РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ... » История » Загадки истории


Загадки истории

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Россия, колыбель цивилизации

Цивилизация Европы зародилась в России в Воронежской области, примерно 40.000 лет назад

До настоящего времени науке ничего не было известно о том, где, когда и как происходило формирование современного человека - кроманьонца (Homo sapiens sapiens), с появлением которого начинается отсчет нового периода истории человечества - верхнего палеолита. Считалось, что он начался 35.000 лет назад. Однако недавние находки костных останков под Воронежем (Костенки) и орудий труда на севере Русской платформы (Мамонтовая Курья), принадлежащих, как установлено, самым древним на настоящее время европеоидам, отодвинули его начало на 45.000 лет назад.

Группа ученых из России и Германии после многолетних исследований пришла к выводу, что именно Российская территория была колыбелью европейской цивилизации. Результаты новейших изысканий доказали, что человек современного европеоидного типа возник к 50–40 тыс. лет до н.э. и изначально обитал исключительно в пределах Русской равнины, и лишь потом расселился по территории всей Европы.

Как сообщает британская ВВС, такие выводы ученые сделали, исследовав человеческий скелет, обнаруженный в 1954 под Воронежем в древнейшем захоронении Маркина гора (Костенки XIV). Выяснилось, что генетический код этого человека, соответствует генетическому коду современных европейцев. Исследования проводились в лейпцигском Институте антропологической эволюции им. М.Планка, где из костей скелета удалось получить и расшифровать древнейшую ДНК. Как оказалось, она относится к генетическому коду гаплогруппы Y2, которая очень редка среди современного населения Земли, хотя в Европе и представлена более значительно. Согласно новейшим исследованиям, около 30 тыс. лет назад в Европу пришла новая волна переселенцев, относящихся к гаплогруппе Н, ныне составляющая там основную часть населения. Т.о., делают вывод ученые, именно территория России могла быть колыбелью европейской цивилизации.

Прекрасно сохранившийся скелет 20-летнего человека был погребен на Маркиной горе около 30 тыс. лет назад, недалеко от места, где Дон сливается с рекой Девица. Останки древнепалеолитического человека, которые при раскопках в 1954 году обнаружил археолог А.Рогачев, являются уникальными, так как позволяют точно датировать возраст древнейшего представителя европейских народов. Скелет был исследован российскими учеными, которые установили, что захороненному было 20-25 лет, рост - около 160 см. По строению тела и внешнему облику он принципиально уже ничем не отличался от современных людей.

Судя по положению скелета и следам краски на костях, тело умершего было спеленуто и засыпано охрой. Никаких вещей в могиле не оказалось, но в культурном слое были найдены орудия  верхнего палеолита ориньякской культуры − пластины, скребки, резцы, а также кости животных (в основном диких лошадей). По сохранившимся на останках рядам костных бус удалось реконструировать его одежду. Костюм представляется как одежда арктического типа, состоявшая из кожаной или меховой рубашки, надевавшейся через голову, кожаных  длинных штанов и сшитой с ними кожаной обуви типа мокасинов. Головной убор представлял собой шапку, расшитую песцовыми зубами.

Этнолог, искусствовед, к.и.н. Светлана Жарникова свидетельствует, что последнее открытие антропологов соответствует мнению, сложившемуся в смежных палеогеографии и палеоклиматологии. В вышедшем в 1981 году фундаментальном труде коллектива  палеогеографов и антропологов Г.И.Лазуковой, М.Д. Гвоздовера, Я.Я.Рогинского «Природа и древний человек», делался следующий вывод о появлении кроманьонца: «…Хотя теперь многими исследователями начало его относится к интервалу 35-40 тыс. лет назад… Нам представляется, что появление Homo sapiens и начало верхнего палеолита относятся к более ранней эпохе. Вероятно, это будет начальная пора молого-шекснинского межледниковья, т.е. около 50 тыс. лет назад».

Эта точка зрения близка к тому, что говорит о происхождении человека славянское предание. В 2005 году в книге «Первые былины славян» (В.Голяков, В.Юрковец) были опубликованы самые древние былины из Родовой клади Голяковых – «Первобыль» и начало былинного свода «Цари рек». В послесловии показано, что становление людей современного вида связано с началом Валдайского оледенения, пусковым механизмом которого стало падение 70 - 65 тыс. лет назад на территории Сев.-Запада России метеорита, о чем говорится в былинах.

Эта катастрофа является точкой отсчета нового этапа эволюции биологической жизни. Резкое изменение условий среды обитания выбило слабых представителей прямоходящих и заставило оставшуюся сильную и выносливую часть популяции выработать новые способы выживания в разом изменившемся мире, что послужило мощным импульсом к развитию творческих способностей. А смена логики социального поведения, описанная в былине «Орей Божич» и закрепленная становлением первого, осознавшего свою единокровность рода, дала колоссальные по отношению к другим видам преимущества в борьбе за освоение окружающего пространства. Расширение своего - не ареала, а родового простора, шло от отца к сыновьям и далее по мере роста уже не популяции, а народа.

Былинное «Время Оричей» - период от первопредка Орея и до начала Царей рек Двины и Печоры, как следует из былин, закончился внезапно из-за экологической катастрофы, разрушившей привычный уклад жизни предка и одновременно положившей начало огромному периоду «Речичей» - «Царей рек».

Пришло время, когда открывается то, что скрывалось

Раньше говорилось, что на территории индоевропейского севера изначальное население появилось очень поздно, где-то 18-12 тыс. лет тому назад, что оно пришло из-за Урала. Что это были финно-угры, а славяне пришли сюда в I- II тыс. н.э. и смешались с финно-угорами. Говорилось, что русы - это отбросы европейских наций, которые были прижаты к границам ледника, и в результате получился ни на что не способный народ. Между тем, даже такой «простимулированный ученый», как А.Клёсов, показал, что «древние евреи», у которых общий предок жил… примерно 3500-3600 лет назад, много моложе славян, ДНК которых имеют «древние корни ариев, рода R1a1, давностью 12 тысяч лет, находятся на Балканах – в Сербии, Косово, Боснии, Македонии».

До недавнего времени нам не доступны были многие материалы. Только в 2002 году была опубликована переписка академика Жан Сельмен Баи с Вольтером, где он писал о том, что вся цивилизация, история и знания идут из Арктиды и Гипербореи. И что не греки, римляне,  индусы и египтяне были учителями человечества, а те самые патриархи Северного полюса (д’Альвэйдр). 

В конце XIX века ректор Бостонского университета У.Уоррен написал книгу «Найденный рай или жизнь человечества у Северного полюса», где сделал такие же выводы, как академик XVIII века.

В 1903 году выдающийся исследователь культуры Бал Г.Тилак  издал книгу «Арктическая Родина в ведах», которая на русский язык была переведена Натальей Романовной Гусевой в 2000-2001 гг. Интересны и современные исследования о чистоте русской крови ариев («индославов») и ее возрасте.

В 1910 году русский ученый сербского происхождения Евгений Елачич написал книгу «Крайний Север - прародина человечества». В библиотеке им. Ленина хранился единственный экземпляр этой книги, который с 1913 по 1982 года не был затребован ни разу.

Сейчас мы подходим к периоду, когда перед нами начинает раскрываться Книга жизни и бытия нашего народа. Сам термин «индославы» ввел в научный оборот выдающийся санскритолог Рахула Санскритьяна, который в 50-е годы работал в Ленинградском университете и в книге «От Волги до Ганги» описал путь ариев. Население Русского Севера не было финно-угорским, они пришли не раньше VIII-IX века н.э., о чем свидетельствует финская историография. Основное население европейского севера состояло из потомков древних индоевропейцев, которые сохранили древнейшие обрядовые коды, язык, традиции, топо- и гидронимию, многочисленные культурные моменты, которые не возможно придумать: орнаментику, специфику ментальности и т.д.

О том, что Русский язык и санскрит похожи, говорили еще исследователи XIX века. Санскритолог Дурга Прасад Шастри в 1960 году на конференции сказал: «Если бы меня спросили, какие два языка наиболее близки в мире, я не задумываясь бы ответил: русский и санскрит»… Когда Шастри приехал в Москву, то через две недели он отказался от переводчика, потому что стал понимать, о чем говорили. Но самым потрясающим было то, когда он приехал в одну из подмосковных деревень, и спросил на английском языке: «Чей это дом?» Н.Гусева переводила ему с русского на английский. Хозяйка ответила: «Это наш дом». Шастри спросил, на каком языке она ответила. Гусева сказала, что на русском. Он удивился: «Как на русском, это же санскрит, на котором звучит: «Это наш дан»». Он спрашивает дальше: «А это чей дом?» Хозяйка отвечает: «Это дом сына». Шастри опять спросил, на каком языке ему ответили. Гусева ответила: «На русском». «Как на русском, это же санскрит: «Это дан суну»». Тогда он спросил про третий дом. Хозяйка отвечает: «Это дом снохи». Тут у Шастри подкосились ноги, и он сел на траву. Потому что на санскрите это будет звучать: «Это дан снухи (снуши)». Поэтому, вернувшись в Индию, он сделал выводы о потрясающем сходстве русского и санскрита…

В гидронимике и топонимике сохранились свидетельства - река Арийка, деревни Верхний Арий и Нижний Арий в Пермской обл., в самом сердце уральской цивилизации городов, и т.д.

Сегодня, говоря о древности нашей земли, мы должны отметить, что материалы, которые не входят в предмет культурологии, как то: геоморфология и гляциология, содержат информацию о ледниках, которая не соответствует действительности… Там говорится, что индоевропейцы переходят на территорию передней и мл. Азии, Индостана, Ирана и зап. Европы не раньше III- IV тыс. до н.э. Но это не возможно, потому что тогда существовало огромное море, которое соединяло Азовское, Каспийское, Черное, Аральское моря, которые отделяли Зап.Европу от Восточной. Во время Валдайского оледенения именно на территории Вост. Европы находилось единственное в Европе место (за исключением Пиренейского и Апеннинского полуострова) с лесами, которые доходили вплоть до средней Печоры. Всю остальную территорию занимали луговые и злаковые степи. Так что говорить о том, что людей здесь не было, и они пришли после ледниковья, не верно. Кроме того, говорилось, что на этих территориях проживали: мамонты, шерстистые носороги, лошади, сайгаки, которые должны были питаться степной растительностью.

И действительно, климатологи за последние сто лет исследований пришли к выводам, что от 130 до 70 тыс. лет тому назад на от 55 до 70 гр. с.ш. средние летние температуры были на 8-10 гр. выше, чем сейчас, а средние зимние - на 12. Т.е., здесь были те же самые условия, что и в приатлантических зонах зап.Европы: юге Франции и севере Испании. В то время, когда Зап.Европа в большинстве своем была покрыта арктической тундрой, а вся Англия покрыта ледником, на территории восточной Европы ледника фактически не было. Скандинавский и Печорский ледник занимали достаточную территорию. Но территория, на которой люди могли существовать, и очень даже хорошо, была предостаточной. И уходить отсюда им не было никакой необходимости.

О том, кто жил на этих территориях в эпоху мезолита, (когда с VIII тысячелетия до н.э. резко повысилась температура, и стало теплее, чем у нас сегодня, до середины I тыс. до н.э.), свидетельствуют находки археологов - это классические европеоиды.

Более того, гимны Ригведы и древнейших текстах Махабхараты уводит именно на территорию России. Именно здесь (особенно в Приполярье) можно увидеть семь звезд Большой Медведицы, которую они называли не Медведицей, а Лосем («саки» (шакья) происходит от «Саха» - лось, священный конь древности).

Люди, которые ушли отсюда и донесли до Индостана свои священные тексты, определяли предпочтительные антропологические характеристики, говоря о божестве так: «Лотосоокий, голубоокий, русобородый, камышеволосый - всех существ предок». Баларама описывается лотосо-голубоглазым; белым, как молоко коровы, как корень лотоса. Кришна описывается, как человек с глазами, как цветок льна (т.е. голубыми). Так и антропологические, и культурные характеристики, которые были унесены очень далеко, были мощным свидетельством того, что начало этой культурной истории было именно здесь.

До сих пор на территории Индостана на свадьбах в высших кастах невесту и жениха окуривают горящей березовой веточкой, при том, что береза не является здесь породообразующим деревом. Что бы эти веточки нарвать, брахманам приходится подниматься на высоту 3-3,5 тыс. метров, где растет гималайская береза. И еще в XVIII веке брак в высших кастах считался не законным, если запись о нем не будет сделана на бересте. Перед первой брачной ночью, муж выводит свою жену во двор, и спрашивает у нее, видишь ли ты Дхруву (Полярную звезду) и Семь Риши (созвездие Большой Медведицы), и она отвечает: «вижу». Хотя видеть их там не может, потому что они находятся низко над горизонтом, но она обязана так сказать.

Семь Риши трансформируется в Семь «Раша» - этноним, который сохранился в английском языке. Мы себя называем немного иначе: «Русы», что значит, светлые, ясные. Раша - это значит мудрецы и богачи. Где богатство представляет собой не богатство из золота, а богатство мудрости.

Интересно, что недалеко от упомянутого археологического памятника у реки Девица расположены и меловые горы Дивногорья с системой пещер, в которых в средние века расположились церкви, а более древние предания связывают их с жилищами волхвов. Писатель Геннадий Климов, считает, что в этих же местах находилась и древняя религиозная столица арийского мира Варанаси, которая потом была воссоздана переселенцами в Индии. Здесь же археологи обнаружили остатки стада тарпанов, прирученный в этих местах диких лошадей. Здесь одомашнили почти всех животных: собаку, кошку и пр. Отсюда люди современного типа и расселились по планете Земля. «Фантастика»?

С.Жарикова доказала, что упомянутая река Девица, есть священная река Дева, упомянутая в древних книгах Индии. Для избавления от греха предков, довлеющего над нами, и прояснения сознания, как утверждали риши, нужно омыться в священных водоемах земли Куру. Одной из священных рек была названа река Девица. Вот некоторые пояснения.

Астрофизики из Пулковской обсерватории установили, что количество высокочастотной энергии, достигающей Земли из центра нашей Галактики, не постоянная величина. Данное открытие дает основание полагать, что древняя концепция 4-х временных периодов - Юг, известная по древневедическим источникам, основывалась не только на мифах, но и на точном знании. Астрофизический эффект объясняет периодическое «оглупление» человечества, характерное для Кали-юги - эпохи предельной деградации разума человечества из-за непонимания истинных Законов Природы.

Жарникова дает разъяснение о географическом месте, в котором в феврале 3012 до н.э. началась последняя Кали-юга. Еще более интересно узнать, где эта «плохая эпоха» закончится. После окончания «Черной эпохи» Кали, как учат веды, для человечества наступит преддверие нового Золотого века. В Шримад-Бхагаватам написано, что Кали-юги продлится ещё 400 тысяч лет. Кто-то считает, что в расчет закралась ошибка. Сегодня веды любят смешивать с календарем индейцев майя, где общий двойной цикл времени порядка 5000 лет - современная эпоха - заканчивается 23 декабря 2012 года.

Как бы то не было

древнеарийский эпос Махабхарата гласит, что в 3102 г. до н.э. на Куру-поле (санскр. «Курукшетре») произошла великая битва между двоюродными братьями - Пандавами  и Кауравами (потомками Куру или «Каравья»). К названию местности «Куру» просто прибавлялось слово «кшетра» - «поле» на санксрите. Таким образом, Курукшетра – это «поле, земля, родина, страна Куру или Кауравов».

Битва на Курукшетре произошла на территории древней прародины ариев. Если судить по текстам Ригведы, Махабхараты и Авесты, древняя провинция ариев Куру - это земли на правом берегу реки Дон. Примерно там, где сегодня г. Острогожск, Семилуки, Курск. Через тысячелетия арии пронесли память о своей прародине и великой реке Ра (мифической реке, опоясывающей землю). Скорее всего, это был Дон, в более поздние периоды так стали называть Волгу. В деревнях Воронежской области, которые говорят на суржике, некой реликтовой форме санскрита, буквы «Р» и «Г» произносят почти неразличимо. Так Ра стало Га - отсюда реки Вол-га, Моло-га, Веду-га. «Га» - на санскрите «дорога».

Местность Курукшетра почиталась ариями, как «святой алтарь», где нельзя совершать преступления. В эпосе Махабхарата сказано, что «придя на Курукшетру все живые существа избавляются от грехов». Но именно эта земля и стала местом бойни, положившей начало Кали-Юги - времени войн. Эта же битва упоминается и в скандинавских сагах. Именно в ней погибло большинство скандинавских богов. Этот грех много лет лежал на людях. Но сегодня, похоже, «сознание проясняется у людей, живущих в провинции Курукшера». Шутка шуткой, но способность делать планетарные открытия и обобщения в большей степени свойственна именно Русским.

Так что для встречи с Богом надо переезжать в Россию или хотя бы посетить город Семилуки Воронежской обл. (название переводится как «семь жизней») и искупаться в реке Девице.

Перечень священных водных источников был дан в книге «Лесная» Махабхараты. При сравнении названий священных водоемов Курукшетры, по Махабхарате, на 3150-й год до н.э. с названиями нынешних рек в Центральной части России встречаются такие вот удивительные «совпадения»:

СВЯЩЕННЫЕ ВОДОЕМЫ КУРУКШЕТРЫ (на 3150 год до н.э.) = ВОДОЕМЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ (наше время)
р. Агастья = р. Агашка (Поочье)
р. Акша = р. Акша (Поочье)
р. Апага = р. Апака (Поочье)
р. Арчика = р. Арчиков (Поочье)
р. Асита = р. Асата (Поочье)
р. Ахалья = р. Ахаленка (Поочье)
р. Вадава = р. Вад (Поочье)
р. Вака = р. Вака (название Оки в Рязанс. обл.)
р. Валука = р. Валуйка («Валуй» Белгор. + Воронеж. обл.)
р. Вамана = р. Вамна (Поочье)
р. Ванша = р. Ванша (Поочье)
р. Варада = р. Варадина (совр. Поочье)
р. Варадана = р. Варадуна (совр. Поочье)
р. Вараха = р. Варах
р. Венна = р. Вена
р. Вишалья = р. Вишля
р. Дева = р. Девица
р. Кавери = р. Каверье (Рамонский р-н, Воронжск.обл, Керка)
р. Кедара = р. Кидра (Поочье)
р. Кумара = р. Кумаревка
р. Кубджа = р. Кубджа (Поочье)
р. Кушика = р. Кушка (Поочье)
р. Мануша = р. Манушинской (Поочье)
р. Матура = р. Матыра
р. Пандья (приток) = р. Панда (приток)
р. Варуны = р. Вороны (вар. Ворона)
р. Париплава = р. Плава (Поочье)
р. Плакша = р. Плакса
р. Пинда-рака (т.е. Пинда-река) = р. Пинда, оз. Пиндово
р. Правени (оз. Годавари) = р. Пра, оз. Годь (Рязан.область)
оз. Рама = оз. Рама
р. Сараю = р. Сараев, Сара
р. Сита = р. Сить (Поочье)
р. Сома = р. Сомь (Поочье)
р. Сутиртха = р. Сутертки (Поочье)
р. Тушни = р. Тушина (Поочье)
р. Уплава = р. Упа и р. Плава(сливаются в одну, вар. - Плавица)
р. Урваши = руч. Урвановский (Поочье)
р. Ушанас = р. Ушанец (Поочье)
р. Шанкхини = р. Шанкини (Поочье)
р. Шона = р. Шана (Поочье)
р. Шива = р. Шивская (Поочье)
р. Якшини = р. Якшина (Поочье)

Древнеиндийское название реки Ямуна (единственный крупный приток Ганги (Волги)), допускают, что это — Ока. В ее течении попадаются реки Ямна, Ям, Има, Имьев.

Здесь же и:
- Курское поле, в названии которого, как и у Курукшетры, к имени города «Курск» (похожем на санскритское «Куру») тоже просто прибавляется слово «поле»;
- «детская» память о «Сивке-Бурке, вещей каурке» (обладающим даром предвидения);
- очень много рек с такими «своеобразными» названиями как: Кавакаурья (на санскрите kava, kavya - «пища, приносимая в жертву предкам»), Большой Каурец, Малый Каурец, Сухой Каурец, Каурский, Кауров.

Курукшетра на санскрите означает «земля, поле, страна, родина народа Кауравов». Увы, многие из нас про это забыли, но теперь уж - вспоминайте ваших мудрых предков. По преданиям, Золотой век должен начаться именно в нашей стране.

http://martinis09.livejournal.com/293878.html

0

2

Атлантида: новые подтверждения ее существования
Джек Филлипс.

Легендарная Атлантида – затерянная страна – загадка со времен античности – возможно, исследователями найдено подтверждение ее существования. Об этом свидетельствуют недавно завершившиеся поиски испанских, американских и канадских ученых.

Загадки истории
Столица Атлантиды в современном представлении. Фото с young.rzd.ru

Команда ученых из университета Хартфорда в Коннектикуте считает, что следы этой загадочной исчезнувшей страны Атлантиды обнаружены на морской отмели на юге Испании.

Чтобы найти город атлантов, предположительно ушедший под воду в результате цунами, исследовательская группа во главе с профессором Хартфорда и археологом Ричардом Фройндом собирала данные спутниковых снимков, электрической томографии сопротивления, цифровой картографии, георадара и подводных исследований.

Они исследовали геологические залежи на территории, о которой идет речь в описании Платона об Атлантиде. 2600 лет назад в диалоге «Тимей» Платон писал, что потерянная страна была расположена «на острове в передней части пролива, называемого Геркулесовы столбы». Существование этого богатого и цветущего государства, а также его исчезновение в связи с мощной геологической катастрофой были предметом споров еще со времен античности. Описание Атлантиды, расположенной на острове, возраст артефактов, найденных в районе затопления предполагаемого поселения, все свидетельствует о том, что Атлантида – не выдумка.

Фройнд сделал открытие, что «чудесные города построены по подобию Атлантиды» в центральной Испании, о чем свидетельствуют археологические раскопки 4000-летней давности. Говоря о расположении города, Фройнд утверждает, что потерянная Атлантида находится на морской отмели в Испании.

«Трудно себе представить разрушительную мощь цунами, которая уничтожила все в радиусе 60 миль», – сказал Фройнд в интервью Reuters.

«Мы нашли то, чего никто больше никогда не видел раньше, что заставляет поверить даже археологию», – сказал Фройнд агентству новостей.

http://ice.tsu.ru/index.p....emid=44

0

3

Древний Город Аркаим
Загадки истории

Загадочный древний город-храм Аркаим расположен на границе Европы и Азии. Около четырех тысяч лет назад здесь возникла и развивалась необычная культура. Аркаим является центром Страны городов, одной из немногих древних цивилизаций. Он на пять-шесть столетий старше гомеровской Трои. Аркаим в своем развитии шел особым путем, во многом не похожим на те пути, которые позже наметились в Европе и Азии.

Древний город Аркаим

В Брединском районе, что на юге Челябинской области, у слияния степных рек Караганка и Утяганка в июне 1987 года экспедиция Челябинского государственного университета обнаружила уникальное поселение эпохи бронзы. Им оказалось городище Аркаим XVII - XVIII в. до н. э. - 3600-3900 лет тому назад.

Размер поселения — 20000 кв. м, диаметр внутренней цитадели — 85 м, диаметр внешних стен — 143-145 м.

Всего же жилищ с колодцами, продуктовыми погребами, очагами было 67, из которых 40 располагались во внешнем круге и 27 — во внутреннем. В Аркаим вели четыре ориентированные по странам света входа в крепость. Он был построен по заранее начерченному плану с высокой точностью.

Загадки истории

Аркаим, имея кольцевую структуру, был четко сориентирован по звездам и жил по законам астрологии.

Аркаим строился единовременно, то есть строили его как единый комплекс. Строительным работам явно предшествовали тщательные проектные изыскания в плане инженерной гидрогеологии и свойств грунтов. Заранее были подробно вычислены объемы земляных работ и необходимой для строительства древесины. Город был построен по заранее продуманной и четко спланированной схеме. При возведении создатели города руководствовались единой системой, которую можно назвать идеей централизма. Сверху он напоминал спираль гигантского аммонита. В плане Аркаим - это два вписанных одно в другое кольца оборонительных сооружений, два круга примыкавших к стенам жилищ, центральной площади и круговой улицы с деревянным настилом и ливневой канализацией.

Осевые линии зданий, улицы, выходы из жилищ обращены к центральной площади, окруженной высокими и толстыми стенами. Передвигаясь по любой из улиц, человек неизбежно попадает в центр, к месту общих сборов и ритуальных действ. Это была самая священная часть Аркаима.

Такая планировка города по кругу схожа с принципом Мандалы — это один из центральных сакральных символов буддийской философии. Слово «мандала» переводится как «круг», «диск», «круговой». Впервые оно встречается в «Ригведе» и имеет множество значений: «колесо», «кольцо», «страна», «пространство», «общество», «собрание».

Мандала интерпретируется как модель Вселенной, «карта космоса». При этом Вселенная изображается с помощью круга, квадрата или их сочетания. Вероятно, Аркаим и его жилища, где стена одного дома является стеной другого, отражают «круг времени». В этом круге каждая единица определяется предыдущей и определяет последующую.

Загадки истории

По своей сути этот памятник содержит все черты формирующегося города. Здесь находился культово-идеологический, ремесленный и торговый центр.

Этот археологический комплекс включает укрепленное поселение, прилегающие хозяйственные площадки, могильник, ряд неукрепленных селищ.

Название произошло, возможно, от названия сопки и урочища от тюркского «арка» — «хребет», «спина», «основа».

Древний город Аркаим, который старше легендарной Трои, и еще около двух десятков подобных городов эпохи бронзы в археологической науке значатся как «Страна городов».

О прошлом этого памятника много споров. Одни говорят, что раньше здесь было дно океана, другие, - что именно в этом месте зарождалось человечество.

По утверждениям археолов, именно на Аркаиме была впервые одомашнена лошадь, впервые в мире изобретена боевая двухколесная колесница, найдена также первая в мире печь для выплавки меди, и создана одна из древнейших протогородских цивилизаций.

По мнению ряда ученых-археологов, здесь также находилась родина легендарных Ариев — арийских народов. Эти люди создали знаменитую религию огнепоклонников, первую мировую религию зороастризм, основные положения которой впоследствии были заимствованы чуть ли не всеми остальными религиями.

Загадки истории

Но этот город-крепость древних ариев был оставлен хозяевами по неизвестной причине и сожжен примерно 4 тыс. лет назад. Правда, стоит отметить, что древний город, название которого упоминается во многих легендах, относительно хорошо сохранился, к примеру, лучше, чем другой арийский город Синташта.

Преемницей Аркаима и всех древнеарийских родов можно назвать Москву. В ней также воплощены астрологические принципы в градостроении. Существующая радиально-кольцевая структура застройки была заложена во времена выдающегося астролога Якова Брюса, сподвижника Петра I. В связи с этим планировка Москвы имеет помимо практического еще и астрологическое значение, разделяя столицу на 12 секторов, каждый из которых связан с определенным знаком Зодиака.

Многочисленные археологические находки — произведения искусства, оружие, ритуальные предметы - все они доказывают высокую культуру жителей Аркаима. Кроме сельскохозяйственных технологий они владели еще и высокоразвитой металлургией и техникой обработки металлов.

В этом городе-крепости, городе-мастерской литейщиков, где производилась бронза, также проводились сложные для того времени астрономические наблюдения.

Аркаим является также пригоризонтной обсерваторией предельного класса точности, самой сложной из всех ныне известных человечеству.

Сегодня считается, что «города» были духовными центрами, в которых жили и вершили обряды жрецы, здесь собирались на священные празднества соплеменники. Площадь в центре города играла роль храма под открытым небом. Крепости были гарнизонами воинов племени. Здесь дорожили умениями ремесленников, особенно творцами металла и орудий из него. Также существует мнение, что Страна городов возникла здесь именно из-за доступных и добротных медных руд. А для защиты рудников и металлургических «заводов» и были поставлены крепости. Местный металл и орудия находили своих покупателей далеко за пределами Южноуралья.

Пожар в Аркаиме

Загадки истории

Конец «живой» истории Аркаима положил пожар. Это одна из главных загадок памятника. Аркаимский пожар считается необычным потому, что он, судя по всему, не явился неожиданностью для жителей поселения. Возможно, что сами же они его и сожгли. Только это объясняет тот факт, что в древнем пепелище отсутствуют какие-либо пригодные для обихода вещи, к примеру, черепки посуды. Не осталось и человеческих останков — все ушли живыми, унеся с собой все ценное.

По одной из версий, 3500 лет назад произошел гигантский взрыв вулкана Санторин, что на территории современной Греции. В результате произошла экологическая катастрофа, сопровождавшаяся какими-то природными аномалиями. Видимо, они были восприняты жителями Аркаима как знамение и принудили их уйти из города, предав его сожжению.

Современный Аркаим

Цивилизационный контекст Страны городов говорит о значительном вкладе в мировую культуру древних степных народов. Архитектура Аркаима и Страны городов, жертвенные комплексы и погребальный обряд - все это является отражением индоевропейской мифологии.

На первых порах Аркаим ассоциировался только с археологическими раскопками. Затем возникла идея создания заповедника — исторического, археологического и ландшафтного. И идея была претворена в жизнь. Открытие же целой «Страны городов», обнаружение еще двух десятков подобных городищ поставило вопрос о создании национального парка.

В настоящее время на Аркаиме существует научный городок, строится здание музея Природы и Человека, идет создание музея под открытым небом.

http://zemnaya-krasota.ru/Priroda/Drevn … rkaim.html

Аркаим-древняя цивилизация Ариев..

Аркаим: видеоэкскурсия - д/ф 2005

Загадки Аркаима. Есть ли ответы?
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-46725/

0

4

Орда. История христианского предательства.

"Печаль глубокую ношу в сердце своём о вас, дети мои. Никак не измените вы дурных своих привычек, всё богомерзкое творите вы на погибель души своей. Правду отринули, любви не имеете, зависть и лесть процветают в вас…"
сочинение Серапиона "Слово о маловерии".

В XIII веке на Русь обрушилось одно из самых больших бедствий за всю её многострадальную историю.
В 1206 году на другом конце Евразии, у истоков реки Онон, на съезде монгольских князей, курултае, один из них, Темучжин, был провозглашен великим ханом — Чингисханом, буквально, Океан-ханом. Так началась Монгольская империя.

Во главе прошлых орд и племён не стоял такой вождь, как Чингис. Настолько умный — и жестокий, настолько волевой — и настолько беспринципный. Гениальный политик, полководец, дипломат. Он бесподобно умел подбирать помощников, исполнителей для своих планов, использовать слабости и уязвимые места противников.
Рядовой единицей его войска была десятка — воины одной семьи, одного юрта (только надо помнить, что все эти «десятки» и «сотни» сугубо условные наименования; в «десятке», скажем, могло быть шесть человек или двенадцать).
Род-аил формировал «сотню». Несколько аилов — «тысячу», и, наконец, самой большой единицей войска был «тумен» или «тьма» — десять тысяч. Объединение нескольких туменов называлось «кошун». Сызмальства приученный сидеть в седле, драться с соседями за стада, каждый мужчина-монгол становился воином — если выживал.   

Захватив ближние государства чжурчженей, тангутов, Северный Китай, монголы не остановились на этом. Они двинулись на запад, туда, где стояла богатейшая держава Хорезмшахов. Рухнул и Хорезм. Цветущие города сравнивали с землёй, истребляя и уводя в рабство население.

Хорезмшах Мухаммед, разбитый завоевателями, бежал в Иран. За ним устремились несколько туменов под началом лучших полководцев Чингисхана, прозванных его «псами с железным сердцем», — Джебе и Субудая. Заодно желательно было произвести разведку боем незнакомых монголам земель.
Пройдя по Северному Ирану, кошун Джебе и, Субудая вышел на Кавказ, стёр с лица земли несколько древних и богатых городов, разбил войско царя Грузии, прорвался через Ширванское ущелье на земли аланов — предков осетин.
Те, было, попробовали объединиться с половцами, но монгольские полководцы направили к тем послов с заявлением, что воюют-де монголы только с аланами, а их, половцев, готовы сделать союзниками. Половецкие ханы поверили завоевателям — и жестоко за это поплатились.
Разбив алан, заставив уцелевших искать спасения в горных убежищах, монголы мгновенно обрушились на половцев. Ханы половцев сумели объединиться под руководством хана Юрия Кончаковича, сына того самого Кончака из «Слова о полку Игореве», потомка Шарукана.
Однако и предводитель столь славного рода оказался не в силах сопротивляться пришельцам. Половцы потерпели поражение и кинулись искать спасения за Днепром, у русских князей. Незамедлительно появились татарские послы, предлагавшие мир русским и объяснявшие, что они воюют только с половцами.

На этот раз хитрость не удалась, и монголов встретило, вместе с остатками половцев, войско трёх князей — Мстислава Мстиславича Храброго вместе с его волынским вассалом и зятем Даниилом, Мстислава Святославича Черниговского из рода Ольговичей, Мстислава Романовича Киевского, из гнезда смоленских князей.  Князей разбили.

Потом кошун Джебе и Субудая прошёл по южным границам Руси, спалив несколько городов, но вглубь не заходя. Столкнулся с булгарами, был ими разбит — и отступил за Волгу, сгинул в безвестность...
Впрочем, так ли уж в безвестность?
Да, монголов разбили булгары. Да, вскоре умер создатель и правитель империи, Чингисхан. Но опасность оставалась, и об опасности этой на Руси хорошо знали.
Владимирский князь Юрий Всеволодович, чьи дружины не смогли появиться на Калке в 1222 году (в тот год он воевал с тевтонцами у псковских рубежей) даже пытался предупредить венгерского короля о готовящемся вторжении.
Свидетельство это оставил венгерский монах-доминиканец Юлиан, в 1235 году путешествовавший в Поволжье отчасти как проповедник католической веры, отчасти — в поисках восточной прародины своего народа, память о которой венгры хранили в сказаниях и легендах.
А русские монахи-летописцы, вот ведь странность, уверяли, что на Руси ничего не знали о монголах! Что это были для Руси «языци незнаеми, их же добре никто ж не весть: кто суть, и откуда изыдоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их».
Оказывается — ничего подобного. Знали, даже знали о том, что нападение, закончившееся битвой на Калке, — не последнее. Что грядёт нашествие.

И вот тут начинаются загадки.
Начнём с общеизвестных фактов. В 1237 году, в декабре, когда стали льдом реки, на притоке Волги Суре, на притоке Дона Воронеже появились первые отряды нового войска монголов, возглавляемого ханом Батыем и старым «псом Чингисхана», Субудаем.

   Пришли послы к рязанскому князю, потребовали «десятины» со всего, чем была богата Рязанская земля — с князей и простых людей, с коней бурых, белых, рыжих и вороных. Рязанский князь ответил — «когда нас не станет — всё ваше будет».

Рязань пала после семидневной обороны, была уничтожена, вместе с жителями. Разорён был Пронск, навсегда исчезли города Белогород, Ижеславль, Борисов-Глебов. В битве под Коломной он разбил владимирские войска. В четыре дня взял и уничтожил сам Владимир. Сжёг Суздаль.
На реке Сити разгромил и уничтожил ополчение Юрия Всеволодовича. Двинулся к Новгороду, но две недели простоял под Новым Торгом, или Торжком. Взяв и разрушив город, прошёл немного на север, но повернул у загадочного Игнач-Креста.
Встал под маленьким городком Козельском, который держался семь недель. Рассвирепевшие завоеватели уничтожили город и с тех пор, вспоминая, с суеверным страхом произносили «Злой город» вместо названия. После этого вернулись в степь.
Такая вот история.

А теперь — вопросы.

По крайней мере, у меня они возникают. Потому что очень уж уверенно действуют степняки-монголы не просто на лесной территории... а для русского Северо-Востока, не случайно именовавшегося Залесьем, это ещё очень слабое определение.
Был случай, когда две княжеские дружины в богатый на усобицы XII век попросту не нашли друг друга, точнее, враг врага, заблудившись в здешних дебрях. Так вот, вопрос в том, что земли, на которые вторглись монголы, были не только самыми заросшими из тех, с которыми монголам приходилось иметь дело, но к тому же действие происходило зимой.
Ни до, ни после этого степные орды монголов, пусть и дополненные кипчаками — азиатской роднёй половцев — хорезмийцами, да кем бы то ни было — не воевали в таких холодных краях.
Далее. Каждый воин Батыя, согласно описа-ниям современников, передвигался не с одной лошадью и даже не «о двуконь» — с запасным или заводным конём — как русские дружинники. Как минимум этих лошадей было три.
Прибавьте быков, везших огромный обоз целого семейства принцев крови, многочисленной родни Батыя, отправленной с ним в поход великим ханом, и осадные машины, «порОки» по-древнерусски, употребление которых при осадах русских городов отмечают все источники.

Да, монгольские лошадки привычны были добывать корм из-под снега. А быки? Кроме того, привычны монгольские лошадки были в степи, где трава прячется под тонким слоем сухого, постоянно переносимого степными ветрами снега.
А вот добывание этого снега из-под русских сугробов могло просто не окупиться — зимняя, вырытая из-под снега трава не особенно питательна и может не оправдать сил, затраченных на её добывание.   

Я всего лишь хочу указать на то, что изображение победоносного нашествия на зимний лесной край степной орды не может не вызывать вопросов. И вопросы, наверное, будет лучше всего задать нашим источникам. Монастырским летописцам.
Отчего нашествие было удачным? Об огромном численном перевесе пришельцев всерьёз говорить не приходится — думаю, читатель это уже понял. Серьезные историки этого и не отрицают.
Ужасные цифры в 300 тысяч всадников, быть может, и имеют отношение к мобилизационному ресурсу владений Батыя и его союзников в целом. Может быть, они и могли собрать такую армаду — оставив без защиты кочевья и границы владений, без надзора — стада, табуны, рабов.

Но чем они бы кормили это воинство  и, отметим второе, самое меньшее, превосходящее его количество боевых коней, не говоря уж про обоз, как бы руководили им в теснинах речных долин Залесья, где нет возможности ни как следует разогнаться для удара, ни лихо увернуться от погони, ни закрутить знаменитое «железное колесо» из конников, поочередно осыпающих врага стрелами, да и дальнобойные луки попросту теряют смысл — этого лично я понять не в силах.
Разумные историки давно предлагают снизить приведенную цифру как минимум в десять раз и говорить о трёх туменах, шедших под бунчуками Батыя и прочих царевичей.
Хорошо. Тридцать тысяч. Такое войско и впрямь могло показаться огромным жителям, скажем, Рязани. Но монголы взяли и уничтожили Рязань — и немало других русских городов. И решительно все источники — и восточные, и русские, и западные — сообщают, что предки наши отнюдь не даром отдавали свои жизни.
Тут был не Китай и не Средняя Азия, где покорные крестьяне и ремесленники, уже, наверное, и не помнившие, какой по счёту захватчик прорывается к власти, безропотно валились в пыль лицом перед новыми господами — как вчера валились перед прежними.

Даже в чистом поле нападающий теряет больше людей, чем обороняющийся, при штурме же крепостей преимущество агрессора ещё меньше.
Да, я клоню именно к этому — успехи Батыя на Руси просто удивительны. Их не объяснишь внезапностью нападения «языков незнаемых», на которую ссылаются церковные летописцы, — мы уже выяснили, что про грядущее нашествие русские князья отлично знали.

   Их не объяснишь и серьёзным численным перевесом (опять же по версии летописцев) — необходимость воевать на чужой земле, зимой, в непривычных условиях, на заметённых сугробами, стиснутых лесами пространствах уравновешивала количественное преимущество, которое и так-то не могло быть таким уж большим.

И это при том, что вышел из русских лесов Батый далеко не в одиночестве. Иначе его попросту «съели» бы дражайшие сородичи — отношения среди потомков Чингисхана сильно напоминали пресловутых пауков в банке.

Итак, Батый атаковал Русские земли, не имея никаких преимуществ, кроме количественного. Ему пришлось взять штурмом и в большинстве случаев — попросту уничтожить несколько крупных городов, но при этом его потери не были столь велики, чтобы с Батыем перестали считаться.
Разве это не загадка?
А вот и ещё одна. Маленькие города — такие, как Торжок или Козельск, — сопротивлялись ордынскому натиску дольше, чем Рязань или Владимир, даже дольше, чем Киев. На Волынских же землях от маленьких городков иной раз Орде и вовсе приходилось бессильно откатываться. Отчего бы это?

Давайте зададимся вопросом, какая сила получила выгоду от этого нашествия?
Cила, расположенная очень близко к месту, где разворачивались события.  Сила, имевшая буквально тысячелетнюю традицию изощрённых интриг и дипломатических манипуляций.
Сила, наконец, имевшая огромное количество «агентов влияния» на Руси — причём количество и авторитет этих агентов были сильнее как раз в крупных городах и незначительны — в маленьких.

В XIII веке часы истории Восточной Римской империи отстукивали, казалось, последние десятилетия. Болгары и сербы отняли у Византии Балканы. Мавры и норманны — Южную Италию. Турки-сельджуки отвоёвывали Малую Азию, всё ближе подбираясь к столице — Константинополю.
На свою голову, Византия сама призвала, следуя своему давнему правилу «пусть варвары бьют варваров», на защиту от сельджуков светлобородых рыцарей-католиков из Западной Европы. Этим воспользовались итальянские банкиры, упорно теснившие византийских купцов с рынков Средиземного моря.

Константинополь буквально упал в руки ораве вшивых бандитов с нашитыми на одежде крестами. Второй Рим лишился столицы, съёжившись в «Никейскую империю», зажатую между крестоносцами и сельджуками.  В Константинополе крестоносцы учредили игрушечную «Латинскую империю» — с ручным «патриархом» и игрушечным «императором», но настоящими хозяевами, понятно, там являются именно бароны с Запада.  Те же крестоносцы прибрали те земли на Балканах, которые еще не отняли славяне, — впрочем, при попытке потягаться с болгарами были разбиты в пух и прах в 1205 году. Но Византии-Никее от этого было не легче. Казалось, история Византии катится к закату.

Но приходят монголы.

Монголы бьют сельджуков — и сельджуки останавливают в сороковых годах XIII столетия натиск на Никею, поспешно заключают с нею мирный договор. В 1241 году Болгария, уже потеснившая было на Балканах крестоносцев, падает под ударами монголов, сойдя с исторической сцены как соперник Никеи.
И вот уже никейский император Иоанн Ватац захватил огромные территории в Северной Фракии, Адрианополь, Македонию, выйдя к Адриатическому морю, а в 1246 году — Фессалонику.
На рассвете 25 июня 1261 года полководец преемника Иоанна Ватаца, Михаила VIII Палеолога Алексей Старитгопул, взял обложенный со всех сторон Константинополь. Византийская империя восстановлена. Добавим, что удар в Центральную Европу монголами  пришёлся по союзникам папы — вдохновителя крестовых походов и врага Никеи.
Три похода по врагам Никеи-Византии. Так бывает? Ни одной попытки во время этих походов закрепиться в опасной близости от её границ, в Малой Азии, как когда-то пришедшие из Средней Азии сельджуки на Балканах, как болгары Аспаруха  — в Центральной Европе, как венгры или гунны Аттилы.

Вы верите в такие совпадения?

Византия имела многовековой опыт интриг и натравливания одних народов на другие.
Особенно хорошо у Византии получалось натравливать азиатов-кочевников на славян. В VI веке интриги Константинополя натравили на нарождающееся государство антов, предков восточных славян, орду аварского кагана Байана. Тысячи славянских рабов наводнили рынки Второго Рима, а молодая антская держава была разрушена, убита в колыбели.
В VIII столетии византийцы послали зодчего Петрону Каматира строить хазарам крепости-базы на Дону для набегов на славянские земли. Потребителем рабов опять-таки была Византия. Константин Порфирогенет — «Рождённый в Пурпуре» — откровенно писал в X веке, что империя заинтересована в набегах печенегов на русов.
Вполне возможно, византийская интрига не оставила в покое и половцев, хотя основательных доказательств этому мы не имеем — но опять-таки именно Византия скупала у этих кочевников русских невольников.
Не логично ли было для Никеи, потерявшей столицу, окружённой врагами, заинтересоваться пришедшими из степей новыми кочевниками?
Вот только — что могли им предложить имперские дипломаты? Чем заинтересовать? Приглашать к себе в близкое соседство монголов они не собирались — хватило и урока с крестоносцами. Тогда...

Вы ещё не догадались?

Византийцам ли, чьи купцы истоптали всю православную Русь, им ли, к кому что ни год приходили паломники из самых разных городов северной страны, было не знать всех путей и дорог по Русской земле?

Вы ещё не поняли, отчего Батый шёл по Русской земле уверенно и целенаправленно, будто знал, к какому городу какой дорогой подойти и где какое войско его встретит?
Но услуги, которые могли предложить восточным завоевателям дипломаты Второго Рима, отнюдь не исчерпывались данными о дорогах, соединяющих русские города, и дружинах, защищающих их. Больше, много больше могли предложить владыки Никеи пришельцам.
В каждом крупном городе Руси были их центры влияния. Были люди, связанные с Византией вознесением на высокий, хлебный пост и — тогда к этому относились очень серьёзно — преемственностью рукоположения, мистической преемственностью «апостольской благодати».
Православные архиереи и епископы.

Вот что говорит Е.Е. Толубинский в своей «Истории русской церкви»: «Если полагать, что обязанность высшего духовенства — епископов с соборами игуменов — долженствовала при данных обстоятельствах состоять в том, чтобы одушевлять князей и всех граждан к мужественному сопротивлению врагам для защиты своей земли, то летописи не дают нам права сказать, что епископы наши оказались на высоте своего призвания; они не говорят нам, чтобы при всеобщей панике и растерянности раздавался по стране этот одушевляющий святительский голос».
Он не просто «не раздавался», здесь маститый церковный историк щадит средневековых архипастырей. Они повально бежали из русских городов, бросая свою паству на произвол судьбы, на кровавую «милость» завоевателей. «Пастыри» бросали «стадо Христово», «отцы духовные» бросали «детей», «кормчие» бросали «корабли». Не последними — первыми.

Глава русской церкви митрополит Иосиф в самый год Батыева нашествия бежал, оставив свою кафедру. Ростовский епископ Кирилл — «избыл» монголов в Белоозере. Епископы Галичский и Перемышльский остались живы после взятия монголами их городов (Звонарь, 1907, № 8, с. 42-43.). Добавлю от себя, что и Черниговский епископ пережил взятие и разорение своего города.
Вы представляете себе, какой страшный удар наносили эти люди, искренне верившим в них русским христианам, своим бегством?! Но ещё интереснее судьба епископа рязанского.
Он... выехал из города, прежде чем монголы успели обступить Рязань. Прежде! Он, епископ первого города, которому предстояло испытать на себе всеразрушающую ярость захватчиков, словно знал, что городу не устоять...

«Словно»? Или всё же знал?! И как он уцелел? Впрочем, если епископы Чернигова, Галича и Перемышля пережили даже резню во взятых городах, то, что говорить о епископе Рязанском — он-то если и встретился с воинами Батыя — то за пределами стен, не в битве, можно сказать, мирно...

Можно ли представить, что во взятом, скажем, гитлеровцами Киеве остался в живых секретарь обкома коммунистической партии? Если бы такое произошло, то вывод бы из этого следовал только один — секретарь этот не кто иной, как немецкий шпион.

Мне только хотелось бы напомнить, что епископов в русские города «рукополагал» (фактически — назначал, или, по крайней мере, утверждал) митрополит. А этот митрополит опять-таки если не назначался, то утверждался... в Византии.
Таков был порядок ещё при Дмитрии Донском. Митрополит Иосиф и сам был греком, выходцем из Второго Рима. То есть наши бегуны-епископы и епископы, «чудесным образом» разминувшиеся со смертью в захваченных татарами городах, — все они креатуры, или, по-русски говоря, выдвиженцы... правильно,  всё той же Византии!

Церковные люди, прежде всего, были «гражданами небесного отечества», сначала христианами, а потом русскими. Может, и появлялись уже отдельные монахи или батюшки, для которых дело обстояло не так, но ещё в конце XV века русский вроде бы архиерей мог бросить, как увидим, русскому же великому князю: «в вашем Русийском царстве».

За три столетия до того Печерский летописец, описывая осады Константинополя своими же предками, бросался определениями вроде «безбожная русь». Его симпатии, вполне очевидно, были на стороне византийских единоверцев, а не предков-язычников.

Да что там говорить, если в качестве молитвы о победе в «русской» православной церкви утвердился акафист Богородице «Взбранной воеводе», сложенный в честь разгрома русских войск под Константинополем!

Этого могли не знать князья и дружинники, внимавшие его строкам, но могли ли быть настолько же невежественными отцы «русской» церкви, её архипастыри?!.
Вот отсюда, от «безбожной руси», от «Взбранной воеводе», от летописного сравнения крещёной Ольги среди язычников с жемчугом посреди кала растут на самом деле корни не только у «этой страны» недавних лет.

Народ, на самом-то деле, не забыл истинных взаимоотношений церкви с захватчиками. В причудливом преломлении они отразились в киевском предании о «сироте Батие».
Жил-был, гласит эта легенда, в Киеве сирота. Прибился он к монахам Киево-Печерской лавры, работал у них, получал не слишком вкусную, но сытную кормёжку. В отличие от других горожан, обижавших сироту, монахи не смеялись над ним.
Когда у сироты спрашивали, кто он такой, «чей будешь», простоватый подросток отвечал: «Я — Батий!» (то есть «батькам», отцам-монахам принадлежащий). В это время у татар умер царь, и они, по своему обычаю, отпустили на волю его коня, чтоб поглядеть, кого он выберет себе хозяином, а им, татарам, государём.   

Конь пошёл в сторону Киева. Шёл-шёл, до-шёл до лавры, где работал в это время Батий. Сирота вскочил на коня, и тот не скинул его — признал. И татары склонились перед новым царём.
Вырос Батий татарским царём, повоевал весь свет, припомнил и городу Киеву, что не жалел тот сироту, — сжёг, а народ кого порубил, кого в полон угнал. Только лавру не тронул.

В этом наивном предании, однако, сохранено знание. Знание народа, что «Батий», Батыево нашествие выросло-вызрело в монастырях. И память о факте — что даже в самую первую, страшную и сокрушительную Батыеву рать татары не трогали монастырей.

Не зря, получается, перед захватчиками меньше чем в неделю падали огромные центры епархий, города, вмещавшие в своих стенах множество церквей, храмов, обителей — такие как Рязань, Владимир, Чернигов, Киев, Галич.
И не зря стояли по нескольку недель, а то и вовсе не поддавались захватчикам те невеликие городки, что стояли в полуязыческой, а то и вовсе языческой глухомани, на окраине Новгородчины, требовавшей «отложить забожничье» (Торжок), вятических земель (Козельск), бродницкого Приднестровья (Холм, Кременец).

Что и говорить — богатую и щедрую плату заплатила Византия своим монгольским союзникам. За нападение на её врагов, болгар и сельджуков, она фактически открыла, руками епископов-перебежчиков, Батыю дорогу на Русскую землю.
У неё был мотив — мощный союзник, так необходимый вырождающейся, умирающей империи. У неё была возможность — неплохое знание Руси и самое главное — огромный авторитет родины православия у русских христиан.
«Русская» же церковь была соучастницей этого замысла ради своих выгод. Что до возможностей, то их и обсуждать странно — расхолаживание сопротивляющихся проповедям о «наставших последних временах», о «гневе господнем», бегство пастырей — фактический удар в спину защитникам городов.
Без помощи Византии и церкви Батыю, скорее всего, не удалось бы его сумасшедшее предприятие — вторжение с конным войском в чужую страну лесов и крепостей. Ну а церковь — на этот раз в лице летописцев — обеспечила совместной операции «дымовую завесу» из рассуждений о внезапности нападения «языков незнаемых» и о неисчислимых полчищах татар.

Поговорим о выгодах, которые получила церковь во времена господства монголов — или татар, как называли завоевателей на Руси.
Вот что пишет тот же Голубинский: «Татары стали к вере и к духовенству русскому в отношения самой полной терпимости и самого полного благоприятствования... Бич божий, обрушившийся на наше отечество, не явился, по крайней мере, бичом для церкви».
А вот что пишет другой русский церковный историк, Н. Высоцкий: «Тяжело было для русских это монгольское иго. Но не все русские одинаково несли тяжесть этого порабощения. Представители церкви постарались завоевать себе привилегированное положение.
Они добились от татарских ханов того, что условия их жизни не были похожи на положение простых смертных. Народ страдал, а они чувствовали себя если не хорошо, то по крайней мере сносно... В момент татарского погрома они постарались обезопасить лично себя, не обращая внимания на вопли и стоны порабощённого народа

И ещё один дореволюционный церковный исследователь, К. Шебатинский, в своём исследовании «Учение славянофилов об отношении церкви к государству»: «В татарский, или монгольский, период независимое положение церкви нашей упрочилось благодаря покрови-тельству татарских ханов Золотой Орды. В этот период времени церковь наша получает от ханов особые привилегии» (Странник, 1912, № 8, с. 149)..
Лаврентьевская летопись под 1257 годом: «Тое же зимы бысть число и изочтоша всю землю Руцскую, только не чтоша, кто служит у церкви».
В другом списке: «не чтоша игуменов, попов, крилошан, кто зрить на святую богородицу и на владыку». Имеется в виду перепись населения — первая в истории Руси перепись, проведенная ордынскими властями с целью правильного обложения податями всех, кто их платил.

Церковь была, ни много, ни мало — освобождена от уплаты страшных ордынских податей. Про ордынские поборы ещё в XVIII веке сохранялись жутковатые песни — с богатых брали больше, с бедных — меньше, но всё же немало, и были те, кто, не в силах откупиться деньгами, вынужден был отдавать скотом, или же... или же отдавать за недоимку баскакам детей, жён, или — самому идти в рабство.   

При Батые благоволение завоевателей к церковникам носило, скажем так, недокументированный характер. Их просто не трогали в разоряемых городах, их просто не включали в переписи для обложения данью.
Впоследствии ханы исправно снабжали ми-трополитов русской церкви охранными грамотами  —ярлыками. Менгу-Темир дал ярлык Кириллу, хан Узбек — Петру, Джанибек — Шеогносту, Бердибек — Алексию, Тулунбек — Михаилу.

Суть этих документов хорошо передаёт автор дореволюционного журнала «Звонарь»: «Ярлыками утверждались следующие льготы для духовенства:
во-первых, русская вера ограждалась от всяких хулений и оскорблений со стороны кого бы то ни было, строго запрещалось хищение и повреждение принадлежностей верхнего богослужения;
во-вторых, духовенство освобождалось от даней, всяких пошлин и всяких повинностей;
в-третьих, все церковные недвижимые имения признавались неприкосновенными, и церковные слуги, т.е. рабы и холопы, объявлялись свободными от каких бы то ни было общественных работ» (1907, № 8, с. 43).

Причины такой благосклонности ханы отражали в самих текстах ярлыков.
В самом первом дошедшем до нас ярлыке, данном в 1267 году ханом Менгу-Темиром, сказано: посланцы хана и сборщики дани «ать не замают их (служителей церкви. — Л.П.) да правым сердцем богови за нас и за племя наше моляться и благословляють нас... сию грамоту видящее и слышащее от попов и от чернецов ни дани, ни иного чего ни хотят, не возмут баскаки, князи, писцы, таможницы; а возмут, и они пове-ликой Ясе извинятся (будут обвинены. — Л.П.) и умрут».

Представьте, кем надо было быть, чтоб молить бога за разрушителей русских городов и сёл, за убийц русских детей, за торговцев русокосым, голубоглазым товаром на рынках Кафы...
Чтоб радоваться своей безопасности, когда с соседского двора под бабий вой, мимо опустивших почернелые лица мужиков, подручные баскака волокут живую дань — последнюю ли коровёнку-кормилицу за рога, дочку ли за косу...

Когда я слышу сегодня обращённые к русскому народу вопли о покаянии, меня, грешным делом, так и подмывает спросить: а как насчёт того, чтобы церкви покаяться за кое-что перед русским народом? Ну, треть народа, вырезанную во времена крещения... это еще вопрос спорный, нам, конечно, заявят, что во имя спасения людских душ и не такие жертвы оправданны.
Но вот за это — за благоденствие на пепелище, за молитвы о здравии тех, кто жёг русские города и веси, за монаха-баскака, за шантаж анафемой и принуждение к выдаче завоевателям вождей русского сопротивления — может, не мешало бы, а?
Но тут защитники церкви на пару с азиопцами-татаролюбами начинают петь, что-де татары даровали ярлыки православной церкви исключительно по причине своей общей веротерпимости. Уважали, мол, любых жрецов, вот и православных «попов, и чернецов, и игуменов» в том числе.

Может, кто-то в это и поверит.  Кто-то, не знающий, скажем, о расправе Чингисхана с шаманами родного племени (в порядке «уважения», надо думать). Или о фресках в соборах Сандомира и Кракова, на которых по сию пору кровоточит память о страшной участи польских патеров, коим досталась горькая судьба живьём попасть в руки завоевателей.
О разорении польских обителей я уже писал. А ведь там был тот же самый Батый, о бережном обхождении коего с Киево-Печерским монастырём так долго помнили киевляне, при котором православные епископы могли выжить в вырезанном городе.

Закончить хочу словами из сочинения "Слова о маловерии" Серапиона, который, к слову был последователем епископа Митрофана, который оказался единственным из "владык" , кто до конца вдохновлял защитников города на сопротивление и сгорел в осаждённом соборе.

"Печаль глубокую ношу в сердце своём о вас, дети мои. Никак не измените вы дурных своих привычек, всё богомерзкое творите вы на погибель души своей. Правду отринули, любви не имеете, зависть и лесть процветают в вас…
Лучше же, братья, отойдём от дурного, оставим все злодеяния: разбой, грабежи, пьянство, прелюбодейство, лихоимство, обиды, воровство, скупость, лжесвидетельство, гнев, ярость, злопамятство, ложь, клевету, ростовщичество.
…Почему о безумии своём не скорбите? Даже язычники, закона божьего не ведая, не убивают единоверцев своих, не грабят, не обвиняют понапрасну, не клевещут, не крадут, не зарятся на чужое; никакой язычник не предаст своего брата, а если кого постигнет беда, то искупят его и в нужде его помогут ему, и найденное на торгу всем покажут.
Мы же считаем себя православными, крещены во имя божье, и заповеди его слышали, но всегда неправды исполнены, и зависти, и немилосердия. Братьев своих грабим, неверным их продаём, если бы могли, доносами, завистью свели бы друг друга…"

Отрывок из Книги Льва Прозорова - Повести черных лет
http://cujlbep.livejournal.com/10731.html

0

5

ГИБЕЛЬ СИГТУНЫ

Военная история нашей страны хранит немало славных страниц. Не раз русские войска вступали в поверженные вражеские столицы. Мы по праву гордимся тем, что наши солдаты дважды — в 1760-м и в 1945-м — брали Берлин, вошли в 1799 году в Рим, в 1814 году — в Париж, штурмовали в 1794 и в 1831 годах мятежную Варшаву. Однако гораздо менее известен другой успех русского оружия — взятие и разрушение в 1187 году тогдашней столицы Швеции города Сигтуны. Между тем, это событие может быть по праву поставлено в один ряд с перечисленными выше подвигами. Прежде чем приступить к рассказу о том, как это произошло, следует хотя бы вкратце описать историческую обстановку, сложившуюся в XII веке у северо-западных рубежей Руси.
Загадки истории
Русская Боевая Ладья

ЧЕЧЕНЦЫ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ

В начале второго тысячелетия новой эры территория современной Финляндии представляла собой весьма унылое зрелище. Большая её часть фактически оставалась незаселённой, если не считать кочевавших там малочисленных лопарей (саамов). Что же касается предков нынешних финнов, то им принадлежал лишь юг страны: на юго-западном побережье жило племя сумь (suomi), внутренние области южной Финляндии населяло более многочисленное племя емь (hame). Из слияния этих племён впоследствии и сложился финский народ.

Разумеется, никакого собственного государства эти народности не имели. Зато, как и многие другие варварские племена, тогдашние финны были не прочь пограбить своих более развитых соседей. Недаром само слово «фин» или «фен», как называли их в Западной Европе, по-кельтски означает «воин» (Бородкин М.М. Краткая история Финляндии. СПб., 1911. С.6–7). Как правило, сумь совершала грабительские набеги на земли Швеции, емь — на русские земли, подвластные Новгороду. «Приидоша Емь и воеваша область новгородскую», — такие записи нередко встречаются в русских летописях (Там же. С.16). Впрочем, обычно подобные нападения заканчивались разгромом вторгшихся отрядов еми, после чего следовали ответные меры новгородцев.

Как известно, господствовавшая в СССР идеология «пролетарского интернационализма» требовала заменять национальный подход классовым. Поэтому не стоит удивляться, встречая в советской исторической литературе утверждения, будто грабежами занимались лишь отдельные «разбойничьи и пиратские шайки еми», в то время как основную массу этого народа составляли мирные труженики: «Было бы однако неправильным отождествлять пиратов еми, как бы ни были они многочисленны, с емью вообще. Емь, как и карелы, в массе были земледельцами, охотниками и рыболовами» (Гадзяцкий С.С. Карелы и Карелия в новгородское время. Петрозаводск, 1941. С.87).

Сегодня подобные идейные установки сменились не менее порочной пропагандой общечеловеческих ценностей. «Преступность не имеет национальности», — с пафосом заявляют доморощенные российские либералы. Тем не менее, встретив в тёмное время суток компанию цыган или кавказцев, эти господа почему-то спешат перейти на противоположную сторону улицы.

Однако древнерусским князьям идеи пролетарского интернационализма и тем более общечеловеческие ценности были одинаково чужды. Поэтому для вразумления беспокойных соседей они не стеснялись использовать единственно понятный тем язык грубой силы. В 1042 году сын Ярослава Мудрого князь Владимир Ярославич ходил войной на емь. Поход окончился победой, емь была обложена данью. Весной 1123 года новгородцы во главе с князем Всеволодом вновь воевали с емью и победили её.

Впрочем, не следует думать, будто усмирённая емь подвергалась каким-то притеснениям. В отличие от западноевропейских государств, требовавших от покорённых племён поголовного крещения в католическую веру, особых податей для католической церкви, передачи церкви земельных угодий, вводивших свою администрацию, воздвигавших города и рыцарские замки и стремившихся к превращению местного населения в крепостных крестьян, власть Новгорода была весьма необременительной. Новгородцы сохраняли на подчинённой территории традиционный уклад жизни, местную племенную администрацию, ограничиваясь лишь сбором небольшой дани. В составленной в 1220-х годах Генрихом Латвийским «Хронике Ливонии» прямо говорится об этой особенности новгородской политики: «Есть обычай у королей русских, покорив какой-либо народ, заботиться не об обращении его в христианскую веру, а о сборе [с него] дани и денег» (Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. Л., 1978. С.16).

ЭКСПАНСИЯ СВЯТОГО ЭРИКА

Но вернёмся в XII век. К этому времени емь была более-менее усмирена и платила дань Новгороду, тогда как сумь, или собственно финны, оставалась независимой.

В середине XII века начинается экспансия западноевропейских феодальных государств на Восток. В качестве её идеологического обоснования выдвигалось обращение язычников в христианство. При этом к язычникам причислялись и те народы, которые исповедовали православие.

В 1153 году Швецию посетил папский легат Николай Альбано, в следующем 1154 году избранный папой под именем Адриана IV. По всей видимости, именно он и стал вдохновителем крестового похода против финнов, предпринятого в 1155 (по другим данным, в 1157-м) году. Организовал же поход тогдашний шведский король Эрик, впоследствии причисленный католической церковью к лику святых.

Житие святого Эрика рассказывает, что этот монарх предпринял «крестовый поход за святую христианскую веру и против врагов своего народа, взяв с собой из Упсалы св. Генриха, который был там епископом, и двинулся в Финляндию, которая была в то время языческой и причиняла Швеции много вреда. Тогда св. Эрик принудил там народ воспринять христианскую веру и установить мир с ним. Так как они не хотели принимать ни того, ни другого, он сразился с ними и победил их мечом, отмщая мужественно за кровь христианских мужей, которую они так долго и часто проливали...» (Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. Л., 1978. С.51–52).

Однако помимо вполне естественного желания обезопасить себя от грабительских набегов суми, а также стремления к распространению католичества, шведами двигало и гораздо менее благовидное желание захватить новгородские земли. Так, в 1142 году шведская флотилия попыталась ограбить купеческие корабли, шедшие из-за моря в Новгород, однако новгородские купцы сумели отбиться и благополучно ушли. В тому же 1142 году подстрекаемая шведами емь напала на новгородские земли в районе Невы и Приладожья. Вторгшийся отряд еми, насчитывавший 400 человек, был полностью уничтожен (Гадзяцкий С.С. Карелы и Карелия в новгородское время. С.87). Тем не менее, зимой 1149 года достойные предки маннергеймовских захватчиков полезли снова. На этот раз силы еми насчитывали до 1000 человек. Узнав о вторжении, новгородцы выслали небольшое войско численностью в 500 ратников. Усиленный воинами из подвластного Новгороду племени водь, новгородский отряд решительно атаковал незваных гостей, истребив их всех до одного человека (Там же. С.88).

Загадки истории

Тем временем, подчинив в результате крестового похода племя сумь, шведы вышли непосредственно к границам владений Новгородского княжества. Естественно, русские не могли оставаться к этому равнодушными. Тем более, что вскоре новоиспечённые соседи наглядно показали, чего они добиваются, попытавшись захватить находящийся в устье Волхова русский город Ладогу. Взятие ладожской крепости позволило бы им перерезать важнейшую транспортную артерию, тем самым отрезав Русь от Балтики.

В середине мая 1164 года, вскоре после начала весенней навигации, шведская флотилия из 55 шнек прошла из Финского залива через Неву в Ладожское озеро и вошла в устье Волхова. Если учесть, что на каждой шнеке было до 100 человек гребцов и воинов, общая численность шведского войска доходила минимум до 5 тысяч человек.

Вовремя обнаружив приближение неприятеля, жители Ладоги во главе с посадником Нежатою сожгли посад и укрылись в крепости. Предпринятый 23 мая штурм был отбит с большими потерями для нападавших. Потерпев неудачу, шведы отошли к реке Вороньей, чтобы собраться с силами для нового наступления. Здесь их и настигла новгородская дружина во главе с князем Святославом Ростиславовичем и посадником Захарьей. Состоявшаяся вечером 28 мая битва закончилась полным разгромом шведов. По словам летописца, 43 шнеки из 55 были захвачены, большинство шведских воинов были перебиты либо взяты в плен, лишь немногим на 12 шнеках удалось бежать обратно на запад.

Как и в знаменитой битве на Неве 1240 года, важную роль в успехе русских сыграл фактор внезапности. Во время пятидневной стоянки основная масса шведских воинов сошла на берег. На шнеках оставалась лишь охрана. В результате находившиеся на берегу шведы были застигнуты врасплох, большинство из них не успело добраться до лодок (Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. Л., 1978. С.62–64).

Интересно отметить, что в своё время финский историк Я.Яккола с гордостью утверждал, будто в бесславном походе на Ладогу наряду со шведами принимали участие и финны (Там же. С.64). Другие представители «маленьких, но гордых народов» тоже стремятся изо всех сил доказать, что они всегда были на стороне просвещённой Европы против русских варваров. Так несколько лет назад бывший посол Эстонии в РФ Март Хельме заявил: «Мы своё место в Европе твёрдо определили на самом деле уже в 1242 году, когда вожди эстонского народа со своими воинами составили большую часть немецкого войска в Ледовом побоище против Александра Невского» (Мяло К.Г. Россия и последние войны XX века (1989–2000). К истории падения сверхдержавы. М., 2002. С.155). Больше всего это напоминает восторг лакеев, побитых за компанию вместе с их барином.

«ИМПЕРИЯ ЗЛА» НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Поскольку, в отличие от нынешних российских интеллигентов, жители Новгорода вовсе не горели желанием оказаться приобщёнными к западной цивилизации, следовало дать достойный отпор как шведам, так и их чухонским прихлебателям. В ответ на непрекращающиеся враждебные действия Новогородское княжество предприняло в последней четверти XII века мощное контрнаступление.

Первый удар был нанесён силами подвластных Новгороду карел. В 1178 году карельское войско захватило центр контролируемой шведами части Финляндии город Ноуси. При этом был взят в плен епископ Рудольф, являвшийся не только духовным, но и светским главой шведских владений. В результате епископ был увезён в Карелию и там убит, Ноуси пришёл в упадок, а епископская резиденция была перенесена в город Або (Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. С.66–71).

В 1186 году настала очередь еми. «Новгородские молодцы» во главе с боярином Вышатой Васильевичем совершили карательный поход в их землю и благополучно вернулись, «добывши полона» (Гадзяцкий С.С. Карелы и Карелия в новгородское время. С.89). Но самый сокрушительный удар ожидал шведов в следующем, 1187 году. На этот раз он был направлен против важнейшего из тогдашних шведских городов — Сигтуны.

Выгодно расположенная на берегу озера Меларен, связанного проливом с Балтийским морем, Сигтуна являлась крупнейшим торговым центром страны. С начала XI века, когда шведские короли приступили к насаждению среди своих подданных христианства, город становится и политическим центром Швеции. Вплоть до начала XII века в нём находилась резиденция епископа. Но и в дальнейшем Сигтуна оставалась крупнейшим городом и политическим центром Швеции.
Загадки истории
Шведский Воин и его вооружение

Отправившемуся в поход на Сигтуну русско-карельскому войску пришлось преодолеть немало трудностей. Город располагался далеко в глубине озера Меларен, в 60 км от Балтийского моря. Озеро Меларен покрыто множеством островов с неширокими извилистыми проливами. Чтобы добраться до Сигтуны, надо было хорошо знать путь по шхерам с их мелководьем и извилистым фарватером. Город хорошо защищали как искусственные укрепления, так и сама природа. С севера к Сигтуне примыкало непроходимое болото, с востока сухопутные подступы к городу прикрывали два укреплённых замка, к югу лежала гавань, запиравшаяся большой цепью, прикреплённой к двум утесам. С суши город окружала стена. В довершение всего, водный путь к Сигтуне охранял находившийся в 20 км от города на берегу озера Меларен мощный каменный замок Альмарстек, служивший резиденцией главы шведской церкви архиепископа Упсальского.

Таким образом, взятие шведской столицы представляло собой труднейшую задачу. Следовало быстро и по возможности незаметно провести по извилистому шхерному фарватеру значительное войско, затем молниеносно развернуть его перед городом и, наконец, преодолеть мощные укрепления. Тем не менее, эта задача была блестяще решена. Проводники для прохода через озёрные шхеры нашлись довольно легко. Невзирая на политические осложнения, в предшествующие десятилетия новгородские купцы не прекращали вести оживлённую торговлю со Швецией. Более того, в Сигтуне даже существовал русский торговый двор. В результате шведская столица была захвачена и сожжена. Попутно пал и замок Альмарстек, где был убит шведский архиепископ Иоанн II. Сигтуну разрушили настолько основательно, что этот город уже больше не поднялся. Вместо него шведы выстроили свою нынешнюю столицу Стокгольм.

Следует сказать, что сегодня официальные шведские историки, а также некоторые российские авторы из числа прозападной интеллигенции пытаются приписать взятие Сигтуны эстам. Мотивы их понять нетрудно. Если окажется, что вместо русских варваров шведскую столицу разрушили предки нынешних новоиспечённых членов НАТО и Евросоюза, это вроде бы не так уж и обидно.

Правда, эстонскому бахвальству мешает чрезвычайно весомое вещественное доказательство похода — врата, украшенные бронзовыми барельефами. Эти врата новгородцы вывезли из Сигтуны и приделали к входу в новгородский храм Святой Софии, где они и находятся до сих пор.

Чтобы объяснить это противоречие, западные историки пускаются во все тяжкие. Например, высказывают версию, будто эти ворота были не захвачены, а куплены. Однако поскольку врата являются исключительно ценным предметом католического церковного культа, невозможно предположить, чтобы католики продали их неверным «схизматикам». Ещё более фантастическим выглядит предположение, будто новгородцы могли заказать у католиков украшение для своей главной святыни. Тем более, что ряд изображений на вратах неприемлем в качестве оформления православного собора.

Совсем уж завиральную версию выдвинул известный российский писатель Александр Бушков. По его мнению, разграбившие Сигтуну эсты на обратном пути встретились с новгородскими ушкуйниками. После чего, согласно Бушкову, «последовало морское сражение, в результате которого эстов чувствительно потрепали и отобрали у них кучу добра, в том числе и вышеупомянутые врата, которые торжественно установили в Новгороде» (Бушков А. Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы. М., 1998).

Что можно сказать по этому поводу? Во-первых, у эстов не было такой возможности. Как уже отмечалось выше, для того чтобы прорваться сквозь шхеры озера Меларен к городу, нужно было иметь сильный флот, а для взятия и разрушения столь крупного города нападающие должны были обладать значительным войском. Ничего похожего у малочисленных эстонских племён не имелось. Наконец, для того чтобы быстро и неожиданно пройти по озёрному фарватеру, нападающим следовало иметь людей, хорошо его знающих, неоднократно совершавших ранее этот путь. Ничем этим предки нынешних эстонцев не располагали. Во-вторых, совершенно непонятно, зачем им понадобилось предпринимать такую сложную и опасную экспедицию. Для обычного грабежа можно найти более близкую и лёгкую цель, а мстить шведам эсты тогда причин не имели.

Наконец, обратимся к первоисточникам. В составленной в начале XIV века рифмованной «Хронике Эрика» насчёт взятия Сигтуны говорится следующее:

«Швеция имела много бед от карел и много несчастий.
Они плыли от моря и вверх в Мелар
и в штиль, и в непогоду, и в бурю,
тайно проплывая внутрь шведских шхер,
и очень часто совершали здесь грабежи.
Однажды у них появилось такое желание,
что они сожгли Сигтуну,
и жгли всё настолько до основания,
что этот город уже не поднялся.
Ион архиепископ был там убит,
этому многие язычники радовались,
что христианам пришлось так плохо,
это радовало землю карел и руссов».

(Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв.).

Кое-кого из не в меру щепетильных граждан эти строки могут привести в возмущение. Дескать, оказывается, тогдашние русичи тоже жгли и грабили. Наиболее отмороженные либералы могут даже призвать покаяться перед шведами. Пора, наконец, покончить с юродивой традицией изображать наших предков в образе этаких незлобивых платонов каратаевых. К счастью для России, они такими не являлись и на каждый вражеский удар отвечали ещё более сильным ударом.

Сомнения в «авторстве» взятия Сигтуны вызваны ещё и тем, что русские старались не афишировать своё участие в походе. Как я уже говорил, невзирая на продолжающиеся военные столкновения, торговля между Новгородом и Швецией не прекращалась. Стараясь сохранить эти торговые связи, новгородские власти попытались скрыть свою причастность к нападению на Сигтуну.

Однако эти старания оказались тщетными. В отличие от некоторых современных историков, тогдашние шведы прекрасно знали, кто именно разрушил их столицу. Сразу же после похода местные власти на острове Готланд и в двух шведских материковых городах бросили в тюрьму находившихся там новгородских купцов. В ответ новгородцы прервали торговые сношения с Готландом. Русским купцам, ведшим заморскую торговлю, было запрещено отправляться за море. Разрыв торговых отношений продолжался вплоть до 1201 года, после чего был заключён новый договор на новгородских условиях.

ЗАЧИСТКА КРЕСТОНОСНЫХ ЦИВИЛИЗАТОРОВ

Тем временем, новгородское наступление продолжалось. В Новгородской летописи под 1191 год содержится сообщение о совместном походе новгородцев и карел на емь: «Ходиша новгородьци с корелою на емь и воеваша землю их, и пожьгоша, и скот исекоша» (Кочкуркина С.И. Корела и Русь. Л., 1986). В задачи этой карательной экспедиции входили пресечение разбойничьих набегов и восстановление новгородской власти над емью.

Наконец, в 1198 году следует новый сокрушительный удар. Высадившись в центре шведских владений, новгородские дружины вместе с примкнувшими к ним карелами прошли по немногочисленным ещё тогда шведским селениям на береговой полосе земли суми, уничтожая вражеские пункты и укрепления. При этом была взята и разрушена столица шведской части Финляндии город Або и убит очередной епископ Финляндии Фольквин, по совместительству являвшийся главой шведской оккупационной администрации. По сложившейся традиции новгородцы и их союзники разрушили вражеский город настолько добросовестно, что впоследствии он был отстроен уже на новом месте.
Загадки истории
Разрушенная Церковь, Сигтуна

Нанесённый удар был настолько силён, что шведская колония не могла оправиться в течение 20 лет. Как сокрушался по этому поводу финский историк второй половины XIX века Г.Рейн, «то, что в течение полустолетия было сделано апостолами христианства, было этим нападением полностью разрушено, и работа должна была начинаться заново» (Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. С.116).

Католические иерархи были полностью деморализованы, о чём свидетельствует булла папы Иннокентия III от 30 октября 1209 года: «Страна Fialanda, которая с помощью Бога и стараниями нескольких славных мужей была обращена в христианство, после смерти предшествующего епископа никакого епископа не получила, потому что как вследствие новизны [церковного] насаждения, так и вследствие упорства населения и суровости климата тот, кто назначается туда, принимает на себя не почётное звание, а мученический венец» (Там же. С.117).

И действительно, если учесть, что первый епископ Финляндии святой Генрих был убит самими финнами, а следующие два его преемника убиты новгородцами и их союзниками, шведские церковники откровенно боялись идти на тяжёлый и опасный пост, не суливший выгод и почестей, но определённо обещавший рано или поздно «мученический венец». Как справедливо отмечалось далее в папской булле: «Обычно никто не стремится занять этот пост, если он не зажжён духом божественного слова и не стремится мученически страдать во имя Христа» (Там же). Однако поскольку желающих «мученически пострадать» среди католического духовенства почему-то не нашлось, епископская кафедра пустовала два десятилетия.

О ВРЕДЕ ДЕМОКРАТИИ

Казалось, ещё один поход, ещё один завершающий удар, и шведы будут сброшены в Ботнический залив. Однако этот удар так и не был нанесён. Сказались недостатки пресловутой новгородской вечевой демократии. Заправлявшие в городе крупные торговцы вели близорукую политику, увлекаясь сиюминутной выгодой. Правь в Новгороде энергичный и решительный князь, вроде Александра Невского, история могла бы сложиться по-другому. К тому же вскоре нашим предкам стало не до шведов, поскольку возле русских рубежей появились более опасные и сильные враги. С первой четверти XIII века начинается наступление немецких рыцарских орденов на земли Прибалтики. Затем следует опустошительное нашествие монголо-татар. В результате на северо-западном театре военных действий русским пришлось перейти к обороне.

Отказ от дальнейших наступательных походов не позволил Новгородскому государству использовать плоды выдающихся побед, достигнутых им в борьбе со Швецией. Владения шведов в Финляндии могли быть в первые годы XIII века полностью ликвидированы, но новгородцы после первоначальных успехов прекратили активные действия, и шведская колония смогла пережить этот кризис.

Походом 1198 года заканчивается первый период борьбы Новгородского государства со Швецией. После этого в русско-шведской борьбе наступил временный перерыв на два десятилетия — до начала 20-х годов XIII века, когда вражеские набеги возобновились. В ответ в 1227 году состоялся поход князя Ярослава Всеволодовича против еми. В 1228 году был отражён набег двухтысячного отряда еми, который был полностью уничтожен. В 1240 году молодой князь Александр Ярославич разбил шведов на Неве, где вместе с хозяевами огребли сумь и емь.

Тем не менее, инициатива в боевых действиях перешла к противнику. В результате состоявшегося в 1249 году второго крестового похода шведы подчинили емь, обратив это племя в католичество. Как сказано по этому поводу в «Хронике Эрика»: «Ту страну, которая была вся крещена, русский князь, как я думаю, потерял» (Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII–XIII вв. С.23).

И действительно, финскую землю мы надолго потеряли. Лишь в 1809 году она вернулась в состав России. Однако в результате неразумной политики правителей Российской Империи, удержать Финляндию мы не смогли, о чём я уже подробно рассказывал (Государство из царской пробирки // Спецназ России. 2005. №№1–4).

НАШИ В СТОКГОЛЬМЕ

Русским войскам довелось побывать и в новой шведской столице. Произошло это в 1743 году. Только что закончилась очередная русско-шведская война, которую Швеция с треском проиграла. 24 августа (4 сентября) 1742 года шведская армия капитулировала под Гельсингфорсом. Вся территория Финляндии была занята русскими войсками (Бородкин М.М. Краткая история Финляндии. С.66–67). Однако императрица Елизавета Петровна проявила совершенно неуместное благородство. В результате согласно подписанному 7(18) августа 1743 года Абоскому мирному договору Россия получила лишь небольшой клочок земли до реки Кюмени общей площадью в 226 квадратных миль (Там же. С.70), в то время как остальная часть Финляндии была возвращена Швеции.

Мало того, не успели ещё высохнуть чернила под договором, как шведские представители попросили помощи у России. Швеции грозила войной Дания, а внутри королевства ожидались большие беспорядки и осложнения. В результате генерал Кейт получил приказание немедленно отправиться в Швецию с 10-тысячным корпусом войск.

Наступала уже холодная осень. Переход через Балтийское море делался крайне затруднительным. Тем не менее, 30 ноября 1743 года Ростовский и Казанский полки торжественно, с музыкой и распущенными знамёнами, вошли в столицу Швеции. Шведский король был, разумеется, очень доволен оказанной ему поддержкой. Войска и галеры были расположены на зимние квартиры к югу от Стокгольма. В июле 1744 года Кейт получил приказание вернуться в Россию со своим отрядом, так как Швеция в его помощи больше не нуждалась (Там же. С.71–72).

Действия императрицы Елизаветы трудно признать рациональными. Развал Швеции с последующей аннексией финских земель был бы нам куда выгоднее. Тем более, что за оказанную помощь шведы отплатили чёрной неблагодарностью. В 1788 году, в самый разгар русско-турецкой войны, шведский король Густав III объявил войну России.

К сожалению, в последующие годы правители нашей страны с завидным постоянством продолжали наступать на те же самые грабли, спасая государства, в существовании которых Империя была совершенно не заинтересована.

Впоследствии ошибку Елизаветы повторил Николай I. В 1849 году русская армия спасла от неминуемого распада Австрийскую монархию, а та через пять лет поддержала англо-франко-турецкую коалицию во время Крымской войны. Узнав об этом, Николай Павлович в расстройстве чувств назвал себя за спасение Вены глупейшим из российских монархов.
Игорь Пыхалов
http://www.rusproject.org/node/19

0

6

Запрещённая победа

Александр Прозоров
Загадки историиБолее четырёхсот сорока лет (ред.) назад произошла величайшая битва христианской цивилизации, определившая будущее евроазиатского континента, если не всей планеты, на много, много веков вперед. Почти двести тысяч человек сошлись в кровавой шестидневной битве, своим мужеством и самоотверженностью доказывая право на существование сразу многих народов. Больше ста тысяч человек заплатили своими жизнями за разрешение этого спора, и только благодаря победе наших предков ныне живём мы в том мире, который привыкли видеть вокруг. В этом сражении решалась не просто судьба Руси и стран Европы – речь шла о судьбе всей европейской цивилизации. Но спросите любого образованного человека: что он знает о битве, случившейся в 1572 году? И практически никто, кроме профессиональных историков, не сможет ответить вам ни слова. Почему? Потому, что эта победа была одержана «неправильным» правителем, «неправильной» армией и «неправильным» народом. Вот уже минуло четыре века, как эта победа просто-напросто запрещена.

История, как она есть

Прежде, чем рассказывать о самой битве, следует, наверное, вспомнить и о том, как выглядела Европа в малоизвестном XVI веке. А поскольку объём журнальной статьи заставляет быть кратким, то сказать можно только одно: в XVI веке в Европе не существовало никаких полноценных государств, кроме Османской империи. Во всяком случае, карликовые образования, называвшие себя королевствами и графствами, бессмысленно даже примерно сопоставлять с этой огромной империей.
На самом деле, только оголтелой западноевропейской пропагандой можно объяснить то, что турок мы представляем грязными тупыми дикарями, волна за волной накатывающимися на доблестные рыцарские войска и побеждающими исключительно благодаря свой численности. Всё обстояло с точностью до наоборот: прекрасно обученные, дисциплинированные, отважные османские воины шаг за шагом теснили разрозненные, плохо вооруженные формирования, осваивая для империи всё новые и новые «дикие» земли. К концу пятнадцатого века на европейском континенте им принадлежала Болгария, к началу XVI века – Греция и Сербия, к середине века граница отодвинулась до Вены, турки приняли под свою руку Венгрию, Молдавию, знаменитую Трансильванию, начали войну за Мальту, опустошили побережья Испании и Италии.
Во-первых, турки не были «грязными». В отличие от европейцев, в те времена незнакомых даже с азами личной гигиены, подданные Османской империи были обязаны, согласно требованиям Корана, как минимум, совершать ритуальные омовения перед каждой молитвой (можете, например, заглянуть сюда – ред.).
Во-вторых, турки были истинными мусульманами – то есть людьми, изначально уверенными в своём духовном превосходстве, а потому крайне веротерпимыми. На завоеванных территориях они, по мере возможности, старались сохранить местные обычаи, чтобы не разрушать сложившихся общественных отношений. Османов не интересовало, были ли новые подданные мусульманами, или христианами, или иудеями, числились ли они арабами, греками, сербами, албанцами, итальянцами, иранцами или татарами. Главное – чтобы они продолжали спокойно трудиться и исправно платили налоги. Государственная система правления строилась на сочетании арабских, сельджукских и византийских обычаев и традиций. Наиболее ярким примером, позволяющим отличить исламский прагматизм и религиозную терпимость от европейской дикости, может послужить история 100 000 евреев, изгнанных из Испании в 1492 году и охотно принятых в подданство султаном Баязидом. Католики получили моральное удовлетворение, расправившись с «убийцами Христа», а османы – значительные поступления в казну от новых, далеко не бедных, переселенцев.
В-третьих, Османская империя далеко опережала северных соседей в технологии производства вооружений и доспехов. Именно турки, а не европейцы, подавляли врага артиллерийским огнем, именно османы активно насыщали свои войска, крепости и корабли пушечными стволами. В качестве образца мощи османского оружия можно привести 20 бомбард калибром от 60 до 90 сантиметров и весом до 35 тонн, в конце VI века поставленных на боевое дежурство в фортах, которые защищали Дарданеллы, и простоявших там до начала XX века! И не просто простоявших – в начале XIX века, в 1807 году, они вполне успешно размолотили новенькие английские корабли «Windsor Castle» и «Active», пытавшиеся прорваться через пролив. Повторюсь: орудия представляли реальную боевую силу даже спустя три века после своего изготовления. В XVI веке их можно было смело считать настоящим сверхоружием. А изготавливались упомянутые бомбарды в те самые годы, когда Николло Маккиавели старательно выписывал в своём трактате «Государь» следующие слова: «Лучше предоставить неприятелю ослеплять самого себя, нежели разыскивать его, ничего не видя из-за порохового дыма», отрицая всякую пользу от использования пушек в военных кампаниях.
В-четвёртых, турки обладали наиболее передовой для своего времени регулярной профессиональной армией. Её костяк составлял так называемый «янычарский корпус». В XVI веке он практически полностью формировался из купленных или захваченных в плен мальчиков, юридически являвшихся рабами султана. Все они проходили качественное воинское обучение, получали хорошее вооружение и превращались в лучшую пехоту, какая только существовала в Европе и средиземноморском регионе. Численность корпуса достигала 100 000 человек. Кроме того, империя обладала вполне современной феодальной конницей, которая формировалась из сипахов – владельцев земельных наделов. Подобными наделами, «тимарами», военачальники награждали доблестных и достойных солдат во всех вновь присоединенных районах, благодаря чему численность и боеспособность армии непрерывно возрастала. А если вспомнить ещё и то, что попавшие в вассальную зависимость от Великолепной Порты правители были обязаны по приказу султана приводить свои армии для общих походов, становится ясно, что Османская империя могла единовременно выставить на поле боя никак не меньше полумиллиона хорошо подготовленных воинов – куда больше, нежели имелось войск во всей Европе вместе взятой.
В свете всего вышеизложенного становится ясно, почему при одном упоминании о турках средневековых королей бросало в холодный пот, рыцари хватались за оружие и испуганно крутили головой, а младенцы в колыбелях начинали плакать и звать маму. Любой мало-мальски мыслящий человек мог уверенно предсказать, что лет через сто весь обитаемый мир будет принадлежать турецкому султану, и посетовать на то, что продвижение османов на север сдерживает отнюдь не мужество защитников Балкан, а стремление османов в первую очередь овладеть куда более богатыми землями Азии, покорить древние страны Ближнего Востока. И, надо сказать, Османская империя добилась этого, раздвинув свои границы от Каспийского моря, Персии и Персидского залива и почти до самого Атлантического океана (западными землями империи являлся современный Алжир).
Следует также упомянуть об очень важном факте, почему-то неизвестном многим профессиональным историкам: начиная с 1475 года в состав Османской империи входило Крымское ханство, крымский хан назначался и смещался султанским фирманом, приводил свои войска по приказу Великолепной Порты, либо начинал военные действия против кого-то из соседей по приказу из Стамбула; на Крымском полуострове находился султанский наместник, а в нескольких городах стояли турецкие гарнизоны.
Кроме того, Казанское и Астраханское ханство считались находящимися под покровительством империи, как государства единоверцев, к тому же исправно поставляющие рабов для многочисленных боевых галер и рудников, а также наложниц для гаремов… [center]Золотой век России[/center]Как ни странно, но о том, что представляла из себя Русь XVI века, сейчас мало кто себе представляет – особенно люди, на совесть выучившие курс истории средней школы. Надо сказать, там излагается куда больше фантастики, нежели реальных сведений, а потому любому современному человеку следует знать несколько основных, опорных фактов, позволяющих понять мироощущение наших предков.
Прежде всего, на Руси XVI века рабства практически не существовало. Каждый человек, родившийся в русских землях, изначально являлся вольным и равным со всеми прочими. Крепостничество того времени сейчас называется договором аренды земельного участка со всеми вытекающими последствиями: нельзя уходить, пока не расплатился с хозяином земли за её использование. И всё… Никакого наследственного крепостничества не существовало (оно введено соборным уложением 1649 года), и сын крепостного являлся вольным человеком до тех пор, пока сам не решался взять себе земельный надел.
Никаких европейских дикостей вроде дворянского права на первую ночь, карать и миловать, или просто разъезжать с оружием, пугая простых граждан и затевая ссоры, не существовало. В судебнике 1497 года вообще признаётся только две категории населения: служилые люди и неслужилые. В остальном перед законом все равны вне зависимости от происхождения.
Служба в армии являлась абсолютно добровольной, хотя, конечно, наследственной и пожизненной. Хочешь – служи, не хочешь – не служи. Отписывай поместье в казну, и – свободен. Тут следует упомянуть, что понятие пехоты в русской армии отсутствовало начисто. Воин выходил в поход на двух или трёх конях – в том числе и стрельцы, которые спешивались только непосредственно перед сражением.
Вообще, война была перманентным состоянием тогдашней Руси: её южные и восточные рубежи постоянно теребили грабительскими набегами татары, западные границы беспокоили братья-славяне Литовского княжества, много веков оспаривавшие у Москвы право первенства на наследие Киевской Руси. В зависимости от ратных успехов, западная граница постоянно перемещалась то в одну, то в другую сторону, а восточных соседей то замиряли, то пытались задобрить подарками после очередного поражения. С юга некоторую защиту представляло так называемое Дикое поле – южнорусские степи, совершенно обезлюдевшие в результате непрерывных набегов крымских татар. Чтобы напасть на Русь, подданным Османской империи требовалось совершать длинный переход, и они, как люди ленивые и практичные, предпочитали грабить либо племена Северного Кавказа, либо Литву и Молдавию. [center]
Загадки истории[/url]
Иван IV

Именно в этой Руси, в 1533 году, и воцарился сын Василия III Иван. Впрочем, воцарился – это слишком сильно сказано. В момент вступления на трон Ивану было всего три года, и счастливым его детство можно назвать с очень большой натяжкой. В семь лет у него отравили мать, после чего буквально на глазах убили человека, которого он считал своим отцом, любимых нянек разогнали, всех, кто ему мало-мальски нравился – либо уничтожили, либо услали с глаз долой. Во дворце он находился на положении цепного пса: то выводили в палаты, показывая иноземцам «любимого князя», то пинали все кому не лень. Доходило до того, что будущего царя забывали кормить на протяжении целых дней. Всё шло к тому, что перед совершеннолетием его просто бы прирезали, дабы сохранить в стране эру безвластия, – однако государь выжил. И не просто выжил – а стал величайшим правителем за всю историю Руси. И что самое поразительное – Иван IV не озлобился, не стал мстить за прошлые унижения. Его правление оказалось едва ли не самым гуманным за всю историю нашей страны.
Последнее утверждение отнюдь не оговорка. К сожалению, все, что обычно рассказывается об Иване Грозном, колеблется от «полного бреда» до «откровенного вранья». К «полному бреду» можно отнести «свидетельства» известного знатока Руси, англичанина Джерома Горсея, его «Записки о России», в которых утверждается, что зимой 1570 года опричники перебили в Новгороде 700 000 (семьсот тысяч) жителей, при общем населении этого города в тридцать тысяч. К «откровенному вранью» – свидетельства о жестокости царя. Например, заглянув в широко известную энциклопедию «Брокгауза и Ефрона», в статью об Андрее Курбском, любой желающий может прочитать, что, гневаясь на князя, «в оправдание своей  ярости Грозный  мог  приводить только факт измены и нарушения крестного целования…». Какие пустяки! То есть, князь дважды изменил Отечеству, попался, но не был повешен на осине, а целовал крест, Христом-Богом клялся, что больше не будет, был прощен, снова изменил… Однако при всём том царю пытаются поставить в вину не то, что он не покарал предателя, а то, что продолжает ненавидеть выродка, приводящего на Русь польские войска и проливающего кровь русских людей.
К глубочайшему сожалению «иваноненавистников», в XVI веке на Руси существовала письменность, обычай поминать мёртвых и синодики, которые сохранились вместе с поминальными записями. Увы, при всём старании на совесть Ивана Грозного за все его пятьдесят лет правления можно отнести не больше 4000 погибших. Наверное, это немало, даже если учитывать, что большинство честно заработало себе казнь изменами и клятвопреступлениями. Однако в те же самые годы в соседней Европе в Париже за одну ночь вырезали больше 3000 гугенотов, а в остальной стране – более 30 000 только за две недели. В Англии по приказу Генриха VIII было повешено 72 000 людей, виновных в том, что они нищие. В Нидерландах во время революции счёт трупам перевалил за 100 000… Не-ет, России до европейской цивилизации далеко.
Кстати, по подозрению многих историков, байка про разорение Новгорода внаглую списана со штурма и разорения Льежа бургундцами Карла Смелого в 1468 году. Причём плагиаторы даже поленились сделать поправку на русскую зиму, в результате чего мифическим опричникам пришлось ездить на лодках по Волхову, который в тот год, по свидетельству летописей, промёрз до самого дна.
Впрочем, основные черты личности Ивана Грозного не решаются оспаривать даже самые лютые его ненавистники, а потому мы совершенно точно знаем, что был он очень умён, расчётлив, ехиден, хладнокровен и смел. Царь был поразительно начитан, имел обширную память, любил петь и сочинял музыку (его стихиры сохранились и исполняются по сей день). Иван IV прекрасно владел пером, оставив богатое эпистолярное наследие, любил участвовать в религиозных диспутах. Царь сам разбирал тяжбы, работал с документами, не выносил гнусного пьянства.
Добившись реальной власти, молодой, дальновидный и деятельный царь немедленно начал принимать меры к реорганизации и укреплению государства – как изнутри, так и внешних его границ.

Встреча

Основная черта Ивана Грозного – это его маниакальная страсть к огнестрельному оружию. В русском войске впервые появляются отряды, вооружённые пищалями, – стрельцы, которые постепенно становятся костяком армии, отнимая это звание у поместной конницы. По всей стране возникают пушечные дворы, на которых отливают всё новые и новые стволы, крепости перестраиваются под огненный бой – у них спрямляют стены, в башни устанавливают тюфяки и крупнокалиберные пищали. Царь всеми способами запасает порох: покупает, ставит пороховые мельницы, он обложил города и монастыри селитряной повинностью. Иногда это приводит к устрашающим пожарам, но Иван IV неумолим: порох, как можно больше пороха!
Первая задача, которая ставится перед набирающим силу войском – прекращение набегов со стороны Казанского ханства. При этом молодого царя не интересуют полумеры, он хочет прекратить набеги раз и навсегда, а для этого есть только один способ: покорить Казань и включить её в состав Московского царства. Семнадцатилетний юноша отправился воевать татар. Трехлетняя война закончилась неудачей. Но в 1551 году царь явился под стены Казани снова – победа! Казанцы запросили мира, согласились на все требования, но, по своему обыкновению, условий мира не выполнили. Однако на этот раз глупые русские почему-то не проглотили обиду и следующим летом, в 1552 году опять распустили знамена у вражеской столицы.
Известие о том, что далеко на востоке неверные громят единоверцев, застало султана Сулеймана Великолепного врасплох – подобного он никак не ожидал. Султан отдал приказ крымскому хану оказать помощь казанцам, и тот, наскоро собрав 30 000 человек, двинулся на Русь. Юный царь во главе  15 000 всадников ринулся навстречу и разгромил незваных гостей наголову. Следом за сообщением о разгроме Девлет-Гирея в Стамбул полетело известие о том, что на востоке стало одним ханством меньше. Не успел султан переварить эту пилюлю – а ему уже передают о присоединении к Москве ещё одного ханства, Астраханского. Оказывается, после падения Казани хан Ямгурчей в приступе гнева решил объявить войну России…
Слава покорителя ханств принесла Ивану IV новых, неожиданных подданных: надеясь на его покровительство, на верность Москве добровольно присягнули сибирский хан Едигер и черкесские князья. Северный Кавказ оказался так же под властью царя. Нежданно-негаданно для всего мира – в том числе и для самой себя – Россия в считанные годы увеличилась в размерах более чем вдвое, вышла к Черному морю и оказалась лицом к лицу с огромной Османской империей. Это могло означать только одно: страшную, опустошительную войну.

Кровные соседи

Поражает туповатая наивность ближайших советников царя, столь любимых современными историками, – так называемой «Избранной рады». По собственному признанию этих умников, они неоднократно советовали царю напасть на Крым, покорить его, подобно ханствам Казанскому и Астраханскому. Их мнение, кстати, разделят спустя четыре века множество современных историков. Дабы нагляднее понять, как глупы подобные советы, достаточно заглянуть на Североамериканский континент и спросить у первого встречного, пусть даже обкуренного и необразованного мексиканца: является ли хамское поведение техасцев и военная слабость этого штата достаточным основанием, чтобы напасть на него и вернуть исконные мексиканские земли?
И вам сразу ответят, что нападёте-то вы, может быть, и на Техас, а вот воевать придется с Соединенными Штатами.
В XVI веке Османская империя, ослабив свой напор на других направлениях, могла вывести против Москвы раз в пять больше войск, нежели позволяла себе мобилизовать Россия. Одно только Крымское ханство, подданные которого не занимались ни ремеслом, ни земледелием, ни торговлей, было готово по приказу хана посадить на коней всё своё мужское население и неоднократно ходило на Русь армиями в 100-150 тысяч человек (некоторые историки доводят эту цифру до 200 000). Но татары были трусливыми разбойниками, с которыми справлялись отряды в 3-5 раз меньшие по численности. Совсем другое дело – сойтись на поле боя с закалёнными в боях и привыкшими покорять новые земли янычарами и сельджуками.
Позволить себе подобную войну Иван IV не мог.
Соприкосновение границ случилось неожиданно для обеих стран, а потому первые контакты соседей оказались на удивление миролюбивыми. Османский султан прислал русскому царю письмо, в котором дружелюбно предложил на выбор два возможных выхода из сложившейся ситуации: либо Россия предоставляет волжским разбойникам – Казани и Астрахани – прежнюю независимость, либо Иван IV присягает на верность Великолепной Порте, входя в состав Османской империи вместе с покоренными ханствами.
И уже в который раз за многовековую историю в покоях русского правителя подолгу горел свет и в мучительных думах решалась судьба будущей Европы: быть ей или не быть? Согласись царь на османское предложение – и он навсегда обезопасит южные границы страны. Султан уже не позволит татарам грабить новых подданных, и все грабительские устремления Крыма будут обращены в единственном возможном направлении: против извечного недруга Москвы, Литовского княжества. В таком случае быстрое истребление врага и возвышение России станет неизбежным. Но вот какой ценой?..
Царь отказывается.
Сулейман отпускает крымские тысячи, которые использовались им в Молдавии и Венгрии, и указывает крымскому хану Девлет-Гирею нового врага, которого ему предстоит сокрушить: Россию. Начинается долгая и кровопролитная война: татары регулярно рвутся в сторону Москвы, русские отгораживаются многосотверстовой Засечной Чертой из лесных буреломов, крепостей и земляных валов с вкопанными в них кольями. На защиту этой гигантской стены ежегодно заступает 60-70 тысяч воинов.
Ивану Грозному ясно, да и султан неоднократно подтверждал это своими грамотами: нападение на Крым будет расценено как объявление войны империи. А пока русские терпят, османы тоже не начинают активных военных действий, продолжая уже начатые в Европе, Африке и Азии войны.
Сейчас, пока у Османской империи руки связаны сражениями в других местах, пока османы не собираются наваливаться на Россию всей своей мощью, есть время для накопления сил, и Иван IV начинает энергичные преобразования в стране: в первую очередь он вводит в стране режим, который впоследствии был назван демократией. В стране отменяются кормления, институт назначаемых царем воевод заменяется местным самоуправлением – земскими и губными старостами, избираемыми крестьянами, ремесленниками и боярами. Причём новый режим насаждается не с тупым упрямством, как сейчас, а расчётливо и разумно. Переход на демократию производится… платно. Нравится воевода – живи по-старому. Не нравится – местные жители вносят в казну сумму от 100 до 400 рублей и могут выбирать себе в начальники кого захотят.
Преобразуется армия. Самолично участвуя в нескольких войнах и сражениях, царь прекрасно знает про основную беду войска – местничество. Бояре требуют назначения на посты согласно заслугам своих предков: коли дед командовал крылом войска, значит, и мне тот же пост положен. Пусть дурак, и молоко на губах не обсохло: но всё равно пост командира крыла – мой! Не хочу старому и умудренному опытом князю подчиняться, потому как сын его под рукой моего прадеда ходил! Значит, не я ему, а он мне подчиняться должен!
Вопрос решается радикально: в стране организуется новая армия, опричнина. Опричники клянутся в преданности одному лишь государю, и карьера их зависит только от личных качеств. Именно в опричнине служат и все наёмники: у России, ведущей долгую и тяжелую войну, хронически не хватает воинов, но зато имеется достаточно золота, чтобы нанять себе вечно нищих европейских дворян.
Кроме того, Иван IV активно строит церковно-приходские школы, крепости, стимулирует торговлю, целенаправленно создает рабочий класс: прямым царским указом запрещается привлекать землепашцев на любые работы, связанные с отрывом от земли, – работать на строительстве, на заводах и фабриках должны рабочие, а не крестьяне.
Разумеется, в стране находится немало противников столь стремительных преобразований. Вы только подумайте: простой безродный помещик вроде Бориски Годунова может дослужиться до воеводы просто потому, что он храбр, умен и честен! Вы подумайте: родовое имение царь может выкупить в казну только потому, что хозяин плохо знает своё дело и крестьяне от него разбегаются! Опричников ненавидят, про них распускают гнусные слухи, против царя организуются заговоры – но Иван Грозный твёрдой рукой продолжает свои преобразования. Дело доходит до того, что на несколько лет ему приходится разделить страну на две части: опричнину для тех, кто желает жить по-новому и земство для тех, кто хочет сохранить старые обычаи. Однако, несмотря ни на что, он добился своего, превратив древнее Московское княжество в новую, могучую державу – Русское царство.

Империя наносит удар

В 1569 году кровавая передышка, состоявшая из непрерывных набегов татарских орд, закончилась. У султана, наконец-то, нашлось время и для России. 17 000 отборных янычар, усиленных крымской и ногайской конницей, двинулись в сторону Астрахани. Царь, всё ещё надеясь обойтись без крови, отвёл с их пути все войска, одновременно пополнив крепость припасами продовольствия, порохом и ядрами. Поход провалился: туркам не удалось протащить с собой артиллерию, а воевать без пушек они не привыкли. К тому же, обратный переход через неожиданно холодную зимнюю степь стоил жизни большинству турок.
Через год, в 1571 году, обходя русские крепости и сбивая малочисленные боярские заслоны, Девлет-Гирей довёл до Москвы 100 000 всадников, поджёг город и вернулся назад. Иван Грозный рвал и метал. Покатились боярские головы. Казнённых обвиняли в конкретной измене: упустили врага, не сообщили вовремя о набеге. В Стамбуле потирали руки: разведка боем показала, что русские не умеют сражаться, предпочитая отсиживаться за крепостными стенами. Но если лёгкая татарская конница не способна брать укрепления, то опытные янычары умели откупоривать их очень даже хорошо. Московию было решено покорять, для чего Девлет-Гирею придавалось 7000 янычар и пушкари с несколькими десятками артиллерийских стволов – брать города. Заранее назначались мурзы в пока ещё русские города, наместники в ещё не покоренные княжества, делилась земля, купцы получали разрешение на беспошлинную торговлю. Осваивать новые земли собрались все мужчины Крыма от мала до велика.
Огромная армия должна была войти в русские пределы и остаться там навсегда.
Так оно и случилось…

Поле брани

6 июля 1572 года Девлет-Гирей дошёл до Оки, наткнулся на 50 000-ную армию под командованием князя Михаила Воротынского (многие историки оценивают численность русской армии в 20 000 человек, а османской – в 80 000) и, смеясь над глупостью русских, повернул вверх вдоль реки. Возле Сенькина брода он без труда разогнал отряд из 200 бояр и, переправившись через реку, двинулся к Москве по Серпуховской дороге. Воротынский поспешил следом.

Загадки истории

С невиданной в Европе скоростью на русских просторах перемещались огромные конные массы – обе армии передвигались налегке, верхом, не отягощенные обозами.
Опричник Дмитрий Хворостинин крался по пятам татар до деревни Молоди во главе 5000-ного отряда из казаков и бояр и только здесь, 30 июля 1572 года, получил разрешение атаковать врага. Ринувшись вперед, он втоптал в дорожную пыль татарский арьергард и, помчавшись дальше, врезался у реки Пахры в основные силы. Слегка удивившиеся подобной наглости, татары развернулись и бросились на небольшой отряд всеми своими силами. Русские кинулись наутёк – враги устремились за ними, преследуя опричников до самой деревни Молоди, и тут захватчиков поджидал неожиданный сюрприз: обманутая на Оке русская армия стояла уже здесь. И не просто стояла, а успела соорудить гуляй-город – передвижное укрепление из толстых деревянных щитов. Из щелей между щитами по степной коннице ударили пушки, из прорубленных в бревенчатых стенках бойниц громыхнули пищали, поверх укрепления хлынул ливень стрел. Дружный залп смёл передовые татарские отряды – словно огромная рука смахнула со стола ненужные крошки. Татары смешались – Хворостинин развернул своих воинов и снова ринулся в атаку.
Подходившие по дороге конные тысячи одна за другой попадали в жестокую мясорубку. Уставшие бояре то отходили за щиты гуляй-города, под прикрытие плотного огня, то бросались во всё новые и новые атаки. Османы, торопясь уничтожить неведомо откуда взявшуюся крепость, кидались на штурм волна за волной, обильно заливая русскую землю своею кровью, и только опустившаяся тьма остановила бесконечное смертоубийство.
Утром османской армии открылась истина во всей её ужасающей неприглядности: захватчики поняли, что угодили в ловушку. Впереди по Серпуховской дороге стояли прочные стены Москвы, позади пути в степь отгораживали закованные в железо опричники и стрельцы. Теперь для незваных гостей речь шла уже не о покорении России, а о том, чтобы выбраться назад живыми.
Последующие два дня прошли в попытках спугнуть перегородивших дорогу русских – татары осыпали гуляй-город стрелами, ядрами, кидались на него в верховые атаки, надеясь прорваться в оставленные для прохода боярской конницы щели. Однако к третьему дню стало ясно, что русские скорее умрут на месте, чем позволят незваным гостям убраться восвояси. 2 августа Девлет-Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать русских вместе с янычарами.
Татары прекрасно понимали, что на сей раз идут не грабить, а спасают свою шкуру, и дрались как бешеные собаки. Накал битвы достиг высочайшего напряжения. Доходило до того, что крымчане пытались разломать ненавистные щиты руками, а янычары грызли их зубами и рубили ятаганами. Но русские не собирались выпускать извечных грабителей на волю, дать им возможность отдышаться и вернуться снова. Кровь лилась весь день – но к вечеру гуляй-город продолжал всё так же стоять на своём месте.
В русском стане лютовал голод – ведь гоняясь за врагом, бояре и стрельцы думали об оружии, а не о еде, попросту бросив обоз с припасами продовольствия и питья. Как отмечают летописи: «В полках учал быть голод людям и лошадям великий». Тут следует признать, что наравне с русскими воинами жажду и голод терпели немецкие наёмники, которых царь охотно брал в опричники. Однако немцы тоже не роптали, а продолжали драться не хуже других.
Татары пребывали в бешенстве: они привыкли не драться с русскими, а гнать их в рабство. Османским мурзам, собравшимся править новыми землями, а не умирать на них, тоже было не до смеха. Все с нетерпением ждали рассвета, чтобы нанести завершающий удар и наконец-то разбить хрупкое с виду укрепление, истребить прячущихся за ним людей.
С наступлением сумерек воевода Воротынский взял с собой часть воинов, по лощине обошёл вражеский лагерь и затаился там. А ранним утром, когда после дружного залпа по атакующим османам навстречу им устремились бояре во главе с Хворостининым и завязали жестокую сечу, воевода Воротынский неожиданно ударил врагам в спину. И то, что начиналось как битва, мгновенно превратилось в избиение.

Арифметика

На поле у деревни Молоди защитники Москвы полностью вырезали всех янычар и османских мурз, на нём погибло почти всё мужское население Крыма. И не только простых воинов – под русскими саблями полегли сын, внук и зять самого Девлет-Гирея. Имея, по разным оценкам, то ли втрое, то ли вчетверо меньше сил, нежели у врага, русские воины навсегда устранили исходящую из Крыма опасность. Живыми удалось вернуться не более чем 20 000 из отправившихся в поход бандитов – и более уже никогда Крым не смог восстановить своих сил.
Это было первое крупное поражение за всю историю Османской империи. Потеряв на русских границах за три года почти 20 000 янычар и всю огромную армию своего сателлита, Великолепная Порта отказалась от надежд завоевать Россию.
Огромное значение имела победа русского оружия и для Европы. В битве при Молодях мы не только отстояли свою независимость, но и лишили Османскую империю возможности увеличить свои производственные мощности и армию примерно на треть. К тому же, для огромной османской провинции, которая могла возникнуть на месте России, путь дальнейшей экспансии имелся только один – на запад. Отступая под ударами на Балканах, Европа вряд ли устояла бы даже несколько лет, увеличься турецкий натиск хоть ненамного.

Последний Рюрикович

Остаётся ответить только на один вопрос: почему про битву при Молодях не снимают фильмы, не рассказывают о ней в школе, не отмечают праздниками её годовщину?
Дело в том, что битва, определившая будущее всей европейской цивилизации, случилась в правление царя, которому не положено быть не то что хорошим, но и просто нормальным. Иван Грозный, величайший царь в истории Руси, фактически создавший ту страну, в которой мы живём, – вступивший в правление Московским княжеством и оставивший после себя Великую Россию, был последним из рода Рюриковичей. После него на престол вступила династия Романовых – и они сделали максимум возможного, чтобы принизить значение всего, сделанного предыдущей династией и опорочить величайших из её представителей.
Согласно высочайшему указанию, Ивану Грозному назначено быть плохим – и вместе с памятью о нём была запрещена и великая победа, с немалым трудом добытая нашими предками.
Первый из династии Романовых отдал шведам побережье Балтийского моря и выходы к Ладожскому озеру. Его сын ввёл наследственное крепостное право, лишив промышленность и сибирские просторы вольных работников и переселенцев. При его правнуке была сломана созданная Иваном IV армия и уничтожена промышленность, снабжавшая оружием всю Европу (одни только Тульско-Каменские заводы продавали на запад в год до 600 орудий, десятки тысяч ядер, тысячи гранат, мушкетов и шпаг).
Россия стремительно скатывалась в эпоху деградации.

http://larichev.org/zapreshhjonnaja-pobeda/

0

7

Тайны Финской войны полная версия
30 Ноября 1939 г. началась советско-финская война.

Авторский фильм Кирилла Набутова, посвященный исследованию причин, началу и ходу советско-финской войны. В фильме используется множество ранее не публиковавшихся документов и кадров кинохроники, показываются реконструированные по моделям тех лет образцы вооружения и снаряжения.Согласно спискам, составленным уже после Великой Отечественной, с финского фронта в 1939—1940 годах не вернулось 131 476 человек. По некоторым данным, в эти списки не попало до 20—25 процентов погибших, так что истинное число погибших
неизвестно.

http://www.youtube.com/watch?v=sWT3io4IuxM

0

8

Российская империя в цветных фотографиях

Цикл цветных фотографий, отснятых в далёком 1911 году. Откуда сто лет назад взялся цвет? Как это было сделано?
Ведь ещё совсем недавно - лет 50-60 назад цветное фото было не то, чтобы экзотикой, но чрезвычайно редким. Ещё на моей памяти псевдо цветные раскрашенные снимки.

Талантливый химик, увлечённый фотограф, выпускник Петербургского технологического института, Прокудин-Горский к 1906 году публикует ряд статей, посвящённых принципам цветной фотографии. В этот период он так усовершенствовал новый метод, обеспечивший одинаковую цветочувствительность всего спектра, что мог уже делать цветные снимки, подходящие для проекции. Тогда же он разрабатывает и свой метод передачи цветного изображения, основанный на разделении цветов на три составляющие. Он снимал объекты 3 раза через 3 фильтра - красный, зеленый и синий. Получалось 3 черно-белых позитивных пластины.

Для последующего воспроизведения изображения он использовал трёхсекционный диапроектор с синим, красным и зелёным светом. Все три изображения с трёх пластин проецировались на экран одновременно, в результате чего присутствующие имели возможность видеть полноцветные изображения. Будучи к 1909 году уже известным фотографом и редактором журнала "Фотограф-любитель", Сергей Михайлович получил возможность осуществить свою давнюю мечту - составить фотолетопись российской империи.

По рекомендации Великого князя Михаила он излагает свой план Николаю II и получает самую горячую поддержку. На протяжении последующих нескольких лет правительство выделяло Прокудину-Горскому специально оснащённый железнодорожный вагон для поездок с целью фотографического документирования жизни империи.

За время этой работы было отснято несколько тысяч пластин. Отработана технология вывода цветного изображения на экран.

А самое главное - создана галерея прекрасных фотографий, беспрецедентная по качеству и объёму. И впервые подобная серия снимков была разложена на цвета. Тогда лишь с целью вывода с помощью диапроектора на экран.

Необычна и дальнейшая судьба этих фотографических пластин. Прокудин-Горский сумел после смерти Николая II выехать сначала в Скандинавию, потом в Париж, захватив с собой практически все результаты многолетних трудов - стеклянные пластины в 20 ящиках.

"В 1920-х годах Прокудин-Горский проживал в Ницце, и местная русская община получила драгоценную возможность просмотра его картин в виде цветных слайдов. Сергей Михайлович был горд тем, что его труд помогал молодому русскому поколению на иноземной почве понять и запомнить, как выглядела их утраченная родина, - в своем наиболее реальном виде, с сохранением не только цвета, но и духа ее".

Коллекция фотопластин пережила и многочисленные переезды семьи Прокудина-Горского, и немецкую оккупацию Парижа.

В конце 40-х годов возник возник вопрос о публикации первого "Истории русского искусства" под общей редакцией Игоря Грабаря. Тогда же - о возможности снабжения его цветными иллюстрациями. Тут-то и вспомнила переводчица этого труда, княгиня Мария Путятина, о том, что в начале века ее свекор, князь Путятин, представил царю Николаю Второму некоего профессора Прокудина-Горского, который разрабатывал метод цветной фотографии путем цветоделения. По ее сведениям, сыновья профессора проживали изгнанниками в Париже и были хранителями коллекции его снимков.

В 1948 году представитель Рокфеллеровского фонда Маршалл приобрел у Прокудиных-Горских около 1600 фотопластинок за сумму 5 000 долларов. С тех пор пластины долгие годы хранились в библиотеке Конгресса США.

Недавно только кому-то пришла в голову мысль попробовать отсканировать и совместить 3-пластиночные фотоработы Прокудина - Горского на компьютере. И случилось почти чудо - казалось, потерянные навсегда образы ожили."

http://cont.ws/post/108394

Цветные фото Российской империи начала 20 го века.
http://www.youtube.com/watch?v=_SKIFpFNtA4

0

9

Русский календарь. 1 апреля. В этот день

1 апреля 1930 года коллегия наркомата земледелия РСФСР приняла постановление «О местах поселения кулацких хозяйств, выселяемых из районов сплошной коллективизации». Им предписывалось создавать поселки, которые должны были располагаться вне пограничной полосы. По возможности далеко от железных дорог, шоссейных и водных путей.

«При отводе сельскохозяйственных угодий для поселков с кулацкими хозяйствами, – говорилось в постановлении, – необходимо учесть, что земли должны быть худшего качества…» Указывалось также, что работоспособные члены семьи расселяемых кулаков «могут использоваться на лесозаготовках и сплаве, по лесоустройству и лесохимии, на дорожных работах и т.д.»

По сути это было постановление о применении геноцида к так называемым кулакам и членам их семей, то есть к наиболее трудолюбивой части крестьянства. И хотя национальная принадлежность жертв в документации не указывалась, самые страшные потери понесли русские (особенно казаки), украинцы и белорусы. Ближайшими сподвижниками Сталина в проведении коллективизации были Андреев, Яковлев-Эпштейн, Бауман и Каминский, в Сибири усердствовал в выборе самых гиблых мест для поселения «кулаков» Роберт Эйхе. Кроме Андрея Андреева, все они были репрессированы в конце 30-х годов.

https://pp.vk.me/c633921/v633921499/1eaed/-K00QKGM19U.jpg

1 апреля В 1809 году родился великий русский писатель Николай Васильевич Гоголь.

http://knowhistory.ru/100-1-aprelya.html

В этот день 1 апреля
http://blogrev.livejournal.com/1818165.html

0

10

5 сентября 1918 года большевики объявляют красный террор. В этот день был опубликован декрет Совета народных комиссаров:

    Необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам.

На самом деле террор начался с первых дней взятия власти большевиками. И ему не мешал даже формальный запрет на смертную казнь. Новая власть существовала в юридическом хаосе, когда одни распоряжения входили в противоречие с другими. С одной стороны, официально смертная казнь была отменена, с другой стороны, чекисты имели право расстреливать на месте «спекулянтов и саботажников». Кроме того, большевики активно поощряли бессудный террор на местах.

Любопытно, что до революции большевики были яростными противниками смертной казни. Когда меньшевики позднее указывали на это Ленину, он невозмутимо отвечал, дескать, единственный довод против смертной казни — это когда она применяется к трудящимся, а когда к эксплуататорам, то это хорошо и правильно.

Самым фанатичным сторонником террора в партии был Ленин. Еще в 1901 году он открыто заявлял об этом и позже не изменял своим принципам.

Формальным обоснованием красного террора стало убийство в Петрограде Урицкого и покушение на самого Ленина. Разумеется, это только предлог. В действительности с политическими противниками большевики расправлялись и раньше. Все отличие заключалось в том, что теперь террор стал настолько всеобъемлющим, что уже не имел никакого отношения к реальным делам и поступкам. Если прежде большевики преследовали только своих открытых недоброжелателей, то теперь ставили к стенке всех подряд, исключительно по факту принадлежности к определенному классу (!).

Причем проводился он не просто без суда, но и без какой-то логики. К примеру, убивают где-нибудь в деревне коммуниста, а в ответ в местном областном центре красные расстреливают 100 «бывших русских», никак к этому делу не причастных.

Кровавая пелена заволокла большевикам глаза. Порой бессмысленные расправы походили на какие-то кровавые жертвоприношения, когда не нужен был повод или основание для убийств — просто почему бы не убить, когда ты можешь убить? Даже видных коммунистов передергивало от размахов террора и необузданности ЧК. Но Ленин был непреклонен. Он всячески настаивал на усилении накала борьбы — мол, что мы за мямли, тюти, рохли, мало казним угнетателей? Надо больше! Чтобы не слишком шокировать обывателей, Владимир Ильич прикрыл тылы — запретил любую критику методов ЧК на страницах партийной прессы.

Современные красные историки неуклюже оправдываются, мол, красный террор был всего лишь ответом на террор белый. Эту пропагандистскую чушь мы подробно разбирали в нашем большом материале. Если кратко, то красные с самого начала косили русских тысячами, жестоко и без разбора вырезая целые семьи на основе классовой принадлежности. Белые никогда не достигали подобных «высот», ожесточившись лишь со временем — видя творимое красными преступниками беззаконие.

При этом если ближе к центру большевики старались вести террор централизованно, контролируя действия палачей, то на местах и в провинции ситуацию не контролировали вовсе и убитых не считали. Со стороны всё это не сильно отличалось от вторжения какого-нибудь Исламского государства. То же уничтожение неверных, то же разрушение памятников и исторического наследия.

Формально красный террор был отменен в ноябре 1918 года. Но фактически он продолжался еще несколько десятилетий. Уже валившийся в могилу Ленин произнес:

    Величайшая ошибка думать, что НЭП положил конец террору. Мы еще вернемся к террору.

Старый сифилитик не врал. Вернулись — в 1937 году. Да так, что сами ужаснулись. О том, как адская машина репрессий пожирала своих детей — наш поучительный рассказ.
https://sputnikipogrom.com/wp-content/u … ginal.jpeg

https://sputnikipogrom.com/calendar/all … ber-1918-2

Белый террор глазами большевиков: большой разбор новой книги о зверствах белогвардейцев

    КнигиИсторияРоссия18 января 2017 г.

Самый противоречивый момент русской Смуты XX века — репрессии эпохи Гражданской войны. И 100-летие Февральского и Октябрьского переворотов 1917 года, которое мы с горечью отметим в этом году, вновь оживило несколько поутихшую дискуссию. Мнений о «красном» и «белом» терроре — множество. Сегодня мы предлагаем вам ознакомиться одним из них.

Первые два стереотипа относительно хорошо известны. Напомним о них вкратце. Представление, господствовавшее в советское время: «красный» террор был мерой временной и вынужденной. Объявило его советское правительство якобы в ответ на «белый террор буржуазии» в сентябре 1918 года.

По другой версии, насилие большевиков обусловлено самой сутью коммунистической идеологии. Для большевиков террор — не столько способ борьбы, сколько инструмент строительства «нового общества». Жестокость белых в этой схеме — принципиально другое явление, не более чем «эксцессы на почве разнузданности власти и мести». Ничего общего с частой гребенкой, которой коммунисты гребли из жизни целые социальные слои. До середины 1980-х такая точка зрения была представлена преимущественно в эмигрантской и зарубежной литературе. После «архивной революции» конца 1980-х начала 1990-х годов, развернувшейся после крушения СССР, появилась она и в России.

Существует, наконец, третья точка зрения. «Виноваты все, и не виноват никто». Этот подход особенно популярен в последнее время. Якобы у всех участников Гражданской войны в России была своя правда. Мол, и «белые», и «красные» одинаково любили свою страну и хотели ей достойного будущего. И ради этого не останавливались перед жесточайшим террором. Таким образом, «красный» и «белый» террор уравниваются. Один из заметных приверженцев такой позиции — профессор Казанского университета Алексей Литвин. По его мнению, «красные, белые, зеленые армии и карательные отряды, воюющие в 1918–1922 гг. со своим собственным народом, были одинаково преступны и ответственны за свои лиходейства».

О том же — книга, о которой сегодня пойдёт речь, «Хроника белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917-1920 гг.)». Автор — кандидат исторических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета Илья Сергеевич Ратьковский. Работа выпущена издательством «Алгоритм», годом издания указан 2017-й, но фактически она поступила в продажу в ноябре 2016 г. В первые недели в одном только интернет-магазине «Лабиринт» книга Ратьковского поставила рекорд по количеству просмотров и заказов. Та же картина наблюдается и на сайте другого крупнейшего российского интернет-магазина Ozon.ru. Дело может быть в том, что об этой теме написано на удивление мало. О красном терроре и репрессиях 1920–1930-х годов в постсоветский период выпущены сотни монографий и научных исследований. А книг, посвященных репрессиям белых, именно на уровне мейнстрима известно значительно меньше. Уже одно это обстоятельство обеспечивает работе Ратьковского некоторый оттенок сенсационности.

Аннотация написана в том же духе — обещает развенчание исторических мифов и прочие срывы покровов:

«Поэтизируя и идеализируя Белое движение, многие исследователи заметно преуменьшают количество жертв на территории антибольшевистской России и подвергают сомнению наличие законодательных основ этого террора. Имеющиеся данные о массовых расстрелах они сводят к самосудной практике отдельных представителей военных властей и последствиям „фронтового“ террора. Историк И.С Ратьковский, опираясь на документальные источники (приказы, распоряжения, телеграммы), указывает на прямую ответственность руководителей белого движения за них не только в прифронтовой зоне, но и глубоко в тылу. Атаманские расправы в Сибири вполне сочетались с карательной практикой генералов С. Н. Розанова, П. П. Иванова-Ринова, В. И. Волкова, которая велась с ведома адмирала А. В. Колчака».

Но ладно: идеология — идеологией, а историческая наука — это историческая наука. Можно было ожидать, что в книге, написанной ученым (пусть и исповедующим левые взгляды), будет содержаться действительно новая информация. Увы: c первых страниц предисловия понятно, что ожиданиям не суждено оправдаться. Труд Ратьковского повергает в недоумение. Думается, автор ошибся в выборе самой методологии исследования.

Прежде всего, вызывает вопросы определение «белого террора». Пытаясь опровергнуть фрагментарный и стихийный характер белых репрессий, Ратьковский идет по пути расширительного толкования определения «белый террор». Он относит к его проявлениям любые акции антибольшевистских сил, а не только собственно «белых» армий.

Так, в числе «белых» оказываются… украинские «самостийники» и другие сепаратисты, участники антибольшевистских крестьянских восстаний и даже интервенты. На наш взгляд, такая концепция изначально порочна, так как неоправданно расширяет понятие «белого террора». Говоря о «белом терроре», следует вести речь исключительно об актах насилия и репрессиях, которые проводились на территориях, контролируемых Белым движением.

В результате в качестве жертв «белого террора» в книге фигурируют, например, погибшие от рук неизвестных; погибшие в ходе боевых действий; убитые в ходе этноконфессиональных конфликтов. В жертвы белогвардейцев записаны даже люди, погибшие в Бакинской резне. Но ее устроили турецкие войска, занявшие Баку 15 сентября 1918 года. Да и резали турки не коммунистов, а армян, независимо от политических взглядов последних.

Мало того, в качестве «репрессий и самосудов» Ратьковский преподносит внезапные нападения белых на позиции красных. Сугубо военные эпизоды! Например, на с.65 книги сообщается о «вероломном уничтожении» казаками красногвардейского продотряда. Случай произошел 16 (3) апреля 1918 года в станице Софийской рядом с городом Верным (теперь Алматы). Командир продотряда потребовал выделить ему 1000 пудов хлеба. Станичники обещали подумать. На следующий день хлеба они не принесли, и внезапно напали на продотрядовцев, зарубив на месте 79 красногвардейцев. Перед нами — типичный эпизод типичной Гражданской войны, основу которой поначалу как раз и составляли внезапные нападения и засады. Но автор относит его к разряду именно «репрессий и самосудов».

Ранее, на с.63, автор цитирует из дневника деятеля Белого движения, генерала Михаила Дроздовского, тот эпизод, где описывается взятие Каховки:

«При занятии противоположного берега прикончили одного заспавшегося красногвардейца, в городе добили 15 вооруженных (выделено нами — „Спутник и Погром“), замешкавшихся или проспавших, да по мелочам и в Любимовке — всего им обошелся этот день человек в 32 — 35».

Как видим, перед нами в основном характерные эпизоды боевых столкновений Гражданской войны. Несмотря на это, автор уверенно включает их в свою хронику «репрессий и самосудов» на территориях, контролируемых антибольшевистскими силами. Включены и случаи, которые вовсе не имеют отношения к заявленной проблематике. Такие, например, как провозглашение Уфимской директории в сентябре 1918 г. (с.149) или начало боев колчаковцев с алтайскими красными партизанами (с.291), или занятие белыми войсками Кизляра (с.205).

Безусловно, все эти факты были, и их следует изучать. Но включение их в хронику «белого террора» выглядит странно.

Да и в целом в книге Ратьковского немало странностей. На с. 27 читаем об убийстве «неизвестными лицами» красногвардейца в Самаре 30 ноября 1917 года. А на с. 73 узнаем, что 14 (1) мая 1918 года в Ростове-на-Дону неизвестные «сорвали попытку проведения находившимися на нелегальном положении большевиками первомайской демонстрации, обстреляв демонстрантов». Спрашивается, на каком основании эти эпизоды отнесены к «белому террору»? Из чего вообще следует, что убийцы принадлежали к контрреволюционному лагерю, а не были, например, обыкновенными уголовниками?

Кстати, в книге нет критики источников. Сомнительные факты трактуются как непреложные. Не подвергаются сомнению даже откровенно шаткие свидетельства вроде материалов советского агитпропа даже не 1920-х, а 1950–1970-х гг., постсоветской коммунистической прессы и информации с развлекательных порталов.

Например, в качестве источника информации о расстреле белогвардейцами в ночь на 28 сентября 1918 года 26 членов Стерлитамакского ревкома (с.161–162) автором указана ссылка на… «информационно-развлекательный портал города Стерлитамака» (с.392). Несколькими страницами ранее Ратьковский цитирует… запись из «Живого Журнала» — воспоминания жительницы села Макашевка Байчуровского района Воронежской области, Варвары Максимовой. В них рассказано о зверском убийстве «белыми» беременной жены коммуниста (с.130–131). Хорошо, семейное предание как источник может иметь ценность. Но подавать его как факт, не проверив, — довольно грубая подтасовка. То же относится и к пропагандистским материалам, опубликованным в советской печати, а также к публикациям в коммунистической прессе новейшего времени. Например, в качестве одного из источников информации о белом терроре автор приводит ссылку на… сайт Приморского отделения КПРФ (с.426)! Это «свидетельство» некого В. Двужильного, жителя Дальнегорска — о том, как проходили похороны белого генерала Владимира Каппеля:

«Состоялось отпевание в церкви, где еще только вчера вечером бандиты атамана Красильникова штыками закололи пленных пулеметчиков-партизан. Еще не остыла кровь убитых, а принявший командование на себя генерал Войцеховский распорядился произвести салют в честь Каппеля. Через час был дан другой „салют“ — расстреляли всех пленных (всего 100 человек) партизан, большевиков и сочувствующих им. Правда, в начале их было 97, но затем для ровного счета добавили еще троих, в том числе и мастера, делавшего гроб для Каппеля…» (с.331).

Автор много ссылается на советские газеты (и даже на советскую пропаганду, причём позднейшую, 70-х и 80-х годов). Достоверность этой информации понятна — красные пропагандисты редко стесняли себя фактами. Составить объективную картину террора в годы Гражданской войны в России, опираясь исключительно на газеты и мемуары, в принципе очень тяжело — да и те автор использует большей частью советские! Согласитесь, странно цитировать приказы белых военачальников о борьбе с красными партизанами, в том числе, взятии заложников, ссылаясь… на советскую прессу. Между тем один из таких приказов, подписанный генералом Константином Сахаровым (с.298–300), воспроизводится автором с указанием на «Известия Петроградского Совета» (с.421).

Ратьковский активно цитирует воспоминания «возвращенцев». Речь о тех участниках Белого движения, которые вернулись в Советскую Россию, попали под амнистию и написали воспоминания о своей службе у белых. Прежде всего, это воспоминания генерала Якова Слащева; полковника Ивана Калинина, бывшего военного прокурора при Врангеле; генерала Евгения Достовалова. После завершения Гражданской войны все они вернулись в СССР и поступили на службу к большевикам. Понятно, что мемуары эти писались в угоду политической конъюнктуре и под диктовку ОГПУ. Вернувшись из эмиграции, бывшие видные участники Белого движения должны были в первую очередь показать бесперспективность борьбы с большевизмом, ее «антинародный» характер. Речь о сделке по умолчанию: публикация «идеологически верных» саморазоблачительных мемуаров в обмен на спокойную жизнь.

Небольшое примечание: надо сказать, что в отношении этих трех возвращенцев советский режим свою часть сделки не выполнил. Слащева застрелили в Москве в 1929 году, якобы на почве личной мести. Убийцу признали невменяемым, дело сдали в архив, а стрелка… выпустили на свободу. Достовалова и Калинина арестовали и расстреляли в конце 1930-х годов.

Справедливости ради отметим, что недостоверность приводимых свидетельств время от времени признает и сам автор. Он, например, упоминает, что названные советскими источниками цифры жертв «белых» расстрелов в отдельных случаях, вероятно, завышены. Так, Ратьковский указывает, что опубликованное в советской печати якобы перехваченное чекистами письмо одного из инициаторов расправ над большевиками, начатых в мае 1918 в Новочеркасске после занятия города восставшими донскими казаками, с указанными в нем цифрами расстрелянных пленных, «безусловно, должно рассматриваться критически» (с.71). Тем не менее, сваливая в одну кучу многократно растиражированные, выдернутые из общего контекста цитаты из мемуаров, более-менее подтвержденные факты и откровенно сомнительные источники, автор фактически обесценивает собственное исследование.

Еще один недостаток книги Ратьковского — практически полное отсутствие ссылок на архивные документы. В крайнем случае, они уже опубликованы в интернете.

Кто не с нами, тот террорист

Дискуссия о красном и белом терроре ведется довольно давно. Есть научные исследования, наглядно опровергающие советские идеологические клише, и популярная литература на эту тема. В том числе изданы книги и о белом терроре.

Особенности репрессивной политики белых режимов и их отличие от большевистской системы насилия рассмотрены в работах российских и зарубежных историков, писателей и публицистов: Сергея Волкова, Василия Цветкова, Руслана Гагкуева, Кирилла Александрова, Игоря Симбирцева и других. Обобщить их выводы можно так:

1. «Красный террор» — официальный юридический термин, который напрямую использовался в советских декретах, приказах ВЧК и распоряжениях органов власти. «Белый террор» — это во многом условная категория. Впервые этот термин появился осенью 1918 года, после убийства председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушения на Ленина (оба теракта были совершены членам партии эсеров). Название придумали и начали употреблять именно большевики — во многом, для оправдания и легитимизации собственных преступлений.

2. Сами участники Белого движения и другие антибольшевистские силы не обозначали свои действия именно как «террор». Напомним, что террор — идеологически обоснованное, законодательно закрепленное запугивание и уничтожение целых общественных групп. В качестве «белого террора» большевики и их сторонники обычно преподносили а) действия как белых правительств и армий, так и аналогичные действия со стороны «левых» партий, направленные против советской власти; б) карательные акции интервентов.

В число проявлений «белого террора» советские пропагандисты включали любое сопротивление захвату власти большевиками. Получалось, всякий, кто против «красных» — террорист. Тем самым «белый террор» изображается как предшествующий красному («не сопротивлялись бы — не пришлось бы расстреливать»({{1}}). Кажется, автор придерживается этой достаточно архаичной концепции. Следуя подобной логике, «террористическим» и преступным было само сопротивление власти большевиков — партии, которая утвердилась в ходе государственного переворота и не являлась законным правительством. Когда в стране происходит вооруженный захват власти — борьба с этим злом является долгом всякого законопослушного гражданина. Как справедливо заметил историк Кирилл Александров, «сопротивление новой власти допускалось не только с морально-нравственной точки зрения, но и должно было стать долгом каждого гражданина Российского государства в соответствии с действующим на момент Октябрьского переворота 1917 законодательством»({{2}}). Таким образом, Белое движение стало реакцией на вооруженный захват власти в стране организацией политических экстремистов.

Подарить подписку

Именно поэтому в политических программах антибольшевистских режимов провозглашались идеи восстановления законности и правопорядка. На территориях, которые контролировались белыми, действовало законодательство Российской Империи. А в политической жизни даже в условиях военного времени сохранялись начала парламентаризма, идейного плюрализма и уважения к частной собственности. Военная диктатура как форма правления у белых утвердилась не сразу, и обусловила ее специфика Гражданской войны. Эта диктатура носила временный и чрезвычайный характер и не была тождественна революционной диктатуре большевиков.

3. Различными были и изначальные идейные установки противников относительно репрессий. Насилие у красных вовсе не было ответной реакцией на «сопротивление эксплуататорских классов». Оно происходило из сущности большевистской идеологии. В ее основе лежит концепция «классовой борьбы», которая, являлась, по сути, ничем иным, как противопоставлением одной части народа — другой. Или, если угодно, доктриной гражданской войны. Сами руководители большевистской партии не только не отрицали необходимость широкого применения насилия как метода построения «нового общества», но всячески развивали его теоретическую основу.Террором большевики руководили, словно промышленностью и сельским хозяйством. Из центра на места рассылались специальные директивы, в которых указывалось, кого и в каком количестве следует репрессировать. Давались конкретные указания о мерах, применяемых к «вражеским элементам». Согласно большевистской идейной установке, человека могли репрессировать не за конкретные преступления или оппозиционные взгляды, но и за принадлежность к определенным социальным слоям.

Идейная установка белых была принципиально иной. В основе ее — не уничтожение и подавление «вражеских классов», но ликвидация носителей большевистской идеологии. Отсюда разница и в масштабах репрессий, и в количестве жертв. По мнению историка С.Волкова, если реализация «красной» идеологической установки (осуществление «мировой революции», «ликвидация эксплуататорских классов») «предполагает и требует сотен тысяч, если не миллионов людей (самых разных убеждений)», то «белая» идейная установка — «лишь ликвидации функционеров проповедующей это конкретной партии». Наконец, отрицание террора в широком смысле — вопрос собственного выживания. «Буржуазии», с точки зрения ее «классовых» интересов, просто нет никакого резона уничтожать другие классы (трудно представить себе фабриканта, мечтающего перебить своих рабочих)({{3}}).

4. Разница в подходах к репрессиям отражена и в законодательных актах Белого движения. Там есть определенная совокупность правовых норм, устанавливающих наказание за «большевизм» и за участие в революционном движении. Большевики и другие участники Гражданской войны на стороне красных назывались «виновными в насильственном посягательстве на изменение существующего государственного строя». Также «красным» инкриминировались преступные деяния общеуголовного характера. Иными словами, то, что со стороны большевиков считалось «классовой борьбой» и «советским строительством», белыми властями характеризовалось как государственные преступления. Большевизм при этом считался преступной идеологией. Борьба с ней должна была проходить «во всех сферах общественной жизни и в «мировом масштабе»({{4}}).

Таким образом, «белые» правительства не ставили во главу угла истребление и дискриминацию целых общественных групп. Речь шла именно о наказании носителей идей революционного экстремизма. Их хотели наказать за конкретные преступления. Необходимо отметить, что правовые нормы, регулирующие вопросы применения репрессий к большевикам, во многом находились в зачаточном состоянии. Те, что имелись, не были достаточно проработаны и подвергались частым изменениям, «обусловленным ходом военных операций, несогласованностью белых правительств и другими факторами». При этом нельзя утверждать, что в случае победы над большевиками страну ждал бы «массовый белый террор». Так, на территориях, которые контролировались белыми армиями, на протяжении 1919 года и в дальнейшем неоднократно провозглашались амнистии чинам Красной армии и всем, кто перейдет на сторону белых. Подобного рода амнистии не исключались и после окончания боевых действий({{5}}).

5. Естественно, случались и самочинные расправы. Большинство этих актов — самоуправства отдельных военачальников и армейских частей. Проще говоря, эксцессы на почве озлобленности и мести. Интенсивность и жестокость «белых» репрессий и самосудов обусловлена множеством факторов. Например, неспособностью верховного командования контролировать целый ряд подразделений, практиковавших особенно беспощадный террор. Другой фактор — степень сопротивления неприятеля и лояльность местного населения. В большинстве случаев насилие со стороны белых намеренно провоцировалось советским подпольем. Оно совершало диверсии на военных объектах и террористические акты, занималось активной агитационной и пропагандистской работой среди гражданских.

Тем не менее эти эксцессы официально не поощрялись, в то время как у красных насилие власти и самосуды шли рука об руку. По сути, «Белой армии была присуща жестокость, свойственная войне»({{6}}). Но — войне и только.

Да, сохранились военные приказы белых военачальников о расстреле пленных коммунистов в боевой обстановке, и жестких (даже жестоких) мерах по борьбе с партизанами. Но всё это невозможно поставить в один ряд с советскими декретами и приказами ВЧК о массовых бессудных расстрелах. Красные зачастую убивали совсем невинных заложников, отбиравшихся по классовому принципу. Более того, белое командование пыталось хотя бы декларативно ограничить насилие и самоуправство военных. Так, генерал Сергей Розанов, допустив явные перегибы при подавлении восстания в Енисейской губернии, был вскоре отстранен Колчаком и переведен на Дальний Восток. Некоторые распоряжения белого командования против необоснованных реквизиций, расстрелов и грабежей (впрочем, делая акцент на других моментах, как, например, выведение из строя заводов и фабрик в случае отступления белых войск), приводит в своей книге и Ратьковский (с.232–234).

Интересно, что многие факты, изложенные в книге Ратьковского, — вовсе не факты. Речь о данных, которые на сегодняшний день убедительно опровергнуты новейшими достижениями российской исторической науки. Так, на с.29 книги рассказано о расправе отряда есаула Забайкальского округа Григория Семенова над членами Маньчжурского совдепа в декабре 1917 года. Семенов в своих мемуарах отрицал этот факт. Но советская пропаганда десятки лет распространяла слухи о том, что члены совдепа были именно зверски убиты. А как было на самом деле? Схваченных семеновцами большевиков выслали в Читу, куда они прибыли невредимыми и даже дали пресс-конференцию({{7}}).

Чрезвычайно мифологизирован и эпизод, связанный с расправой японских и белых войск над селом Ивановка в Амурской области близ Благовещенска. Инцидент произошел в марте 1919 года. Автор в основном повторяет советскую версию событий. Согласно ей, эта карательная акция — беспощадное массовое убийство беззащитных жителей села, включая женщин и детей. Автор называет принятую советской историографией цифру в 257 жертв (с.218–219).

А теперь рассмотрим контекст. Акция японцев и забайкальских казаков весной 1919 года стала ответом на краснопартизанское повстанческое движение. Село Ивановка было в регионе одним из самых «красных». Сначала оно дало 13 рот бойцов для кровавого подавления антибольшевистского мятежа атамана Гамова в Благовещенске в марте 1918 года. Тогда, напомним, большевики вырезали до полутора тысяч мирных жителей. Затем село оправило к повстанцам основную часть мужского населения. Именно из Ивановки, прогнавшей белую власть, тысячи партизан готовили в феврале 1919 года наступление на Благовещенск. Партизаны рвались к Благовещенску, но японцы и белые, хоть и с большими потерями, отбились — 22 марта 1919 года японский отряд разгромил партизан, обстреливавших солдат по дороге к Ивановке. Партизаны укрылись в деревне и дали бой. Многие жертвы японцев и белых погибли именно в ходе боев за село, оказывая сопротивление. Несколько женщин и детей, вероятно, были случайными — и, увы, неизбежными в таких случаях, — случайными потерями. При этом информацию о полном уничтожении Ивановки нельзя назвать правдой. Ивановские события расследовались особой комиссией. Она выяснила, что в селе, где даже после ухода мужчин в партизаны оставалось не меньше 3 тысяч жителей, погибли 208 мужчин, 9 женщин и 4 детей, а также 7 китайцев. Сгорело 67 домов, 95 амбаров, 42 сарая, 4 лавки. Общие убытки — более миллиона рублей.

Резюмируя: в огромном партизанском селе убиты заметная часть мужского населения и несколько детей и женщин, ставших, вероятно, случайными жертвами. Также сожжено 7–8 процентов жилых домов. Примечательно, что уже довольно скоро сгоревшие амбары и сараи были в пропагандистских целях суммированы с 67 домами. Итог — пресловутые 200 сожжённых зданий, постоянно упоминающиеся в советской литературе({{8}}).

В целом, повторимся, эксцессы со стороны белых, безусловно, случались. Не отрицали этого и сами белые. Вопрос лишь в масштабах и конкретике. Многие свидетельства «белого террора» на поверку оказываются либо преувеличенными, либо полностью искаженными. Примером тому служит история расстрела группы крымских большевиков в марте 1919 года. Ратьковский приводит советскую версию этой расправы. Арестованных якобы вывезли из симферопольской тюрьмы, затем погрузили в вагоны и на полустанке Ойсул (ныне село Астанино Ленинского района, железнодорожная ветка Владиславовка-Керчь) расстреляли. Охрана изрешетила вагон из пулеметов, выживших добили (с.218). Неподготовленного читателя описание этой массовой казни поражает своей бессмысленной жестокостью. При этом у Ратьковского начисто отсутствует информация о том, кем были убитые большевистские функционеры.

Между тем этот момент очень важен — в том числе как ключ к пониманию того, кем являлись типичные жертвы «белых» репрессий и самосудов. Расстрелянные на полустанке Ойсул были организаторами и активными участниками «Варфоломеевских ночей» в Евпатории в январе-марте 1918 года. Красные тогда убили не менее 300 человек. Особенно запомнилась евпаторийцам преступная семья Немичей (Немичевых).

Три сестры — Антонина, Варвара и Юлия — входили в состав трибунала, разбиравшего дела арестованных. «Революционное правосудие» сестрам помогали вершить супруг Юлии, солдат Василий Матвеев, и сожитель Антонины, Феоктист Андриади. Обязанности в семье распределялись следующим образом: Юлия опрашивала заключенных и оценивала степень «контрреволюционности», а ее муж определял «буржуазность». Антонина следила за исполнением приговоров. Брат революционных Мойр, Семен Немич, принимал активное участие в организации евпаторийской Красной гвардии, и стал ее командиром. Одновременно он состоял в военно-революционном комитете и выдавал исполнителям списки лиц, приговоренных к расстрелу.

Позже сестры Немич вошли исполком Евпаторийского Совета, и продолжили семейный бизнес «борьбы с буржуазией». Так, Варвара входила в состав военно-революционного штаба — чрезвычайного органа, созданного для борьбы с контрреволюцией. Юлия стала комиссаром совета по социальному обеспечению. Она, говоря языком советского канцелярита, «удовлетворяла материальные нужды трудящихся за счет экспроприаций и контрибуций». Говоря по-русски — распределяла отобранное имущество расстрелянных и арестованных. Антонина вошла в состав так называемой «разгрузочной комиссии» Евпатории. Она «проводила в жизнь акты против контрреволюционных элементов», а когда убивать стало некого, занялась «вопросами народного просвещения».

Организаторами массовых убийств в Евпатории в 1918 года были и другие расстрелянные на полустанке Ойсул: матрос Виктор Груббе (Грубе) и бывший сельский учитель Николай Демышев. В январе 1918 года последний также входил в состав революционного трибунала. Впоследствии стал председателем исполкома Евпаторийского Совета. По его личному распоряжению в ночь на 1 марта 1918 года в городе схватили по заранее приготовленным спискам и убили около 30–40 человек — в основном зажиточных горожан и 7–8 офицеров. На автомобилях их тайно вывезли за город и расстреляли на берегу моря. При этом красные объявили, что на город совершили нападение анархисты, увезшие людей в неизвестном направлении.

После падения советской власти в Крыму весной 1918 года, когда полуостров заняли войска кайзеровской Германии, названных выше большевиков арестовали. Их посадили в тюрьму, где поначалу содержали в «весьма неплохих условиях, включая качественную еду, собственные постели, встречи с посетителями»({{9}}).

Хотя расстрел этой группы большевиков мог быть актом возмездия, его обстоятельства весьма странны. Непонятно, зачем конвоирам понадобилось устраивать столь изощренную казнь, да еще везти заключенных так далеко.

Ситуацию проясняет сохранившийся рапорт начальника конвоя. Там сообщается, что арестованные были убиты при попытке обезоружить охрану и устроить побег({{10}}). Понятно, почему советская пропаганда растиражировала именно версию бессмысленной и беспощадной расправы, умалчивая о том, чем прославились Немичи и другие расстрелянные. Сегодня имена этих деятелей увековечены в топонимике Евпатории. А их останки в 1921 года были торжественно перезахоронены в центре города, который они терроризировали.

Уже на этих примерах видно, с какой осторожностью следует относиться к фактам антибольшевистских репрессий, приведенных в советской литературе.

Оценка соотношения и характеристика «красного» и «белого» террора дана не только в специальных исследованиях. Она есть в исчерпывающем фундаментальном труде «История России с древнейших времен до наших дней». Готовили книгу сотрудники Института российской истории РАН. Заглянем в текст. Отмечая, что «массовая незаконная расправа с политическими противниками» в годы Гражданской войны была свойственна всем враждующим сторонам, авторы признают, что, «тем не менее, красный террор был первичным явлением, белый — производным». И делают вывод: «красный террор коренился в самой природе Советской власти, в ее стремлении насильственно перестроить мир на новых началах».

В общем, специалисты сходятся во мнении: красный террор — это государственная система. Ее насаждали сверху уже в первые месяцы существования большевистского режима. Белый же террор «выступал в качестве эксцессов на местах, с которыми пусть вяло, непоследовательно, но вели борьбу носители белой идеи»({{11}}).

Даже поверхностное и выборочное перечисление актов красного террора — огромный объем информации. Это и живые свидетельства, и официальные документы, и расстрельные списки и директивы, и выдержки из публичных выступлений советских партийных и государственных деятелей. Террор белых иллюстрируется одними и теми же избитыми эпизодами. Многие из них к тому же нуждаются в детальной проверке.

Резюмируя, можно сказать, что Ратьковский, провозглашая своей целью развеять «многие стереотипные представления о практике белых репрессий», потерпел неудачу. Он лишь подтвердил правоту своих оппонентов.

https://sputnikipogrom.com/russia/64862 … rror-book/

0

11

Карибский кризис
9 сент
Ровно 53 года назад мир оказался на краю к гибели. Соединенные Штаты и СССР имели все шансы превратиться в неуютную реальность компьютерной игры Fallout. Никогда до октября 1962-го и никогда после него две ядерные сверхдержавы не были так близки к полномасштабной ядерной войне, как тогда. В отечественной историографии этот конфликт носит название Карибского кризиса, в американской — Кубинского ракетного кризиса.

cuba-cover-v2

Сверхдержавы едва не уничтожили друг друга из-за сущих пустяков. В далекой и маленькой стране с райским тропическим климатом произошло неприметное восстание. Одного диктатора сверг другой. Ничего выдающегося, совершенно обычная для тех мест история. В тот день, когда Кастро провозглашал себя главой государства и отменял выборы, которые должны были состояться после революции, никто не мог себе представить, что из-за этого молодого человека едва не погибли десятки миллионов человек.

Начать стоит с Турции. Казалось бы, при чём здесь Турция? Какое отношение она имеет к Кубе и США? Но именно размещение американских ракет в Турции советское правительство использовало в качестве предлога для установки своих ракет на Кубе. Вообще, поначалу отношения СССР и Турции были весьма дружественными и отличались даже некоторым подобострастием со стороны большевиков. Турция Ататюрка стала одной из первых стран, с которыми РСФСР установила дипломатические отношения.

banner-cuba

Два молодых революционных государства, в одном из которых к власти пришли националисты, а в другом интернационалисты. Разумеется, националисты интернационалистов всячески дурили. Например, РСФСР передал Турции существенные территории практически в знак доброй воли. И еще добавил денег, оружия и боеприпасов, причем в разгар Гражданской войны. Большевики даже закрывали глаза на убийства Ататюрком турецких коммунистов. Турки отблагодарили интернационалистов по всем правилам восточной халвы: Ворошилову во время визита в Турцию разрешили посидеть почетным гостем на параде и даже подарили золотые часы. Однако после смерти Ататюрка отношения между Турцией и СССР стали ухудшаться. Вошедший во вкус после Второй мировой войны Сталин вдруг понял: ребята, нас обманули 25 лет назад!

В 1946 году СССР предъявил Турции территориальные претензии, потребовав вернуть обратно все земли, которыми товарищ Ленин наградил османов в 1921 году. Турки «нажаловались старшим», после чего их незамедлительно приняли в НАТО, а СССР пришлось добровольно отказаться от территориальных претензий, выставив себя в идиотском виде. С тех пор Турция рассматривала СССР только как потенциального врага и сделалась своеобразным форпостом США. В конце 50-х годов американцы под руководством знаменитого фон Брауна разработали баллистическую ракету средней дальности PGM-19 Jupiter. Первоначально «Юпитеры» планировалось разместить во Франции, но Де Голль как раз в то время начал много о себе воображать и с США поссорился. Тогда американцам пришлось разместить пару эскадрилий таких ракет в Италии. Узнав об этом, турки захотели такие же, ссылаясь на претензии (к тому времени уже отозванные) со стороны СССР. Американцы согласились — Турция оказалась даже удобнее Италии, ведь она непосредственно граничила с советским Союзом.

cuba0
Американская карта основных экономических регионов СССР на 1962 г. У 15-го региона (Грузинская и Армянская ССР) была общая граница с Турцией

Советское правительство забеспокоилось. На Италию еще можно было закрыть глаза, но размещение ракет в приграничной Турции — серьезный шаг. Тем более PGM-19 по тем временам считались весьма опасными. Очень быстрая подготовка к запуску, небольшое время полета и ядерные заряды 1,44 мегатонны — все это заставляло понервничать.

Тем не менее красные не предпринимали никаких резких шагов. Помог случай. Кастро во всеуслышание объявил себя коммунистом, и в Кремле поняли, что сама судьба послала им шанс пощекотать нервы американцам.

Вообще-то Кастро никаким коммунистом на самом деле не был, а был сыном богатого землевладельца и получил лучшее из возможных на Кубе образование. В 1952 году на острове произошел новый переворот и к власти пришел очередной диктатор Батиста, ловкий мулат, сменивший имя и пробившийся на вершины кубинской власти. Благодаря доверительным отношениям с лидерами американского преступного мира, он превратил Кубу во второй Лас-Вегас. Туда начали активно инвестировать средства американские гангстеры, которых постепенно выживало из страны и бизнеса правительство США, а также организованные мормоны, активно вкладывавшиеся в «цитадели порока» в Неваде.

Конечно, Батиста вел себя как диктатор — плевал на Конституцию, ввел цензуру в СМИ и так далее, но по меркам региона его можно было считать большим гуманистом. Например, Фидель Кастро за участие в первом неудавшемся мятеже получил 15 лет лишения свободы и уже через полтора года попал под амнистию. А лидер другого неудавшегося военного заговора против Батисты получил всего восемь лет. В общем, рассказы про кровавого диктатора Батисту — из одной оперы с рассказами большевиков про Николая Кровавого.

Кастро сразу после амнистии уехал в Мексику, откуда через несколько лет приплыл на яхте делать революцию. Дальше начинается революционная мифология про 12 апостолов-революционеров и тому подобная ерунда. При этом в пропагандистских легендах обычно замалчивается интересная деталь: Кастро действовал от имени оппозиционной коалиции, куда входили как левые, так и либералы с националистами.

cuba1
Молодой Кастро

Армия Кубы, ослабленная после заговора военных, не слишком удачно воевала с повстанцами, да и не горела желанием идти в бой. 1 января 1959 года революционеры вошли в Гавану. Сформировалось Временное правительство, в котором самый большой вес имели либералы, а Кастро получил пост всего лишь военного министра. Однако в коалиции почти сразу начался разлад и (по образцу российского Временного правительства) постоянные кадровые перестановки. Хитрый и властолюбивый Кастро последовательными интригами добился поста и. о. премьер-министра и сразу же отменил выборы, Конституцию, приказал национализировать самые поместья и арестовывать контрреволюционеров — контрреволюционерами он объявил прежних соратников по коалиции. Поняв, что где-то надо раздобыть денег, он объявил о национализации крупных предприятий.

В общем, ничего нового. В истории все это уже происходило сотни раз. В СССР даже не обратили на него внимания, решив, что к власти пришел очередной американский «наш сукин сын» — таких в регионе имелись десятки. Да и сам Кастро никаких симпатий к коммунизму не высказывал и поначалу пытался подружиться с Америкой. Однако американцы «своего сукина сына» в Кастро не распознали — от его декретов о национализации явственно попахивало коммунизмом. К тому же на роль ручных диктаторов правительство США предпочитало подбирать людей хоть сколько-нибудь проверенных. Решение пришло быстро — в США бежало множество оппозиционеров из бывшей коалиции, требовалось только дать им денег и ободрить, а дальше они легко могли бы смести еще не успевшего освоиться у власти Кастро.

Американцы начали тайно готовить высадку десанта из оппозиционеров. Операция курировалась ЦРУ. Но несдержанные на язык кубинцы, несмотря на секретность, все же проболтались, и Кастро сумел приготовиться к десанту. Он мобилизовал чуть ли не все население: кто покрепче — в армию, кто послабее — в ополчение. Подготовка высадки затянулась, к тому же в США сменился президент. В общем, пока американцы тянули, Кастро успел собрать достаточно большую армию. Противники же нового диктатора этот фактор недооценили и планировали свергнуть Кастро, у которого каждый третий мужчина на острове превратился в солдата, силами полутора тысяч человек. Разумеется, отряд оппозиционеров сразу был разбит и почти целиком попал в плен в апреле 1961 года.

cuba2
Пленные десантники

Уже в мае 1961 года Кастро, поняв, что удержаться у власти «самому по себе» не удастся, публично объявил о социалистическом характере кубинской революции, переходе к коммунизму и официально запросил помощь у СССР. Советы и раньше оказывали ему небольшую поддержку в условиях экономической блокады Кубы (кроме торговли, кубинцам передали несколько списанных танков времен ВОВ), но скорее на всякий случай — тогда революционеры еще не заявляли ни о каком коммунизма.

Но теперь Советский Союз подошел к делу основательно. На Кубу хлынули красные специалисты, как военные, так и гражданские. Ясно было, что американцы просто так не отступятся — весной 1962 года в США начались крупные учения, по косвенным признакам стало ясно, что готовится высадка на Кубе. Хрущев, тогда совершавший визит в Болгарию, вернулся в Москву и решил обсудить в узком кругу возможность размещения ядерных ракет на Кубе. По словам самого Никиты Сергеевича, эта идея пришла к нему в Софии. В своих воспоминаниях он писал:

Ездил я по Болгарии, а мой мозг неотвязно сверлила мысль: «Что будет с Кубой? Кубу мы потеряем!». Это был бы большой удар по марксистско-ленинскому учению, и это отбросит нас от латиноамериканских стран, понизит наш престиж. И как на нас потом будут смотреть? Советский Союз — такая мощная держава, а ничего не смог сделать, кроме пустых заявлений, кроме протестов и вынесения вопроса на обсуждение ООН, как это случается. На все такие протесты, которыми пользуются в подобных случаях, США и другие империалистические страны почти не обращают внимания. Идет, конечно, дуэль через печать, через радио и потом кончается, все стирается временем и остается так, как сделал агрессор. Это для меня было совершенно ясно. Надо было что-то придумать. Что? Очень сложно найти вот это что-то, что можно было противопоставить США. Естественно, сразу напрашивалось такое решение: США окружили Советский Союз своими базами, расположили вокруг нас ракеты.

И я подумал: а что, если мы, договорившись с правительством Кубы, тоже поставим там свои ракеты с атомными зарядами, но скрытно, чтобы от США это было сохранено в тайне? Надо будет поговорить с Фиделем Кастро, обсудить нашу тактику и цели, которые мы преследуем. Когда все будет обговорено, можно начинать такую операцию. Я пришел к выводу, что если мы все сделаем тайно и если американцы узнают про это, когда ракеты уже будут стоять на месте, готовыми к бою, то перед тем, как принять решение ликвидировать их военными средствами, они должны будут призадуматься. Эти средства могут быть уничтожены США, но не все. Достаточно четверти, даже одной десятой того, что было бы поставлено, чтобы бросить на Нью-Йорк одну-две ядерные ракеты, и там мало что останется. Атомная бомба, сброшенная США на Хиросиму, имела мощность в 20 тысяч т.взрывчатки. А нашу бомбу в миллион тонн еще никто не проверил на себе. Но по нашим испытаниям было известно, что разрушения производятся колоссальные. Я не говорю, что все бы там погибли. Нет, не все бы погибли, но трудно сказать, сколько не погибло бы.

cuba3
Громыко и Хрущев

После беседы с министром иностранных дел Громыко, министром обороны Малиновским и Микояном, Хрущев вынес эту идею на обсуждение в Совете обороны. Приняли решение направить на Кубу делегацию — на разведку. На остров отправились как дипломаты, которые должны были детально обсудить вопрос о ядерных зарядах с Кастро, так и военные, которые должны были оценить местность и оценить, пригодна ли она для незаметного размещения ракет. Армейскую часть миссии возглавлял командующий Ракетными войсками стратегического назначения маршал Бирюзов.

Проблема для советской стороны заключалась в следующем: ракеты требовалось разместить незаметно для американцев. Задача нетривиальная — Куба находится очень близко к побережью США. Американские самолеты могли беспрепятственно летать над островом, наблюдая его как на ладони. Вариант с ракетными шахтами не подходил. Во-первых, инженерные работы сразу же демаскировали советские намерения, во-вторых, на них ушло бы достаточно много времени. Советский союз опасался, что американцы могут высадиться на остров еще до окончания строительства.

Бирюзов оценил местность и решил, что ракеты можно разместить среди пальмовых деревьев, которые послужат для них прикрытием от разведки с воздуха. Конечно, рано или поздно американцы обнаружат установки, но в Кремле на этот счет и не питали никаких иллюзий — важно было успеть разместить ракеты незаметно.

Фидель дал свое согласие, и в Москве начали обсуждать вопрос доставки ракет на Кубу — остров все-таки находился далековато от советской границы. В Генштабе разработали план, который предлагал разместить на Кубе два вида ракет: Р-12 и Р-14 с ядерными боеголовками 1 Мт на каждой. Баллистических ракет средней дальности вполне хватало для удара по Америке с кубинской территории.

    cuba4
    Ракета Р-12 на Красной площади
    cuba5
    Ракеты Р-14

1
2
Prev
Next

Поскольку кубинцы не могли обслуживать и монтировать ракеты, на остров требовалось послать и воинский контингент, и тоже секретно. Чтобы сбить более развитую американскую разведку с толку, для операции выбрали название «Анадырь». Солдатам, направлявшимся на Кубу, выдали зимнее обмундирование: валенки, тулупы, лыжи. Режим секретности был таким жестким, что даже капитаны судов не знали своего маршрута и уже в море вскрыли запечатанные конверты с секретными приказами. Отправка техники и личного состава шла через 6 разных советских портов.

На Кубе планировалось разместить 1 дивизию и два полка РВСН (вместе с обслуживающим персоналом и ремонтными базами), 4 мотострелковых полка, две дивизии и полк ПВО, 11 подлодок и 26 кораблей. Кроме того, на остров отправили устаревшие советские бомбардировщики Ил-28. Первые советские реактивные бомбардировщики уже во второй половине 50-х считались устаревшими и снимались с вооружения. Однако для обороны Кубы они могли пригодиться.

Что касается самих кубинцев, то у них имелась довольно многочисленная армия и отряды ополчения, однако они не умели пользоваться современной техникой. По словам Хрущева:

Главным недостатком кубинской армии было отсутствие у нее должного боевого опыта. Танками они вообще не умели пользоваться. Из опыта партизанской борьбы им было знакомо лишь личное оружие: карабин, автомат, граната, пистолет.

Разумеется, советского контингента не хватило бы на отражение полномасштабного вторжения США — американцы разбили бы его вместе с кубинской армией. Но СССР и не планировал воевать на Кубе. Кремль понимал, что Советский Союз ничего не сможет противопоставить США в случае прямой войны за остров. Во-первых, Куба находилась очень далеко, а доставлять грузы за 11 тысяч километров в условиях военного конфликта — сомнительная идея. Советская военная доктрина предусматривала в основном сухопутные операции с привлечением десанта, тогда как американцы делали ставку на возможность в кратчайшие сроки нанести удар в любой точке земного шара благодаря наличию военных баз, а также большого числа авианосцев. В роли десанта у американцев традиционно выступала морская пехота, способная высадиться на Кубе хоть завтра.

На Карибы потянулись советские корабли. Ради соблюдения маскировки всех военных переодели в штатское. Имелась еще одна проблема: кубинцы совершенно не понимали секретности. Об операции знала только кубинская верхушка. При разгрузке кораблей порты прибытия просто оцепляли, не допуская туда кубинцев, и суда разгружали советские граждане.

...
...
https://sputnikipogrom.com/politics/451 … le-crisis/

Ататюрк и большевики
http://sputnikipogrom.com/asia/turkey/1 … olsheviki/

День в истории: 11 сентября 1941 года. Расстрелян Христиан Раковский

11 сентября 1941 года был расстрелян Христиан Раковский — агент всех разведок, румынский офицер и один из ключевых персонажей раннего большевизма.

https://sputnikipogrom.com/wp-content/u … /1109t.jpg

Раковский вырос в Румынии, но являлся этническим болгарином. Его настоящие имя и фамилия — Кристо Станчев. Псевдоним он взял в честь дедушки-революционера. В 17 лет Раковский перебрался в Швейцарию, где познакомился с Плехановым и у него внезапно случился острый приступ ненависти к русскому царизму. Казалось бы, какое дело румынскому болгарину из Швейцарии до русского царя? Однако Раковский до зубовного скрежета возненавидел монарха. Он так писал в свое автобиографии:

    Еще находясь студентом в Женеве, я ездил в Болгарию, где прочел ряд докладов, направленных против царского правительства. В 1897 г., когда я кончил университет, я выпустил в Болгарии большую книгу «Руссия на Исток», которая годами давала пищу не только болгарской социалистической партии против русского царизма, но и всем так наз. русофобским течениям в Болгарии и на Балканах.

На этой платформе Раковский очень быстро стал продвигаться наверх и уже к 20 годам (!) входил в узкий и элитарный круг топ-менеджеров европейской социал-демократии. Раковский развил бурную деятельность, практически в каждой европейской стране он создал по газете социалистической направленности. Кроме того, он входил в Международное социалистическое бюро II Интернационала, в котором были представлены лидеры крупных мировых социалистических партий.

Раковский в свое время был очень близок к Парвусу и пытался реализовать его платформу — объединить большевиков и меньшевиков. Вместе с тем по своим симпатиям Раковский был ближе к меньшевикам. Стоит отметить, что даже лидеры большевиков неизменно относились к нему с огромным почтением. Ленин неоднократно называл его «настоящим европейцем», что было высшей похвалой из уст Ильича. А Троцкий считал Раковского единственной (после Ленина) фигурой, равной себе. Это действительно очень высокая оценка — самомнение Троцкого не знало пределов, он на всех смотрел свысока.

Стоит отметить, что ярлык «агента всех разведок» прочно прилепился к нему еще до революции. Из нескольких стран его высылали под этим предлогом. Самое смешное, что однажды его выслали из Румынии как болгарского шпиона. В 1915 году Раковский был организатором Циммервальдской конференции, на которой Ленин провозгласил тезисы о перетекании империалистической войны в гражданскую, чем изумил даже левых радикалов. Затем в Румынии Раковский издавал несколько газет, яростно агитировавших против вступления в войну с Германией и Австрией. В итоге к началу революции в России Раковский томился в тюрьме как австро-немецкий агент, будучи при этом офицером румынской армии (!).

Вообще только из Румынии и России его высылали в общей сложности пять раз. Впечатляющий послужной список. Раковский был совершенно джеймсбондовским персонажем. На всяких конференциях представлял интересы одновременно половины европейских социалистических движений. Говорил едва ли не на всех европейских языках (лучше всего на французском), да так хорошо, что никто не мог понять, какой же язык у него родной. Троцкий восхищался им:

    Он вошел в дипломатию готовым человеком и готовым дипломатом не только потому, что он еще в молодые годы умел при случае носить смокинг и цилиндр, но прежде всего потому, что он очень хорошо понимал людей, для которых смокинг и цилиндр являются производственной одеждой.

    Я не знаю, читал ли он хоть раз специальные учебники, на которых воспитываются молодые дипломаты. Но он превосходно знал новую историю Европы, биографии и мемуары ее политиков и дипломатов, психологическая находчивость без труда досказывала ему то, о чем умалчивали книги.

    Никогда не переставая быть самим собою, одинаково уверенно чувствует себя (или, по крайней мере, держит себя) в самых различных условиях и социальных группах. От рабочих кварталов Бухареста до Сен-Джемского дворца в Лондоне.

    Придворный костюм Раковский надевал так же, как во время войны красноармейскую шинель, как и производственную одежду. Но можно сказать не колеблясь, что из всех советских дипломатов Раковский лучше всех носил одежду посла.

    Раковский — одна из наиболее «интернациональных» фигур в европейском движении. Болгарин по происхождению, но румынский подданный, французский врач по образованию, но русский интеллигент по связям, симпатиям и литературной работе (за подписью X. Инсарова он опубликовал на русском языке ряд журнальных статей и книгу о третьей республике), Раковский владеет всеми балканскими языками и тремя европейскими, активно участвовал во внутренней жизни четырех социалистических партий — болгарской, русской, французской и румынской — и теперь стоит во главе последней.

Матерый человечище. Разумеется, большевики нуждались в услугах топового социал-демократического товарища, и после революции заманили его на Украину. Чтобы достойно оценить уровень влияния Раковского в УССР, достаточно сказать, что он одновременно совмещал посты председателя Совета народных комиссаров УССР, председателя местной ЧК, наркома иностранных и внутренних дел одновременно. Такого даже в РСФСР не позволял себе никто. Раковский мог повторить по аналогии с французским королем: «Украина — это я!» При этом он даже не состоял в партии!

Конечно, влияние Раковского было несколько ограниченным из-за того, что в годы Гражданской войны Украина напоминала лоскутное одеяло. Причем каждый отдельный лоскут время от времени менял окраску. Тем не менее Раковский фактически олицетворял собой большевистский аппарат в УССР.

Он остался главой Украины и в первый послевоенный период, когда фактически это было еще полунезависимое государство. Проект будущего СССР еще только готовился, и будущие союзные республики пользовались серьезной самостоятельностью. Например, у Раковского был полностью свой наркомат, действовавший автономно от Москвы.

Именно по этому вопросу Раковский впервые и разругался со Сталиным. Тот предлагал в рамках облегчения управления сделать союзные республики частью СССР. Раковский вовсе не желал урезания своих полномочий и настаивал, что союзные республики должны быть самостоятельны на 9\10. Ленин был ближе к Раковскому в своих взглядах, и Сталин уступил.

Однако вскоре Ильич стал «овощем», и началась борьба за власть. Сталин с соратниками сумел добиться отставки Раковского под предлогом его национал-уклонизма и сепаратизма. Вместо Украины Раковского отослали послом в Лондон, где, по свидетельству Троцкого, ему оказали необычайный прием:

Раковский был приглашен на заседания Исполнительного Комитета лейбористской партии в здании парламента. Случай без прецедентов в истории дипломатии.

Затем Раковский был полпредом во Франции, но там к нему относились с большим подозрением, помня его дореволюционные зигзаги. В 1927 году, после настойчивых требований французов, Раковский вернулся в СССР. К этому времени троцкистов уже разбили. Раковский считался одним из важнейших соратников Троцкого, и сразу же отправился в ссылку на 4 года, а затем еще на 4 года.

В итоге Раковский открестился от троцкистов, но в 1937-м его все равно взяли — как фигуранта Третьего московского процесса. На него повесили службу на английскую разведку, однако не расстреляли, а приговорили к еще 20 годам заключения. Исключительный случай! На важнейших политических процессах никто из личных врагов Сталина (а Раковский был им) не избежал смерти (Радек все же был не настолько влиятелен). Даже Сталин побоялся расстрелять столь видного товарища.

Раковский отбывал срок в Орловском централе. Осенью 1941 года возникла опасность захвата немцами Орла, поэтому Берия предложил уголовников эвакуировать, а политических заключенных перестрелять. На всякий случай, чтобы немцы их не использовали в пропаганде. 8 сентября Военная коллегия Верховного суда подписала всем «политическим» из Орла смертные приговоры. Разумеется, без суда.

11 сентября «политических» вывезли в лес и расстреляли. Всего было казнено 157 человек, включая бывшего лидера левых эсеров Марию Спиридонову и самого Раковского. Уголовных заключенных на следующий день эвакуировали.

https://sputnikipogrom.com/calendar/771 … mber-1941/

0

12

День в истории: 12 сентября 1941 года. Красное зверье выставляет заградотряды

12 сентября 1941 года в РККА созданы заградительные отряды.

Существование заградотрядов в годы ВОВ хранили в тайне от широких масс. Когда в перестройку правда стала известна, она шокировала публику. Ведь все эти годы продвигалась версия, согласно которой все как один советские граждане поднялись на борьбу с нацистами, не щадя жизни.

В РККА заградительные отряды появились в годы Гражданской войны по инициативе Троцкого. В 1918 году Красная армия столкнулась с повальным дезертирством насильно мобилизованных крестьян, поэтому Троцкий распорядился размещать в тылу войск заградительные отряды из «настоящих боевиков». Ленин инициативу одобрил, хотя и выразил сомнение, что она будет действенной. Мол, «русский человек слишком добер и его не хватит на решительные меры революционного террора».

Формально возрождение заградительных отрядов в РККА произошло 27 июня 1941 года. Заградотряды размещались на узловых железнодорожных станциях, дорогах и прочих местах скопления людей. Они должны были выявлять бегущих дезертиров и возвращать их в части. Но это была только проба пера.

В середине июля последовала новая директива. На базе войск НКВД создавались заградительные отряды, но пока в незначительном количестве. По стрелковому взводу на дивизию, по роте на армию, по батальону на фронт. В общем, капля в море. Заградотряды в течение 12 часов должны были провести следствие и передать задержанных военному трибуналу. Только в исключительных случаях им предоставлялось право расстрела дезертиров или шпионов на месте.

Полноценное рождение заградительных отрядов состоялось 12 сентября. Новая директива Ставки приказывала создать в каждой стрелковой дивизии заградительные отряды численностью не менее батальона. Каждый батальон должен иметь танки и грузовики для большей мобильности. Директива так объясняла необходимость подобных отрядов:

    Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окружили!» и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах.

Теперь их задачей был уже не поиск и отлов дезертиров, а предотвращение несанкционированного отступления дивизий. Выявлять зачинщиков паники и убивать их на месте — вот их основная функция. Эти заградительные отряды комплектовались уже не служащими войск НКВД, а прямо из состава армий.

Таким образом, существовали два вида заградительных отрядов. НКВДшные, которые размещались на железнодорожных станциях, дорогах и т. д. — их задачей по-прежнему было выявление дезертиров. И армейские заградительные отряды, которые создавались из военных и подчинялись армейским офицерам. Эти заградительные отряды должны были предотвращать бегство солдат с поля боя.

Современные сталинисты часто ссылаются на воспоминания различных ветеранов, которые утверждают, что никогда не видели заградотряды и не помнят, чтобы по ним кто-то стрелял из своих.

Это легко объяснимо. Действительно, существует миф, будто заградительные отряды встречали бегущих пулеметным огнем и чуть ли не минометами по ним били. В действительности они работали совсем иначе. Небольшие заградотряды патрулировали отдельные участки, и если видели группу красноармейцев, которых тут не должно быть, останавливали ее. Тех, кто казался им зачинщиками (если это были беглецы), задерживали и потом расстреливали перед строем. Остальных под конвоем возвращали на передовую. Дело тут не в гуманизме, а в том, что если стрелять всех подряд — воевать будет некому.

В перестройку правда о заградотрядах стала откровением и воспринималась очень болезненно. Тогда на эту тему писали очень много. На волне чекистского ренессанса нулевых про заградотряды стали писать только хорошее, чуть ли не благодаря им выиграли войну. Но даже в советской армии заградотрядов стеснялись и при первой возможности избавились от них, не дожидаясь конца войны. В 1944 году они были расформированы.
https://sputnikipogrom.com/calendar/all … mber-1941/

0


Вы здесь » РУССКОЕ ДЕЛО. Видео, идеи, информация ... » История » Загадки истории