины.

В советское время попытки издания «Мифологических воззрений Славян на Природу», также, встретили ряд препятствий. В сильно сокращённом варианте эта книга вышла в начале восьмидесятых годов после личного указания Ю. В. Андропова.

Этот факт передаёт рассказ Юрия Михайловича Медведева – писателя, лауреата Пушкинской премии, Научного секретаря Национального Фонда Древнерусской Ведической Культуры «Сварогъ», который получил это самое разрешение на издание из уст самого Ю. В. Андропова: «Я учился в Литературном институте им. Горького в начале шестидесятых годов. Это было время политической «оттепели». Стали возвращаться в Москву после лагерей известные люди, писатели. Мы, конечно, искали общения с ними – живыми свидетелями тех суровых времён. В одной литературной компании я познакомился со Светланой Есениной – племянницей Сергея Есенина. И она мне рассказала удивительную вещь – по её мнению без трёхтомника Александра Николаевича Афанасьева С. Есенин не состоялся бы как поэт. Оказалось, что в грозные годы разрухи Есенин на мешок соли выменял трёхтомник А. Н. Афанасьева и досконально его изучил.

Я подумал: «Что за Афанасьев?», и пошёл в Ленинскую библиотеку, где взял трёхтомник А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения Славян на Природу» 1864-1869 года издания. Прочитав его, я понял, что чувствовал Сергей Есенин, держа в руках эту бесценную книгу. Я стал задавать вопросы другим писателям воинствующего поколения: «Почему не переиздаётся А. Н. Афанасьев? В чём тут дело?» Оказалось, что в ту пору всё славянское было под очень жёстким запретом, так же как и русское. Не было даже членов Политбюро по России, были только кандидаты!

Пошёл я к своему наставнику – лучшему историку прошлого века Анатолию Филипповичу Смирнову. Ему был 81 год. Я сказал, что надо как-то постараться издать трёхтомник А. Н. Афанасьева. Он сказал тогда: «Мой юный друг, существует в науке один непреложный закон – не предлагай того, что ещё не сделано. Напиши комментарии, напиши вступительную статью, а потом предлагай». Я спросил: «А вдруг не возьмут»? Он ответил: «Состаришься, возьмут. Сделай это себе в удовольствие».

Несколько лет пришлось заниматься трёхтомником А. Н. Афанасьева, это был огромный труд. Я всё подготовил – это был уже 1977 год, и пошёл по издательствам. И что вы думаете? Даже речи не могло идти о том, что «Поэтические воззрения Славян на Природу», а не калмыков, к примеру, могут быть изданы. Откровенно говоря, после примерно полутора лет хождения я приуныл. Хотя мне помогал в этом деле Саша Карелин, который был сыном помощника Свиридова Николая Васильевича – министра печати Российской Федерации. Я был у Свиридова, но он мне отказал, хотя очень интеллигентно. Когда уже совсем опустил руки, Небеса помогли.

Однажды в издательстве «Молодая Гвардия» меня попросили отредактировать очень сложную книжку, называлась она «Негромкий выстрел браунинга» – это было остросюжетное повествование о русской разведке времен Первой Мировой Войны. Я понимал, что автор – человек с большими связями, так как такие сведения можно было добыть только в секретных архивах. Самого автора я не видел, он общался со мной только по телефону.

Книга вышла огромным тиражом в детективной серии «Молодой Гвардии». И автор пригласил меня в ресторан отметить это событие, сказал, что восхищён моим талантом редактора и так далее. Его настоящее имя было Игорь Алексеевич, а печатался он под псевдонимом Егор Иванов. Он спросил, как меня отблагодарить. Тогда я сказал, что подготовил трёхтомник А. Н. Афанасьева с комментариями и вступительной статьёй и попросил: «Помогите издать». Он сказал: «Передайте мне статью и комментарии, трёхтомник мне привезут».

Проходит месяц, он мне говорит: «Юрий Михайлович, я удивлён – моих сил не хватает, чтобы преодолеть косность. Но я могу устроить вам 5-10 минутное свидание с моим начальником – Юрием Владимировичем Андроповым». Я спросил: «С каким Андроповым?» Он ответил: «С тем самым Андроповым». Он оказался помощником Андропова по Политбюро! Андропов был тогда без пяти минут секретарь ЦК и самое могущественное лицо. Я ответил Игорю Алексеевичу, что готов поговорить с Андроповым.

И вот в зимним февральским вечером 1980 года за мной пришла чёрная машина и привезла меня к известному зданию КГБ на Лубянке, потом меня сопроводили на третий этаж. Справа был кабинет Андропова, а слева комната Игоря Алексеевича. Игорь Алексеевич сказал мне: «Юрий Михайлович, договариваемся с самого начала – восемь минут это уже перебор. Лучше пять».

Я вошёл в обитый дубом кабинет и увидел на стенах множество оперативных карт. Вдали за большим столом сидел Юрий Владимирович Андропов. Седые волосы, огромные глаза за линзами по причине сильной дальнозоркости. Он был белее полотна, очень больной человек. Показал мне рукой, где можно присесть, не поздоровался. У меня прекрасное зрение и я разглядел на столе под лампой «объективку» на меня. За время разговора он ни разу на меня не взглянул. Прошло более минуты, наконец, он спросил: «Что у вас?» Я выложил на стол всё, что заготовил про трёхтомник А. Н. Афанасьева. Прошла ещё минута или больше. Я сидел, поёживаясь. Ю. В. Андропов сказал, уткнувшись в бумаги: «Повторите название трёхтомника». Я произнёс: «Поэтические воззрения Славян на Природу». Он вздохнул: «Славян на Природу? Вот если бы Чукчей или Мордвы – было бы легче».

У меня «побежали мурашки» по телу от мысли, что я являюсь участником «Драмы Безумия». Ю. В. Андропов говорит: «Видимо, целесообразно будет издать, сократив до одного тома». И тут я закричал: «Вот это совершенно невозможно»! Он спросил совершенно спокойно: «Почему это не возможно»? «Потому что это также безнравственно, как сократить вдовое или вчетверо «Войну и Мир» Толстого», - ответил я. Ю. В. Андропов, не думая ни секунды, произнёс: «А американцы сократили, получилось очень даже неплохо». Во мне вновь стала подниматься волна возмущения. Игорь Алексеевич стал энергично подавать мне знаки, что пора заканчивать. Андропов, помолчав, сказал: «Вас известят. До свидания». Пятясь задом, я вышел из кабинета.

Прошёл день. В пол-десятого утра зазвонил мой телефон. Николай Васильевич Свиридов – министр печати Российской Федерации произнёс: «Юрий Михайлович есть разговор». Я приехал к нему в старинный особняк у Никитских ворот. Министр встретил меня лично у раскрытых дверей. Стол накрыт – бутерброды, коньяк. «Ну, зачем же лезть с простыми вопросами на такие высоты, в эти «Гималаи»? Ну, неужели мы, русские люди не можем издать в одном томе «Поэтические воззрения Славян на Природу»? Я пытался возразить, но он продолжал: «И ещё одно, Юрий Михайлович – название совершенно не подходит». Я возмутился. Но он сказал: «Ты вспомни названия глав и возьми одно для всей книги, самое ёмкое». Я вспомнил: «Древо Жизни и Лесные Духи». Он говорит: «Какие Духи?! Древо Жизни – прекрасное название!»

Вот так в 1981 году в издательстве «Современник» вышла книга «А. Н. Афанасьев. Древо Жизни». С тех пор она несколько раз переиздавалась. Получилось так, что я «наградил» А. Н. Афанасьева книгой, которой у него никогда не было. Но я надеюсь, он меня простит, потому что в ту жёсткую пору другого способа издать А. Н. Афанасьева, видимо, не было. И я благодарен судьбе и Ю. В. Андропову за эту возможность»."

А.Н.Афанасьев. "Поэтические воззрения славян на природу"
http://polbu.ru/afanasiev_poeticnature/ch06_i.html

http://17m.forum24.ru/?1-9-0-00000034-000

0

7

Программа «Мировосприятие»
Цикл: «Взгляд в прошлое».
Выпуск 3. «Как появлялись исторические мифы».
Часть 1. «Православие».
Производство: «Kolovrat TV», Творческая студия «Коловрат»
Жанр: Духовно-познавательный
Год: 2010
Начиная с 3 выпуска программы «Мировосприятие» мы предлагаем вам новый цикл, под общим названием «Взгляд в прошлое».
В данном цикле программ мы будем разбирать как появлялись те или иные исторические мифы, и начнём мы с Православия...
В этом фильме показан подробный разбор современного исторического мифа под названием "Православие" (как это понимается сейчас). В данной передаче, вы узнаете, что на самом деле означает Православие, а также многое другое...Основано исключительно на фактах.
Всё остальное вы сможете увидеть сами...

Фильм расследование об исторических казусах и явных подлогах. О том, как выдумывается, пишется история и уничтожается реальное прошлое. Как люди, не знающие своих корней, верят в выдумки и подчиняют свой разум сужению небылицам.

В фильме рассматривается исТория связанная с появлением правоверного христианства на Руси и о том, как оно преобразовывалось в православие.

Вы узнаете много интересного, и даже парадоксального о том, кем на самом деле был "князь" Владимир - крестивший Русь и о том, по каким заветам проводилось крещение...

В общем, имеющий уши - услышит. Имеющий глаза - увидит. А имеющий разум - поймет что к чему.
Длительность фильма - 00:41:32Мировосприятиеhttp://rutube.ru/tracks/3418922.html
http://rutube.ru/tracks/3628508.html
http://video.yandex.ru/users/shramana/view/8#

0

8

Христианская и коммунистическая цензура против истории славян

"Имя А.Н. Афанасьева известно каждому Русскому человеку, ведь самая любимая и памятная книга нашего детства, много раз читаная и пересказанная, называется «А.Н. Афанасьев. Сказки». Так уж получилось, что сегодня Александр Николаевич более известен, как «сказочник». И мало кто знает, что жизнь этого замечательного человека, наполненная упорным трудом, невзгодами и противостоянием, была поистине гражданским подвигом.

Яркий, творчески мыслящий учёный и общественный деятель А. Н. Афанасьев испытал на себе сопротивление учёных кругов, церкви и государства. И вовсе не безобидные детские сказки привели к тому, что выдающийся учёный был выгнан с государственной службы, лишён жалования и квартиры и через два года умер от туберкулёза в возрасте 45 лет, успев за год до смерти издать те самые «Русские детские сказки».

И. С. Тургенев в письме А. А. Фету так откликнулся на известие о кончине учёного: «Недавно А. Н. Афанасьев умер буквально от голода, а его литературные заслуги будут помниться, когда наши с Вами, любезный друг, давно уже покроются мраком забвения». Эти слова Тургенева относятся в первую очередь к основному труду А. Н. Афанасьева, который он готовил и собирал много лет – «Поэтические воззрения Славян на Природу».

Эта книга намного опередила своё время и на сегодняшний день является одним из основных пособий по обычаям и верованиям Древних Славян. Ни один человек не может считаться в полной мере культурным, образованным и знающим толк в Русской Традиции, если он не знаком с этим выдающимся произведением. Александр Николаевич с огромной любовью, почтением и восхищением раскрыл перед потомками красочный, полный поэзии мир Древних Славян, он перекинул мостики между многими европейскими языками и свёл их к единому славянскому корню, с обстоятельностью учёного доказав культурную и языковую общность Славяно-Арийских народов.

Родился А. Н. Афанасьев в г. Богучары Воронежской губернии в семье уездного стряпчего. Учился в гимназии, потом по настоянию отца поступил на Юридический факультет Московского Университета. Уже во время учёбы начал публиковать статьи, которые привлекли внимание учёных кругов. Молодому человеку прочили профессорское будущее, но… его первая публичная лекция содержала настолько передовые и самостоятельные взгляды на Русскую историю, что вызвала неудовольствие министра просвещения С. С. Уварова, и с университетской карьерой пришлось проститься.

В течение одного года он преподавал Русский язык и литературу в частном пансионе, а потом получил место в Московском Главном Архиве МИД. Служба в архиве позволила молодому, талантливому учёному вести самостоятельные исследования без оглядки на маститых учёных со своими «школами». При этом Афанасьева, как и прежде привлекали острые вопросы общественных отношений в прошлом и настоящем. Его заметки печатались в «Современнике» и «Отечественных записках», но далеко не все статьи учёного и писателя могли увидеть свет.

А. Н. Афанасьев столкнулся с жёсткими цензурными ограничениями, которые касались не только исторических и общественных вопросов, но и филологических исследований в области славянской мифологии. Чуждый всяким устоявшимся взглядам, мыслящий остро и самостоятельно, Афанасьев изучал, собирал и сравнивал различные сведения о быте и верованиях Славян.

Постепенно он погрузился в этот удивительный мир, его богатый образный язык, стихийную мудрость, непосредственное восприятие окружающей действительности. Он смог увидеть и восстановить коренную связь Славяно-Арийских народов на основе языка, Веры и культурной традиции. Результатом многолетней работы явилось самое полное собрание Русских народных сказок и исчерпывающий труд в области славянской мифологии – «Поэтические воззрения Славян на Природу».

Оба направления деятельности учёного имели огромное значение. Собрание сказок давало ясное представление о народном творчестве, где простодушие соседствовало с лукавством, простота с мудростью, доброта с едкой насмешкой.

Сборник «Народные русские легенды», вышедший в 1860 г., включал в себя «сказки для взрослых», среди которых были 33 народных рассказа о жизни святых и Христа с точки зрения народа, и некоторые оценки были весьма нетрадиционны. За это сборник вскоре был запрещён по настоянию Святейшего Синода. Сказки с подобным содержанием, а также эротические сказки вошли в сборник «Заветные сказки», рукопись которого А. Н. Афанасьев тайно переправил в Европу.

В 1862 г. в квартире А. Н. Афанасьева был произведён обыск, хоть и никакого официального обвинения предъявлено не было, это послужило поводом для гонений неудобного церкви и властям учёного, что, в свою очередь, привело к увольнению Александра Николаевича со службы и явилось причиной его ранней и трагической кончины.

В советское время попытки издания «Мифологических воззрений Славян на Природу», также, встретили ряд препятствий. В сильно сокращённом варианте эта книга вышла в начале восьмидесятых годов после личного указания Ю. В. Андропова.

Этот факт передаёт рассказ Юрия Михайловича Медведева – писателя, лауреата Пушкинской премии, Научного секретаря Национального Фонда Древнерусской Ведической Культуры «Сварогъ», который получил это самое разрешение на издание из уст самого Ю. В. Андропова: «Я учился в Литературном институте им. Горького в начале шестидесятых годов. Это было время политической «оттепели». Стали возвращаться в Москву после лагерей известные люди, писатели. Мы, конечно, искали общения с ними – живыми свидетелями тех суровых времён. В одной литературной компании я познакомился со Светланой Есениной – племянницей Сергея Есенина. И она мне рассказала удивительную вещь – по её мнению без трёхтомника Александра Николаевича Афанасьева С. Есенин не состоялся бы как поэт. Оказалось, что в грозные годы разрухи Есенин на мешок соли выменял трёхтомник А. Н. Афанасьева и досконально его изучил.

Я подумал: «Что за Афанасьев?», и пошёл в Ленинскую библиотеку, где взял трёхтомник А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения Славян на Природу» 1864-1869 года издания. Прочитав его, я понял, что чувствовал Сергей Есенин, держа в руках эту бесценную книгу. Я стал задавать вопросы другим писателям воинствующего поколения: «Почему не переиздаётся А. Н. Афанасьев? В чём тут дело?» Оказалось, что в ту пору всё славянское было под очень жёстким запретом, так же как и русское. Не было даже членов Политбюро по России, были только кандидаты!

Пошёл я к своему наставнику – лучшему историку прошлого века Анатолию Филипповичу Смирнову. Ему был 81 год. Я сказал, что надо как-то постараться издать трёхтомник А. Н. Афанасьева. Он сказал тогда: «Мой юный друг, существует в науке один непреложный закон – не предлагай того, что ещё не сделано. Напиши комментарии, напиши вступительную статью, а потом предлагай». Я спросил: «А вдруг не возьмут»? Он ответил: «Состаришься, возьмут. Сделай это себе в удовольствие».

Несколько лет пришлось заниматься трёхтомником А. Н. Афанасьева, это был огромный труд. Я всё подготовил – это был уже 1977 год, и пошёл по издательствам. И что вы думаете? Даже речи не могло идти о том, что «Поэтические воззрения Славян на Природу», а не калмыков, к примеру, могут быть изданы. Откровенно говоря, после примерно полутора лет хождения я приуныл. Хотя мне помогал в этом деле Саша Карелин, который был сыном помощника Свиридова Николая Васильевича – министра печати Российской Федерации. Я был у Свиридова, но он мне отказал, хотя очень интеллигентно. Когда уже совсем опустил руки, Небеса помогли.

Однажды в издательстве «Молодая Гвардия» меня попросили отредактировать очень сложную книжку, называлась она «Негромкий выстрел браунинга» – это было остросюжетное повествование о русской разведке времен Первой Мировой Войны. Я понимал, что автор – человек с большими связями, так как такие сведения можно было добыть только в секретных архивах. Самого автора я не видел, он общался со мной только по телефону.

Книга вышла огромным тиражом в детективной серии «Молодой Гвардии». И автор пригласил меня в ресторан отметить это событие, сказал, что восхищён моим талантом редактора и так далее. Его настоящее имя было Игорь Алексеевич, а печатался он под псевдонимом Егор Иванов. Он спросил, как меня отблагодарить. Тогда я сказал, что подготовил трёхтомник А. Н. Афанасьева с комментариями и вступительной статьёй и попросил: «Помогите издать». Он сказал: «Передайте мне статью и комментарии, трёхтомник мне привезут».

Проходит месяц, он мне говорит: «Юрий Михайлович, я удивлён – моих сил не хватает, чтобы преодолеть косность. Но я могу устроить вам 5-10 минутное свидание с моим начальником – Юрием Владимировичем Андроповым». Я спросил: «С каким Андроповым?» Он ответил: «С тем самым Андроповым». Он оказался помощником Андропова по Политбюро! Андропов был тогда без пяти минут секретарь ЦК и самое могущественное лицо. Я ответил Игорю Алексеевичу, что готов поговорить с Андроповым.

И вот в зимним февральским вечером 1980 года за мной пришла чёрная машина и привезла меня к известному зданию КГБ на Лубянке, потом меня сопроводили на третий этаж. Справа был кабинет Андропова, а слева комната Игоря Алексеевича. Игорь Алексеевич сказал мне: «Юрий Михайлович, договариваемся с самого начала – восемь минут это уже перебор. Лучше пять».

Я вошёл в обитый дубом кабинет и увидел на стенах множество оперативных карт. Вдали за большим столом сидел Юрий Владимирович Андропов. Седые волосы, огромные глаза за линзами по причине сильной дальнозоркости. Он был белее полотна, очень больной человек. Показал мне рукой, где можно присесть, не поздоровался. У меня прекрасное зрение и я разглядел на столе под лампой «объективку» на меня. За время разговора он ни разу на меня не взглянул. Прошло более минуты, наконец, он спросил: «Что у вас?» Я выложил на стол всё, что заготовил про трёхтомник А. Н. Афанасьева. Прошла ещё минута или больше. Я сидел, поёживаясь. Ю. В. Андропов сказал, уткнувшись в бумаги: «Повторите название трёхтомника». Я произнёс: «Поэтические воззрения Славян на Природу». Он вздохнул: «Славян на Природу? Вот если бы Чукчей или Мордвы – было бы легче».

У меня «побежали мурашки» по телу от мысли, что я являюсь участником «Драмы Безумия». Ю. В. Андропов говорит: «Видимо, целесообразно будет издать, сократив до одного тома». И тут я закричал: «Вот это совершенно невозможно»! Он спросил совершенно спокойно: «Почему это не возможно»? «Потому что это также безнравственно, как сократить вдовое или вчетверо «Войну и Мир» Толстого», - ответил я. Ю. В. Андропов, не думая ни секунды, произнёс: «А американцы сократили, получилось очень даже неплохо». Во мне вновь стала подниматься волна возмущения. Игорь Алексеевич стал энергично подавать мне знаки, что пора заканчивать. Андропов, помолчав, сказал: «Вас известят. До свидания». Пятясь задом, я вышел из кабинета.

Прошёл день. В пол-десятого утра зазвонил мой телефон. Николай Васильевич Свиридов – министр печати Российской Федерации произнёс: «Юрий Михайлович есть разговор». Я приехал к нему в старинный особняк у Никитских ворот. Министр встретил меня лично у раскрытых дверей. Стол накрыт – бутерброды, коньяк. «Ну, зачем же лезть с простыми вопросами на такие высоты, в эти «Гималаи»? Ну, неужели мы, русские люди не можем издать в одном томе «Поэтические воззрения Славян на Природу»? Я пытался возразить, но он продолжал: «И ещё одно, Юрий Михайлович – название совершенно не подходит». Я возмутился. Но он сказал: «Ты вспомни названия глав и возьми одно для всей книги, самое ёмкое». Я вспомнил: «Древо Жизни и Лесные Духи». Он говорит: «Какие Духи?! Древо Жизни – прекрасное название!»

Вот так в 1981 году в издательстве «Современник» вышла книга «А. Н. Афанасьев. Древо Жизни». С тех пор она несколько раз переиздавалась. Получилось так, что я «наградил» А. Н. Афанасьева книгой, которой у него никогда не было. Но я надеюсь, он меня простит, потому что в ту жёсткую пору другого способа издать А. Н. Афанасьева, видимо, не было. И я благодарен судьбе и Ю. В. Андропову за эту возможность»."

А.Н.Афанасьев. "Поэтические воззрения славян на природу"
http://polbu.ru/afanasiev_poeticnature/ch06_i.html

http://17m.forum24.ru/?1-9-0-00000034-000

0

9

Русофобы против правдивой истории России

http://www.youtube.com/watch?v=--nZuj0X-Ak

0

10

Игорь Островский.
Польша как инициатор и главный виновник Второй мировой войны

Ликвидация польской государственности в конце XVIII века не привела к прекращению деятельности польского политического класса. Напротив, борьба за восстановление собственной государственности, не прекращавшаяся более 120 лет, позволила ему накопить громадный опыт в международных делах и, прежде всего, в таких сферах как завязывание связей, ведение интриг, организация пропаганды и ловление рыбы в мутной воде.

Уже в первую же смутную пору после потери независимости – в эпоху наполеоновских войн – польские политики создали ту схему действий, которой они затем следовали неукоснительно. В составе армии предполагаемого победителя – в данном случае Франции – были созданы польские легионы. То, что эти легионы рассматривались как носители и символ польской государственности, свидетельствует и их походная песня, впоследствие польский национальный гимн «Jeszcze Polska nie zginela“, первые строки которого гласят: «Польша ещё не погибла пока мы живы». Легионы должны были представлять Польшу на международной арене и обеспечить ей место среди победителей, когда дойдёт до дележа победного пирога. Точно по такой же схеме действовали польские политики во время Крымской кампании, имевшей некоторые шансы перерасти в большую европейскую войну, в годы Первой и Второй мировых войн. Правда была опробована и другая схема (восстания 1830 и 1863 гг.), но результат оказался нулевым, а цена, которую пришлось заплатить, непомерной.

Итак, запомним. «Легионерство» как метод восстановления национальной государственности было возведено в статус генеральной линии. Эффективным мог быть этот метод только в условиях общеевропейской войны. Отсюда – общеевропейская война как заветная цель польской политики.

Этот курс увенчался почти полным успехом в 1918 г., хотя польские политики и поставили было не на ту лошадь. Но положение было спасено благодаря той исторической случайности, что восточнее Рейна вообще не оказалось победителей.

Я не зря подчеркнул, что успех был почти полным. Заветная цель – восстановление Речи Посполитой в границах до Хмельницкого, «od morza i do morza», сорвалась в 1920 г. Несмотря на все усилия вне пределов Польской Республики остались также Силезия, Поморье (Pommern), Литва. В общем-то, великодержавные планы польских правящих верхов этого времени секрета не составляют. Так что, этот тезис можно принять без дальнейших доказательств.

А теперь небольшое упражнение в формальной логике:

большая посылка – реализация великодержавных планов Польши, приращение её территории было возможно только в рамках общеевропейской войны;

меньшая посылка – правящие круги Польши стремились к приращению государственной территории за счёт Советского Союза, Германии, Литвы, Чехословакии;

вывод - ... Впрочем, вывод каждый в состоянии сделать сам.

Итак, в результате нашего экскурса мы установили, что польский правящий класс был кровно заинтересован в большой войне. Собственно, попытки перекроить международно признанные границы стали предприниматься Польшей с первых месяцев её возрождения – переход через линию Керзона, захват Вильно, попытки аннексии Силезии и Данцига... Наше сегодняшнее восприятие польско-германского противостояния искажается призмою событий 1939 г. Памятуя о почти молниеносном разгроме Польши, мы считаем инстинктивно, что соотношение сил весь межвоенный период было таково, что говорить об агрессивности Польши в отношении Германии никак не приходится (слава богу, хоть агрессивность в отношении советских республик доказывать нет надобности). Однако в 20-х гг. германская армия имела предельную численность, установленную Версальским договором, в 100 тыс. человек. Танки, тяжёлая артиллерия, авиация отсутствовали. Воинской повинности и, следовательно, обученных резервов не было. В то же время, польская армия мирного времени составляла 250-300 тыс. человек, после мобилизации Польша могла выставить до 800 тыс. солдат. Добавим к этому 3 танковых и 6 авиационных полков (Marian Zgorniak. Militaerpolitische Lage und Operationplaene Polens vor dem Ausbruch des Zweiten Weltkrieges, in: Der Zweite Weltkrieg. Muenchen, 1997, S.448-449). А главное, поляки считали, что им надо только начать – после первых же выстрелов в дело вступит и Франция. Ещё в 1933 г. маршал Пилсудский предлагал Франции и другим соседним с Германией государствам совместное нападение на неё. Нападение со всех сторон на разоружённую Германию – дело обещало быть лёгким и быстрым. Однако с этим так ничего и не получилось. С началом тридцатых годов военная репутация Франции стала блекнуть. Германия и СССР, напротив, быстро усиливались. Казалось, положение Польши, попавшей между двух огней, стало безвыходным. Но... Искусство политики в том и состоит, чтобы не только найти выход из безвыходного положения, но и извлечь при этом выгоду. А Польша располагала весьма опытными политиками, привыкшими к риску и деятельности в самых, казалось бы, немыслимых условиях.

Бросим взгляд на польскую внешнюю политику между 1933 и 1939 гг. Доминантой европейской политики этого периода была борьба за создание системы коллективной безопасности, стержнeм которой должен был стать военный союз между Францией и СССР. Предполагалось, что гарантии безопасности будут предоставлены, в первую очередь, Чехословакии и самой Польше. Достаточно взглянуть на карту междувоенной Европы, чтобы понять: эффективность и сама возможность функционирования этой системы безопасности всецело зависела от позиции Польши. Советский Союз не имел общих границ с Германией, равно как и с Чехословакией. И если Польша не соглашалась пропустить советских войск через свою территорию, то СССР был не в состоянии помочь ни Франции, ни Чехословакии, ни самой Польше. Что должны были бы сделать польские правители, если они действительно хотели мира и страшились германской агрессии? – Правильно, они должны были двумя руками ухватиться за советские предложения. Ибо это был их единственный шанс. А что сделали польские правители на самом деле? – Они отвергли все предложения советской помощи. Все до единого. Они парализовали систему коллективной безопасности в 1938 г., погубив тем самым Чехословакию (и поучаствовав попутно в её разделе!). В конечном итоге деструктивная позиция Польши привела к военному поражению и оккупации Нидерландов, Бельгии, Франции и самой Польши.

Увидев это, мы должны, наверное, предположить, что в предвоенной Польше к власти пришли какие-то полоумные, одержимые манией самоуничтожения. И в самом деле, как иначе объяснить подобный политический курс? Или сумасшествие, или ... что-то другое? Но что?

Для дальнейших рассуждений нам надо учесть следующее – во главе Польши в это время стояли люди, не только видевшие и пережившие Первую мировую войну и возрождение Польши как государства, но и сами принявшие в этом активное и успешное участие. Следовательно, это были люди, уверенные в собственных силах, с самосознанием победителей, накопившие богатейший опыт, которым они и руководствовались. А чем им ещё было руководствоваться? Опыта Второй мировой войны ещё ведь не существовало! Этим и объясняется выработанный ими план и сделанные при этом ошибки.

Перейдём сразу к делу без околичностей. Польский план был оригинален, отчаянно рискован, парадоксален. Он опирался на вековой опыт польского национального движения и обещал максимум выигрыша при минимуме жертв.

Если вкратце, то План предусматривал возвращение к ситуации до 1918 г., т.е., ликвидацию Польской Республики с последующим восстанием Феникса из пепла после победы англо-французской коалиции. В его основных чертах именно этот план и был проведён в жизнь – с удовлетворительными результатами. Во всяком случае, после войны Польша получила довольно обширную и в то же время компактную территорию с протяжённой береговой линией и относительно короткими восточной и западной границами, а также со столь этнически однородным населением как никогда за предыдущие 500 лет.

План этот столь своеобразен, что кажется почти немыслимым. Но так ли это на самом деле? Обратимся ещё раз к опыту Первой мировой войны. В ходе военных действий, как мы помним, такое государство как Сербия было, казалось бы, стёрто с лица земли. Армия и правительство вынуждены были отступить за пределы национальной территории. И что же? Через пару лет Сербия возродилась в виде гораздо более внушительного государственного образования - Югославии. Была ли заплаченная за это цена чрезмерно велика? Таких государств как Польша и Чехословакия и вовсе не существовало – разве что в виде каких-нибудь национальных комитетов и «легионов».

Один раз такое уже удалось, причём тем же самым людям! Почему бы было не рискнуть во второй? Думается, замысел, вопреки первому впечатлению, был вполне реалистичен. Более того, обречён, в сущности, с самого начала полностью или частично на успех. Словом, истинный шедевр хитроумия.

Добавим, что. как оккупированной стране, Польше не пришлось бы гнать на фронт поколение за поколением, принося в жертву значительную часть своего мужского населения. Так полагали польские политики, исходя из опыта предыдущей войны, когда оккупация была, конечно, неприятным и унизительным, но в целом довольно сносным явлением. То, что на деле получилось несколько иначе, они не могли предвидеть.

Итак, армия после короткого, но героического сопротивления должна была капитулировать. Понятно, что сдаваться без борьбы нельзя было ни в коем случае – по многим причинам. Далее обеспечивать присутствие польского знамени на поле боя – а польскому правительству место за столом мирной конференции – должны были польские части и соединения в составе союзнических армий («легионы»). Как мы видим, полное соответствие традиционной схеме, оправдавшей себя за предыдущие полтора века.

Главным доказательством того, что такой план действительно существовал (помимо того факта, что именно он был реализован), является внешняя политика Польши в последние предвоенные годы. С одной стороны, Польша расчищала путь Германии, блокируя систему коллективной безопасности. С другой стороны, последовательно отказывалась от союза с Германией, несмотря на неоднократные предложения со стороны последней. Более того, в последние месяцы перед войной Польша как нарочно (м.б., действительно нарочно?) усиливает преследования немецкого меньшинства, вплоть до физического насилия, отвечает решительным «нет» на все мирные предложения из Берлина. А ведь Германия хотела не так уж много – разрешения на строительство автобана в Восточную Пруссию через Польский коридор, признания прав Райха на Данциг, причём Данциг должен был экономически оставаться в сфере влияния Польши. Взамен полякам было обещано признание Германией послевоенных границ. Т.е., поляки могли узаконить все свои аннексии за счёт Германии, уступив той вольный город Данциг, который Польше так и так не принадлежал!. Разве это плохая сделка? Но Польше не нужно было мирное урегулирование. Польше нужна была война. Большая война. Война, в которой Германия и СССР будут побеждены западными союзниками, ибо именно за счёт Германии и СССР планировала Польша реализацию своих великодержавных замыслов.

Известно, что, нащупывая почву для соглашения, фон Риббентроп встречался 6 и 16 января 1939 г. с польским премьером Беком. Разговор зашёл ни более ни менее как о Советской Украине. Германская сторона дала понять, что имеет виды на Украину. Но если польское правительство имеет схожие планы, то в интересах взаимопонимания немцы уступят Польше дорогу. И Бек подтвердил, что Польша сохраняет свои притязания на Украину. (Max Kluever. War es Hitlers Krieg? Leoni am Starnberger See, 1984. S.182-183). По логике вещей, если хочешь завладеть Украиной, то заключай союз с Германией и иди завоёвывать эту самую Украину. Так, видимо, и была понята ситуация немцами. Но не тут-то было. От союза поляки всё-равно отказались.

Так где же логика? Территориальные претензии к Советскому Союзу имеются, а от единственного (на первый взгляд) способа их удовлетворить отказываются! Какой из этого следует вывод? Как собирался Бек завладеть Украиной?

Есть такая внешнеполитическая максима: дружи не с соседом, дружи через соседа. Или, в другой редакции: враг моего врага – мой друг. «Через соседа» для Германии означало Советский Союз, равно как и наоборот. Провоцируя и ту и другую страну, Польша буквально толкала их к сближению. Пресловутый пакт Молотова-Риббентропа был подписан в Москве, но составлен в Варшаве! В Европе была только одна страна, способная организовать столь противоестественное соглашение – Польша. Только Польше был нужен и выгоден «союз» между СССР и Германией и война западного альянса против этого «союза». И только Польша могла всё это устроить, хотя бы и принеся саму себя в жертву. Во временную, впрочем, жертву, которая затем должна была окупиться сторицей.

(Особого внимания заслуживает инцидент в Гляйвице. Чья это была в конце концов провокация? В самом деле немецкая? Какие есть тому доказательства? Сомнительная, мягко говоря, история. Вопрос требует дополнительного исследования.)

Конечно, соотношение сил при этом поляки оценили совершенно неверно. Но это уже другая история.

Как мы знаем, уже в сентябре 1939 г. План дал первый сбой. Англия и Франция не стали объявлять войну СССР. Однако польское лобби в Лондоне не теряло надежд. Случай представился полгода спустя, когда, в связи с советско-финским конфликтом, англо-французы стали готовить удар по Баку. То есть, они готовились бомбить своего будущего главного союзника, чтобы помочь своему будущему врагу! Всё это настолько абсурдно и настолько противоречит жизненным интересам Англии и Франции, что тут и без очков можно без труда разглядеть длинные уши польской интриги.

Это не предположение. У меня накопилось целое досье, неопровержимо подтверждающее этот факт. Я хотел даже книгу об этом написать. Но пока я собирался, книга была уже написана другим историком. Так что, не буду повторяться.

Таким образом, развитие событий пошло не вполне по Плану. Поэтому с экспансией на Восток ничего не вышло. Зато на Западе удалось получить куда больше, чем ожидалось. Так что, общий итог можно расценить скорее как положительный. Увы, иной раз агрессия окупается, а агрессору удаётся предстать перед мировой общественностью в роли невинной жертв.
http://www.jewniverse.ru/RED/Ostrowski/Polen.html
http://merkulov.tripod.com/TEXTS/P031124.HTM


Минобороны РФ: Польша - виновник Второй мировой
http://fox-talleyrand.livejournal.com/20608.html

0


Вы здесь » РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ... » История » Против фальсификаций истории